«На блокпостах бухают и берут по 200 тыс. грн с фуры» – волонтер о контрабанде в АТО

    11 августа, 2015 13:44
    Участник одной из сводных мобильных групп силовиков по противодействию контрабандистам в зоне АТО Роман Доник рассказал UA1 о главной опасности контрабанды и первых результатах работы

    Кому война, кому мать родна – актуальность этой формулы подтверждена вторым годом противостояния на востоке Украины. Пока одни отбивают вражеские атаки, другие делают бизнес на крови, пропуская на оккупированные территории караваны со спиртным, сигаретами, автозапчастями и медикаментами для боевиков.

    Контрабанда и связанные с ней денежные потоки морально разлагают украинских военных и напрямую угрожают обороноспособности армии на передовой. Проблема достигла таких масштабов, что в ситуацию вынужден был вмешаться президент.

    По его распоряжению на передовой созданы и действуют сводные мобильные группы силовиков. В составе каждой представители СБУ, фискальной службы, пограничники, военная полиция, волонтеры. Находящийся второй год на «передке» Роман Доник – один из них.

    В интервью UA1 он рассказал, с чем на самом деле борются мобильные группы и чего они хотят добиться. 

    Роман, расскажите, каким образом контрабанда идет на оккупированные территории и что чаще всего везут?

    Едут фурами в основном не по трассам, а обходными путями, через «зеленку». И абсолютно все идет с коррупционной составляющей – наши блокпосты проезжают за деньги.

    Чаще всего везут продукты, спиртное, медикаменты. Было такое, что замаскировали медикаменты для полевой медицины под детскую гуманитарную помощь.

    Но главная проблема не в товарах, которые туда попадают, а в том, как они туда попадают: за деньги через наши блокпосты.

    По слухам без проблем пройти украинский блокпост стоит сотни тысяч гривен.

    Расценки разные – смотря на каких блокпостах, и с каким товаром едет фура. В среднем на нулевом блокпосту это гривна за килограмм. Но сейчас цены выросли, поэтому может быть дороже. Насколько я знаю, доходит до 200 тыс., если машина с контрафактом, спиртным или сигаретами.

    У нас были такие на блокпосту в поселке Красный Партизан, которые пили с сепарами, братались, дружили. А потом их всех в один прекрасный момент вырезали.

    Цены выросли из-за работы мобильных групп?

    Скорее всего, да. Водители не хотят и боятся ехать, появились риски.

    Вы лишаете блокпосты нелегального заработка, они, в свою очередь, ставят палки в колеса мобильным группам, давая вовремя уйти контрабандистам. Это единичные случаи или массовое явление?

    Наверное, это все-таки система. Получается, что в самый неподходящий момент у нас возникает проблема с проездом через те или иные блокпосты, и это наталкивает на определенные размышления.

    Доказательств у нас нет, но я думаю, что это система. Причем всех военных интересует одно: после того, как они задержали нас в дороге, они охотно дают свои номера телефонов и просят – предупреждайте заранее, когда будете ехать, мы вас пропустим. Это именно то, чего они хотят.

    Как вы считаете, почему солдат на передовой, который побывал под обстрелами, постоянно рискующий своей жизнью, идет на сделку с людьми, поставляющими боевикам шампанское, коньяк и сигареты?

    Я не берусь рассуждать, какие мотивы и в чем там дело. Люди есть разные. И как раз те, которые находятся на блокпостах, сидят, бухают и под обстрелы не попадают.

    У нас были такие в поселке Красный Партизан. Они пили с сепарами, братались, дружили. А потом их всех в один прекрасный момент вырезали. Точно так же будет и с этими.

    То есть, не исключен вариант, что сегодня блокпост за деньги пропустит фуру, а завтра точно так же за деньги сдаст позиции?

    Да, так и есть. Сначала они дружат с контрабандистами, у них совместный бизнес. Они пьют и неизвестно какой информацией делятся.

    При этом надо понимать, что с той стороны работают не просто коммерсанты, там участвуют сотрудники ФСБ. Идет вербовка: кому-то на карточку деньги переводят, кому-то еще что-то, а потом они скажут: у нас есть платежки, что мы тебе отправляли деньги, отрабатывай.

    Я не могу сказать, что есть крыша на уровне руководства АТО. Я слышал об этом, но вижу, что все решается на уровне командиров подразделений. И их никто не крышует.

    Не бывает на войне, что вот так просто человек пропускает фуры, берет деньги, и все хорошо и замечательно. Рано или поздно у него попросят ответную услугу.

    Возможно, частая ротация могла бы повлиять на ситуацию?

    Да, должна быть частая ротация. Многие уже по году сидят на блокпостах и уже прижились. Но очень многие вещи зависят не от солдат, а от командиров.

    На каком уровне идет давление на блокпосты, которые не пропускают контрабанду, насколько высока «крыша»? Она одна для всей зоны АТО или в каждом случае разная?

    Я не могу сказать, что есть крыша на уровне руководства АТО. Я слышал об этом, но вижу, что все решается на уровне командиров подразделений. И их никто не крышует. Конечно, были «решалы», которые приезжали. Даже каких-то эсбеушников задерживали. Но сказать, что по звонку из штаба АТО что-то делается, я не могу.

    Слухи об этом ходят на материковой части: якобы кто-то на уровне генералов крышует. На самом деле такого нет, потому что мы сталкиваемся с тем, что если в одном месте перекрываем контрабандистам кислород, то они самостоятельно пытаются прорваться в другом.

    А кто обычно приезжает «договариваться»?

    В основном те, кто сопровождает грузы. Есть азербайджанцы, есть жители Донецка, есть даже семейная парочка бывших милиционеров. Часто это одни и те же люди.

    Были у нас еще подозрения, что выезжали договариваться военные, но они не пошли на конфликт. Сказали, что приехали нас поддержать.

    Были ли случаи договориться непосредственно с мобильной группой?

    Да постоянно. Каждой мобильной группе предлагают. Но собрался нормальный коллектив, и мы делаем то, что положено. По этому поводу уже возмущаются – мол, невозможно договориться!

    Угрожали?

    Было. И со стороны ВСУ, и решалы, которые приезжали. Периодически бывает, это нормально.

    Представитель Волонтерского десанта в Минобороны Юрий Бирюков признал, что работа мобильных групп по борьбе с контрабандой не слишком эффективна из-за судей, которые своим решением отпускают задержанные фуры и возвращают их контрабандистам. Вы работаете над тем, чтобы как-то повлиять на эту ситуацию?

    У нас нет механизма повлиять на судей, кроме как подключить прессу, чтобы нажаловаться президенту или кому-то еще.

    Судьи у нас вообще никому не подчиняются. По идее есть Высший совет юстиции, и мы надеемся, что хоть кого-то накажут.

    Все эти случаи мы фиксируем, будем передавать документы в контролирующие органы, и надеемся, что это будет как-то двигаться. Фискалы и эсбеушники передают эту информацию своим.

    Судьи боятся только огласки. Некоторые уже вроде как исправились, но только для того, чтобы о них заговорили хорошо. Как только все утихнет, они будут делать то же самое.

    Значит, основные звенья контрабандной цепи – это солдаты на блокпостах, «решалы» и суды?

    Я не могу сказать, что есть какая-то определенная коррупционная схема и суды в нее встроены.

    Есть адвокаты контрабандистов, есть те, кто берет деньги за проезд фуры. Но я бы не говорил, что это выстроено в единую линию. Часто контрабандисты действуют с учетом сложившейся ситуации.

    Вы говорили, что вначале работы мобильных групп на передовой их не поставили на довольствие. Экипажам элементарно нечем было заправиться. Как сейчас обстоят дела?

    Пока никаких улучшений мы не видим.

    За счет чего тогда эти группы существуют, как передвигаются?

    Что-то идет за счет волонтеров. С заправкой – у пограничников есть свои точки, у десантников свои, где можно заправить машины. Но для этого нужно проехать 50 км, а «Хаммер» при этом сжигает треть бака.

    Сейчас идет наработка механизмов, как это все сделать. Бирюкову информация подана, он должен донести ее до Порошенко, и там уже будет приниматься решение.

    Как вы оцениваете эффективность работы мобильных групп?

    Пока никак, о результатах говорить рано. Эта инициатива была заявлена при поддержке президента. Но сейчас все держится на голом энтузиазме.

    Да, кого-то напугали, какие-то расценки поднялись, кто-то затаился. Но пока эта работа не системная, толку по большому счету от нее не будет.

    Задержанные машины следует мобилизовать для АТО. Не будет машин, не будет на чем ездить – не будет и контрабанды.

    Мы знаем, что занимающимся контрабандой людям дана отмашка временно остановится, и сейчас основные каналы стали. Они ждут, пока мы отчитаемся, что победили контрабанду, а потом можно будет продолжить.

    На основе вашего опыта и наблюдений разрабатываете ли вы предложения о законодательных нормах, которые помогли бы решить проблему контрабанды?

    Разрабатываются определенные документы по поводу того, что если фуры контрабандистов нет возможности конфисковать, то их нужно мобилизовать для нужд армии в зоне АТО. Когда не на чем будет возить контрабанду, тогда никто ее возить и не будет.

    Военные администрации в зоне АТО анонсировали создание логистических центров, где жители оккупированных территорий смогут покупать продукты. Как вы считаете, это будет способствовать уменьшению контрабандных потоков?

    Они не решат проблему контрабанды. Контрабанда – это чаще всего спиртное и сигареты, а в логистических центрах будет все, кроме подакцизных товаров.

    Безусловно, у людей появится возможность купить продукты, за которые они сейчас платят в три раза дороже. Но в любом случае что-то будут «тащить», потому что там нужно закрывать потребности по медикаментам, запчастям для машин.

    А вам не кажется, что это сизифов труд: одну фуру задержали – десяток проехало, и так будет продолжаться бесконечно?

    На самом деле это не так уж и бесконечно. Сейчас по админнарушениям у нас нет уголовного наказания, есть административное. Человек получает штраф 17 тыс. грн. Я не могу сказать, что это маленькие деньги, – каждый оштрафованный на такую сумму водитель будет опасаться потерять их второй раз. Поэтому желающих все меньше.

    И мое мнение – задержанные машины следует мобилизовать для АТО. Не будет машин, не будет на чем ездить – не будет и контрабанды.

    Теги: АТО контрабанда Минобороны СБУ сепаратисты блокпост
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив