За фасадом реформы Авакова. Что скрывает переаттестация полицейских

    14 июня, 2016 15:03
    Министр МВД закладывает бомбу замедленного действия под власть президента

    За полгода Арсену Авакову удалось избавиться от «неудобных» людей, аттестовавших полицейских, и сконцентрировать в своих руках абсолютную власть над силовиками.

    «Мы не хотим дальше выступать ширмой процесса, который, по нашему мнению, превращается в показуху», – так прокомментировал выход своей общественной организации из процесса переаттестации полицейских представитель волонтерского объединения «Комбат.юа» Павел Кащук.

    Вместе с ним об окончании сотрудничества с Нацполицией и МВД заявили и представители двух других авторитетных общественных организаций – «Автомайдана» и «Народного тыла».

    Наметившийся крах реформы МВД заложен далеко не в недостатках нормативных документов и ошибках переаттестации, как может показаться на первый взгляд. Все намного серьезнее.

    Тщательно отбирая и сохраняя на ключевых постах старые милицейские кадры, Аваков, по сути, расставляет своих людей на всех уровнях системы.

    Милиционеры, которых стараниями министра и его советников уберегли от увольнения, автоматически становятся лояльны министру и готовы к тому, что рано или поздно от них потребуют ответную услугу. Вопрос лишь в том, что именно у них попросят.

    Аваков сконцентрировал в своих руках практически абсолютную власть не только над Нацполицией и Нацгвардией. В его распоряжении боевые добровольческие батальоны, вошедшие в состав Нацгвардии, и спецназ.

    Все это происходит на фоне крайне напряженных отношений между двумя главными политсилами страны – Блоком Петра Порошенко и «Народным фронтом». То, что представители этих партий, мягко говоря, недолюбливают друг друга – очевидный факт. В прессу даже попадали отголоски межпартийных разборок.

    И лишь необходимость поддерживать жизнеспособную парламентскую коалицию удерживает эти партии от прямой конфронтации.

    Но такая ситуация вряд ли сможет продолжаться бесконечно – рано или поздно взаимные подозрения и затаенные обиды начнут прорываться в виде громких заявлений, обвинений и разоблачений. И нельзя исключать того, что партийные разборки могут окончиться арестами.

    Тут-то ключевую роль начнут играть подконтрольные НФ силовики. Сейчас Аваков сконцентрировал в своих руках практически абсолютную власть не только над Нацполицией и Нацгвардией. В его распоряжении боевые добровольческие батальоны, вошедшие в состав Нацгвардии, и спецназ.

    Это вооруженные по последнему слову формирования с опытом ведения боевых действий, проведения разведывательной и диверсионной деятельности. По сути, это отдельная армия, подчиняющаяся исключительно Авакову.

    В Киеве количество людей, оценивших работу полицейских на «отлично», сократилось с 13,9% в апреле до 2,4% в мае.

    Вместе с этим в среде подконтрольных министру добровольческих батальонов авторитет Порошенко не слишком высок, и есть много недовольных его политикой бойцов и командиров. А это уже прямая угроза и самому президенту, и всей президентской вертикали. И контролирует степень этой угрозы лично министр МВД.

    Уже сейчас видно, что местные власти на уровне глав областей, которых утверждает именно президент, не имеют никакого влияния на областные полицейские подразделения – они им не подчиняются, выполняя лишь приказы министра.

    Яркий тому пример – спецназ, 19 мая этого года атаковавший работников Житомирской кондитерской фабрики, которые пытались пройти на свои рабочие места согласно решению суда.

    Тогда полицейские дубинки жестко прошлись еще и по заместителю мэра Житомира Алексею Ясюнецкому и нескольким депутатам местного совета. А прибывший на место побоища глава области Сергей Машковский лишь констатировал, что полицейское руководство его просто игнорирует и ни во что не ставит.

    Таким образом, уже сейчас полицейское начальство области не подчиняется ни представителю президента (главе ОДА), ни решению украинского суда, принятого на основании украинских законов. Руководство областной полиции готово подчиняться исключительно приказам своего министра.

    Не хотелось бы излишней конспирологии, но проблемы на Донбассе так же начались с желания местных чиновников и силовиков жить по своим законам и игнорирования центральной власти.

    Все под контролем

    Основная проблема переаттестации – это сосредоточение полного контроля над процессом аттестации в руках министра МВД Арсена Авакова и его советников с не слишком благонадежной репутацией, а также тщательным отбором в аттестационные комиссии лояльных министерству «карманных» активистов. В результате аттестацию проходят скомпрометировавшие себя, но нужные министерству старые милиционеры.

    Комиссии были тотально разбалансированы, большинство за представителями министерства, меньшинство оставалось общественности, что не давало возможности влиять на этот процесс.

     «Когда общественных активистов выбирают представители старой системы, и мы можем говорить о том, что есть так называемые «милицейские активисты», которые просто сидят и поднимают руку, то мы в этом принимать участия не будем», – заявил представитель «Народного тыла» Роман Синицын.

    С мнением общества ситуация пока складывается не в пользу правоохранителей. Статистика показывает, что эйфория от реформы Нацполиции проходит. По данным Центра исследований и коммуникаций «Active Group», который ежемесячно мониторит отношение граждан к работе полиции во всех регионах страны, оценка работы правоохранителей стремительно падает.

    Так в Киеве, с которого начиналась переаттестация, количество людей, оценивших работу полицейских на «отлично» сократилось с 13,9 % в апреле до 2,4% в мае.

    А количество киевлян, поставивших полицейским «неуд» за тот же период, увеличилось до 20,2%, хотя месяцем ранее этот показатель не превышал 10,1%.

    Изначально с подачи команды реформаторов и иностранных партнеров подключиться к процессу переаттестации полицейских пригласили активистов общественных организаций.

    В конце 2015 года аттестация началась в Киеве и Киевской области, затем прошла в Хмельницком, Ровно, Луцке, Николаеве и Одессе.

    Уже на этом этапе общественный актив обращал внимание высшего руководства министерства и Нацполиции на недостатки аттестации. В частности такие, как заочная аттестация и недостаточное количество времени на оценку кандидата.

    В ведомстве пообещали над этим подумать и приостановили процесс на месяц. А потом просто изменили механизм проведения аттестации.

    Новый механизм аттестации уничтожил и перечеркнул основной критерий ее успешности – независимость от старой милицейской системы.

    «Комиссии были тотально разбалансированы, большинство за представителями министерства, меньшинство оставалось общественности, что не давало возможности влиять на этот процесс, – говорит Евгений Голубенко из «Автомайдана». – А отбором общественных активистов в регионах начали заниматься не представители независимого Рекрутингового центра, а представители министерства. Эти люди возглавили комиссии, которые тестировали в Киеве руководящий состав всех областей».

    В частности, нарекания активистов вызвало то, что «правильных» общественников отбирал советник Авакова, он же член одной из аттестационных комиссий Михаил Апостол.

    Его фамилия фигурирует в списке черной бухгалтерии «Партии регионов» в сочетании с суммой в 1,4 миллиона долларов.

    «Такие советники должны заниматься не реформами, а давать показания в НАБУ, – считает Голубенко. – Нет доверия к этим людям и нет убежденности в том, что они проведут нормальную реформу и аттестацию».

    Тем не менее, по новой процедуре аттестация прошла и в других регионах – Черкассах, Житомире, Виннице, Херсоне и Чернигове. Причем, как позднее выяснили активисты, высшее полицейское руководство Житомирской области аттестовала комиссия, в которую входил криминальный авторитет Игорь Фадеев, известный по прозвищу «Москва».

    По информации, обнародованной Романом Синицыным, Фадеев во времена президентства Януковича был «смотрящим» от Партии Регионов в Коростышеве и Киево-Святошинском районе.

    Также членами комиссий, аттестующих житомирских полицейских, являются две другие неоднозначные персоны: нардепы от «Народного фронта» Вадим Кривенко и Павел Дзюблик, известные по рейдерскому захвату Житомирской кондитерской фабрики «ЖЛ».

    Это два ближайших соратника нардепа Сергея Пашинского, который разработал схему рейдерского захвата кондитерской фабрики, и успешно осуществил ее при активном участии руководства полиции Житомирской области. Теперь же переаттестацией полицейского начальства именно этой области занимаются люди Пашинского.

    Результат такой переаттестации был прогнозируемым – старые кадры остались на своих местах. А глава полиции Житомирской области Валерий Рудык, максимально благоприятствовавший рейдерам, даже пошел на повышение, став советником Арсена Авакова.

    «Произошел реванш старой системы, и переаттестация, которая прошла по регионам, свидетельствует, что реформы как таковой не происходит», – считает Роман Синицин.

    Серьезной проблемой стал недостаток коммуникации с министерством, Нацполицией и между аттестационными комиссиями.

    Именно изменения в нормах формирования аттестационных комиссий и принятия окончательного решения по кандидатам стали последней каплей, которая подтолкнула представителей сразу трех общественных организаций выйти из процесса.

    «Новый механизм аттестации уничтожил и перечеркнул основной критерий ее успешности – независимость аттестации от старой милицейской системы, – говорит Екатерина Бутко из «Автомайдана». – Тем самым сделав аттестацию по новому механизму полностью подконтрольной Авакову и старой системе, которую он возглавляет».

    Взгляд за ширму

    «Контроль над процессом аттестации взяло на себя окружение господина Авакова благодаря тому, что в нормативно-правовых документах четко не прописано, кто именно отбирает общественность для участия в процессе аттестации», – говорит представитель «Автомайдана» Олег Пушак.

    По его словам, большинство накопившихся проблем связаны именно с недоскональными нормативами, которые разрабатывали юристы Департамента кадрового обеспечения, работавшие еще при министре МВД Виталии Захарченко.

    Как рассказал Кащук из «Комбат.юа», именно эти люди сделали все, чтобы не допустить видеофиксации процесса аттестации, для чего нужно было внести изменения в инструкцию МВД.

    Еще одна проблема, которую вскрыли активисты, – это реакция представителей Нацполиции и МВД на судебные иски о восстановлении в должности непрошедших переаттестацию сотрудников.

    «На некоторые суды, как мы слышали, представители Нацполиции не являются, то есть никто не защищает в таких случаях решение аттестационных комиссий», – утверждает Кащук.

    Кроме того, с самого начала было много нареканий на недостаток времени, отведенного на собеседование с кандидатом. В среднем это 15 минут, за которые нужно принять важное решение.

    «Нам заранее не говорили, кто придет на аттестацию. То есть у нас есть 15 минут для того, чтобы открыть интернет, увидеть, нет ли по этому человеку каких-то обращений, видеофиксаций, проходил ли он в уголовных делах», – констатирует Кащук.

    Также серьезной проблемой стал и недостаток коммуникации с министерством, Нацполицией и между аттестационными комиссиями. В особенности это проявилось на этапе рассмотрения апелляций уволенных сотрудников.

    По мнению Авакова, все зло не в его советниках и членах аттестационных комиссий от МВД, а в судах.

    Представители апелляционных комиссий практически не получали никакой информации от комиссий первой инстанции, рекомендовавших уволить сотрудника.

    «Был полный информационный барьер и фактически апелляционные комиссии работали заново. А представители милиции, которые не прошли первую инстанцию, уже имели опыт, знали, о чем говорить, а о чем нет, и по нашим подсчетам примерно половину из них восстанавливали»,– утверждает Кащук.

    На этом этапе проявилась общая тенденция силового ведомства не реагировать на предложения, инициативы и не поддерживать диалог.

    «Господин Аваков с момента его становления министром ни разу с нами не общался лично, – поделился с UA1 Пушак. – А таких людей, как Шкиряк, которых нам все время отправляют, мы не воспринимаем серьезно».

    Цель оправдывает средства

    По мнению министра, все зло не в его советниках и членах аттестационных комиссий от МВД, а в судах:«Что в судах у нас не все благополучно, и что лазейки есть в законодательстве – это правда. Но так будет не всегда, и я приложу все усилия, чтобы у Хатии не было проблем, куда девать восстановленного неблагонадежного коррумпированного милиционера».

    А по поводу своего советника Михаила Апостола и денег регионалов Аваков заявил: «Я не знаю, что имел в виду автор этой амбарной книги. Более того, часть документов этой амбарной книги проходили через наши руки, и если уж я хотел покрывать своего сотрудника, наверное, я бы эти документы положил бы в стол».

    К слову, Авакову не впервой оправдываться за свое окружение. Одного зама, Сергея Чеботаря, после громкого коррупционного скандала министр перевел в статус своего советника.

    За другого же заместителя, Василия Паскала, который во времена Майдана возглавлял Уголовный розыск, чьи сотрудники буквально охотились на майдановцев, Аваков держался до последнего, пока под давлением общественности тот не ушел в отставку.

    «Процент уволенных критически мал. В одной из областей из 27 человек руководящего состава уволили всего одного. О какой реформе и о том, чтобы сломать хребет старой системе мы можем говорить?», – анализирует обещания руководства Министерства и Нацполиции Синицын.

    Хатия Деканоидзе стала неким «свадебным генералом» реформ министра.

    Кроме того он, как и другие активисты, сомневается в самостоятельности и реальных возможностях главы Нацполиции. По его словам, активисты постоянно контактировали с Деканоидзе, она в курсе проблематики и уверяла, что готова менять ситуацию. Но дальше этих обещаний дело не пошло.

    «Сейчас контроль у министерства, и при всем желании Деканоидзе провести нормальную аттестацию и сделать все честно, все саботируется на уровне министерства, – говорит UA1 Катерина Бутко. – А мы прекрасно понимаем несовершенство законодательства – глава Нацполиции не является полностью независимым человеком».

    К сожалению, Хатия Деканоидзе стала неким «свадебным генералом» реформ министра. Правильная глава Нацполиции, которая говорит хорошие и правильные слова, но абсолютно не влияет на принятие решений. Реформа полиции проходит без Деканоидзе, она лишь выступает ее PR-символом.

    Таким образом, складывается общая картина и цель, с которой в МВД тщательно оберегают старые милицейские кадры. Уже сейчас практически сформирована военизированная группировка, подчиняющаяся исключительно приказам Авакова и подконтрольная «Народному Фронту». И чем дальше, тем более отчетливо она приобретает очертания фактора мощного давления на президента.

    А в нынешних условиях от давления до узурпации власти один шаг. Тем более, что все возможности для этого у Авакова уже есть. Остаться при власти демократическими способами у представителей политически обанкротившегося НФ нет никакой возможности. Потому весьма высока вероятность, что рано или поздно эта политическая сила воспользуется неограниченным влиянием на полицию.

    Ключевую роль в сложившейся ситуации может сыграть ГПУ. Усилив ведомство Юрием Луценко, президент может рассчитывать на более решительные и эффективные действия Генпрокуратуры. Но у нового генерального прокурора совсем мало времени, чтобы вникнуть в наиболее резонансные криминальные дела и начать влиять на процессы, которые происходят.

    Теги: Президент ГПУ МВД Порошенко Арсен Аваков реформа переаттестация сергей пашинский ОГА житомир НАБУ силовики спецназ «ЖЛ» хатия деканоидзе рейдерство вадим кривенко Нацполиция черная бухгалтерия михаил апостол
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив