За семью замками: что скрывает МВД

    11 марта, 2016 11:48
    Несмотря на все попытки реформирования, силовое ведомство остается самой закрытой госструктурой, не желающей терять контроль над информацией и финансами

    «Министр Аваков, скажите, пожалуйста, что я не права, и это недоразумение – буду рада быть неправа», – обратилась к министру МВД эксперт Агентства по вопросам электронного правительства Украины Яника Мерило.

    С марта нынешнего года она обязалась публиковать списки госорганов, которые отчаянно сопротивляются реформам в сфере открытия баз данных и переводу услуг в доступный и удобный электронный формат. И первым ведомством в списке Мерило, своего рода тормозом №1, оказалось МВД.

    Еще совсем недавно министр Арсен Аваков заявлял: «МВД преобразовано в гражданский орган управления, будем говорить, в такой открытый хоум-офис с четким разграничением сервисных и правоохранительных функций, что соответствует общепринятым нормам и европейским стандартам». Но реальность оказалась далека от европейских образцов.

    Министерство упорно отказывается упрощать доступ к услугам и передавать свои полномочия Центрам предоставления административных услуг (ЦПАУ) на местах. МВД ни при каких условиях не хочет расставаться со своими базами данных и платными сервисами, стараясь любой ценой сохранить контроль над информацией и денежными потоками от платных сервисов.

    По словам Мерило, МВД создает свои сервисные центры. «Это для меня вообще не совсем понятно, так как некоторые функции по коалиционному договору должны были передать местным самоуправлениям, а некоторые можно ЦПАУ», – уверена эксперт.

    МВД продолжает оставаться одним из самых закрытых ведомств, настоящей территорией молчания.

    При этом отказ передавать свои полномочия в министерстве никак не объясняют. «Нет, не будем. Почему? На основе чего? Запрещает что? Ну, вот просто нет, и все», – озвучивает позицию чиновников Мерило.

    Кроме того, по закону МВД обязано передать базу данных реестра жителей местным властям каждого города. Ориентировочная дата окончания этой процедуры – 4 апреля 2016 года. Но пока передачу таких данных министерство полностью блокирует.

    «Начинается опять игра – нет, мы передумали, может, и не отдадим. Какие данные передадим? Получите – увидите. Заранее ничего не скажем. И вообще передадим ли, тоже еще не знаем», – приводит пример общения с министерством Мерило.

    И это лишь верхушка айсберга правоохранительной системы, принцип работы которой сейчас полностью соответствует буддистскому «ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу».

    Несмотря на оптимистичные сообщения о невиданных ранее реформах, МВД продолжает оставаться одним из самых закрытых ведомств, настоящей территорией молчания, за границы которой информация либо не выходит вообще, либо поступает настолько дозировано, что получить картину происходящего в министерстве практически невозможно.

    Зона молчания

    То, что в МВД не спешат делиться информацией, стало понятно еще в октябре прошлого года, когда были презентованы первые открытые госреестры – недвижимости и земли. Среди них должен был быть и реестр владельцев автотранспорта, который готовились открыть 6 октября 2015 года.

    Но тогда руководство МВД, сославшись на сложности с объединением локальных и региональных баз данных автотранспорта, пообещало открыть доступ к информации позднее.

    Через два месяца, в начале декабря, на сайте министерства действительно появился баннер этой услуги. Но поиск был некорректным, работал с множеством ошибок, и на следующий день сервис удалили с сайта, пообещав его доработать.

    С тех пор прошло уже почти три месяца, но результата по-прежнему нет – МВД не слишком торопится делиться своей информацией.

    Показательным с той точки зрения, насколько это ведомство закрыто, а  циркулирующая в нем информация – засекречена, стало также судебное разбирательство по поводу открытия базы данных МВД: кто, за какие заслуги и каким огнестрельным оружием был награжден.

    Иск подал Алексей Святогор, которому в министерстве категорически отказались предоставить эти сведения, что противоречило не только здравому смыслу, но и нормам права.

    И лишь Киевский апелляционный админсуд поставил точку в разгоревшемся споре, постановив, что информация о награждении граждан Украины по определению не может быть секретной.

    Вердикт суда гласит: «Такая награда – это всегда публичное проявление поощрения гражданина государством. Поэтому информация о награжденных лицах по своей природе является публичной и доступ к ней ограничен быть не может».

    Закрытость министерства тщательно прикрывают лозунгами о проведении невиданных доселе реформ.

    Пеленой секретности окутана и работа некоторых подразделений МВД, например, Полиции охраны – бывшей Государственной службы охраны. Эта структура претендует на монополию по охране огромного количества объектов.

    Монополия – это отсутствие конкуренции и стабильно высокая цена, о чем сейчас и говорят на рынке охранных услуг. МВД уже предлагает охрану в несколько раз дороже, чем в альтернативных структурах.

    При этом сведения о прайсе на услуги Полиции охраны являются закрытой информацией, как сообщили UA1 в этой структуре. Хотя на сайте любого уважающего себя охранного агентства вы без труда найдете подробные цены на каждый вид услуг.

    Впрочем, для ознакомления не доступны не только прайсы, но и декларации о доходах руководства Полиции охраны. Сотрудников региональных отделений – пожалуйста, в свободном доступе, а вот руководства – нет.

    Да и любую другую информацию от МВД добыть непросто. Чаще всего информационные запросы граждан перебрасывают из одного департамента в другой, ссылаясь на то, что это не в их компетенции. В результате внятного ответа на свой вопрос вы из министерства не получите.

    Вот один из ярких примеров этой отработанной до мелочей тактики. На запрос в министерство относительно особенностей работы Национальной полиции UA1 получил ответ, что это в компетенции самой полиции, она и ответит.

    А в Национальной полиции, в свою очередь, также ответили, что это не в их компетенции – круг замкнулся. 


    По факту вся открытость министерства – это отчеты пресс-службы о достижениях патрульной полиции и вояжах министра Авакова. Перспективы работы ведомства? Последнее сообщение рубрики «Планы работы МВД» на официальном сайте датируется сентябрем прошлого года. Либо планов нет, либо они тоже засекречены.

    Отчет об использовании бюджетных средств? Чтобы выложить в открытый доступ финотчет ведомства за 2014 год, МВД понадобилось около года – он был опубликован лишь в октябре 2015-го.


    Кризис доверия

    «Не доверяйте нам. Особенно не доверяйте словам. Судите нас по делам и строго», – рекомендовала украинцам первый замминистра внутренних дел Эка Згуладзе.

    Выполнить ее рекомендацию сегодня проще простого: как можно доверять ведомству, информацию из которого невозможно получить, данные которого засекречены, к информационным базам которого вопреки закону нет доступа?

    При этом закрытость министерства тщательно прикрывают лозунгами о проведении невиданных доселе реформ.

    В лучших традициях двойных стандартов с трибун звучит одно, а в реальности происходит совершенно другое.

    Попросите любого чиновника МВД назвать топ-10 реформ его ведомства за два года пребывания Арсена Авакова на посту министра. Ничего, кроме проекта «Моя новая полиция», никто вам не назовет.

    Особо продвинутые блеснут стандартной и весьма сомнительной троицей – децентрализация, деполитизация и гуманизация ведомства. Больше никто ничего не вспомнит, потому что вспоминать нечего.

    И в лучших традициях двойных стандартов с трибун звучит одно, а в реальности происходит совершенно другое.

    «Нам нужна институциональная революция. Нам нужны Майданы – сотни, в каждом из наших учреждений», – озвучивала Згуладзе планы реформирования ведомства.

    А всего два месяца спустя после этого выступления глава Одесского облуправления Нацполиции Гиорги Лорткипанидзе заявил: «Из моего прямого подчинения были выведены несколько ключевых подразделений, в частности, Управление борьбы с экономической преступностью, Управление противодействия наркопреступности и Межрайоный регистрационно-экзаменационный отдел Госавтоинспекции».

    По его словам, это именно те структуры, при реформировании которых он столкнулся с отчаянным сопротивлением на уровне высшего руководства МВД в Киеве.

    Теги: реформы МВД Арсен Аваков Эка Згуладзе электронное правительство национальная полиция яника мерило лорткипанидзе
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив