Взгляд изнутри. Как суды возвращают должности экс-чиновникам

    11 июля, 2018 10:22
    Восстановление в должности люстрированных чиновников стало массовым явлением. Один из них рассказал UA1, почему это возможно и как происходит этот процесс
    экс-прокурор Приморского района Одессы Александр Кузьменко
    экс-прокурор Приморского района Одессы Александр Кузьменко

    Счет людей, которые через суд обжаловали свое увольнение по закону «Об очищении власти», идет уже на тысячи по всей Украине – они работают в полиции, прокуратуре, местных администрациях.

    Но один из самых резонансных случаев, получивший широкую огласку в прессе – это восстановление в должности через суд прокурора Приморского района Одессы Александра Кузьменко.

    Прокурора уволили за то, что во время Революции Достоинства он занимал пост заместителя прокурора Печерского района Киева. Также много претензий к его работе было и у участников Евромайдана. По их словам, Кузьменко прессовал задержанных, вынуждая их признать вину и пойти на соглашение со следствием.

    А через год после Майдана нардепы интересовались у тогдашнего генпрокурора Виталия Яремы, почему в прокуратуре работает такой человек.

    В 2015 году Кузьменко люстрировали, и с того времени он оспаривал это решение в судах. Наконец, весной 2018-го коллегия судей Одесского апелляционного админсуда постановила: отменить приказ генпрокурора об увольнении Кузьменко с должности прокурора Приморского района и взыскать с прокуратуры Одесской области в пользу истца средний заработок за время вынужденного прогула.

    UA1 встретился с Александром Кузьменко, чтобы выяснить, как ему удалось выиграть суд, получил ли он денежную компенсацию и что думает о «перегибах на местах» в правоохранительных органах периода Евромайдана.

    Прежде всего скажите, в каком статусе вы сейчас находитесь? Вы прокурор Приморского района города Одессы или нет?

    Решение Апелляционного суда вступило в законную силу. В то же время, должности такой уже нет, потому что прокуратура Приморского района была реорганизована в местную прокуратуру №3 города Одессы.

    Я трудоустроен в другом месте, поэтому никаких трудовых взаимоотношений с прокуратурой у меня нет. Я не прокурор Приморского района в понимании КЗОТов и закона Украины «О прокуратуре».

    Вместе с тем, есть решение суда, исходя из которого, у меня этот статус имеется, и Кодекс административного судопроизводства дает один год на реализацию этого решения. Но я не пытаюсь восстановиться в должности или взыскать сумму, которую суд обязал выплатить мне в качестве компенсации.

    295 тысяч гривен, если не ошибаюсь?

    294 тысячи с мелочью, если округлять, то 295. По состоянию на 18 мая Минюст и Генпрокуратура в кассационном порядке обжаловали решение апелляционной инстанции. Назначен состав суда, но, насколько мне известно, даты судебного заседания еще нет.

    Если вы не планировали возвращаться в должность, ради чего было три года судиться? Возвращение на госслужбу в обозримом будущем? Деньги? Что-то еще?

    Судебный процесс я начал в апреле 2015 года. Решение об увольнении можно было обжаловать в месячный срок, и я подал исковое заявление. За эти 37 месяцев, которые прошли с момента подачи заявления до вынесения решения по сути, очень много воды утекло.

    Сравнивать меня образца 2015 года и 2017 года будет, наверное, не совсем правильно. Тогда у меня были одни амбиции, но за это время существенно претерпела изменение структура Генпрокуратуры, законодательство, и на сегодняшний день я не вижу себя в этой системе.

    В то же время эта борьба была делом чести: я считаю закон Украины «Об очищении власти» никчемным независимо от того, к кому он применялся. Существующая Конституция и нормы международного права не дают применять его нормы.

    А вы думаете, что ваше увольнение было люстрацией в чистом виде? Потому что оно больше походит на прокурорские «разборки» в стиле «подсидеть». В связи с этим всплывала фамилия претендента на ваше место в Одессе прокурора Виталия Голощака, а также якобы заинтересованных в этом нардепов от «Народного фронта» Евгения Дейдея и Александра Кодолы.

    Смотрите, 23 марта 2015 года из прокуратуры было уволено около двухсот человек. С этими персонажами – Голощуком, Дейдеем, Кодолой я не знаком, и мне не корректно будет комментировать их роль в этом процессе. В то же время я считаю, что определенную роль в этом они все же сыграли.

    Например, задавали неприятные для вас вопросы генпрокурору о вашей работе во время Майдана и давлении на участников протестов?

    После того, как нардеп Кодола в Раде задал вопрос генпрокурору Яреме, я обратился в суд о защите чести и достоинства. В судебном процессе я пытался обжаловать высказывания, которые не соответствуют действительности.

    Этот вопрос, по моему убеждению, стал результатом желания Виталия Голощака, нынешнего руководителя Белгород-Днестровской местной прокуратуры Одесской области, который в то время был начальником отдела прокуратуры Одесской области, занять должность прокурора Приморского района.

    Я вижу взаимосвязь между этими событиями. Он обратился к одному из народных депутатов, неоднократно обращался к генпрокурору с просьбой меня уволить, но получал мотивированные отказы.

    Потом он обратился к Кодоле?

    Нет. Я не хочу называть фамилию того депутата. Но сложилась ситуация, что этот депутат не захотел озвучить вопрос самостоятельно, и его задал коллега по фракции Кодола.

    Положительное для вас решение о восстановлении в должности принимали судьи Степан Домусчи и Александр Кравец. В свое время они отклоняли апелляцию на запрет мирных акций в Одессе во время Революции Достоинства. Возможно, роль сыграло их отношение к вам как к «своему», идейному стороннику, работавшему в той системе?

    Мой случай не уникальный. И в системе органов прокуратуры, и в других органах государственной власти есть люди, работающие на основании судебных решений. Боле того, такие решения в последнее время выносились в разных регионах – Киев, Одесса, западная Украина.

    Я не готов комментировать идеологические взгляды названных вами судей, потому что лично с ними не знаком. И вы назвали две фамилии, а там был еще и третий судья, с которым я также не знаком.

    Вас уволили потому, что вы работали заместителем прокурора Печерского района Киева. Но не последнюю роль, насколько я понимаю, сыграла информация о ваших действиях по отношению к задержанным во время Майдана – говорили, что вы их «прессовали».

    На самом деле никакого пресса не было. Если исходить из логики прокуратуры, меня уволили потому, что в период с 21 ноября 2013 по 22 февраля 2014-го я занимал должность первого заместителя прокурора Печерского района, вот и все.

    Закон предусматривает несколько критериев для увольнения – абсолютно никчемных, но они есть. В частности, это работа больше года в период с 2010-го по 2014-й на определенных должностях. Работа в период акций массового протеста. Принятие каких-либо процессуальных решений в определенной категории дел, а также если человек не может объяснить происхождение своего имущества.

    Вопросы, связанные с процессуальным руководством в отношении кого-либо не являются основанием применения ко мне норм закона об очищении власти. И я вам скажу почему.

    Открываем текст закона. Увольняются те, кто вел «вопросы процессуального руководства уголовных производств в отношении лиц, которых амнистировали на основании закона от 29 января 2014 года и 21 февраля 2014 года».

    Но к лицу, в отношении которого мной совершались процессуальные действия, не была применена амнистия на основании этих законов.

    И все же по поводу жесткого «пресса». Он был? Или все происходило исключительно по закону?

    Жестко мы никого не прессовали. В силу географического расположения Печерской милиции, Печерской прокуратуры и Печерского суда, в милицию Печерского района ни одного лица доставлено не было. Людей развозили в Оболонский, Деснянский, в другие районы Киева.

    В Печерском районе не было ни одного производства в отношении задержанных во время акций протеста. Этими вопросами занимались другие следственные органы, у нас не было никого.

    Первые задержанные были 24 или 25 ноября. Если поднять видео, можно отследить, что тогда сломали шлагбаум возле Кабмина и били им работников милиции.

    В эти дни была первая, с моей точки зрения, репетиция захвата органов власти – пытались взять штурмом Печерский райотдел милиции. После этого было принято решение, что в Печерском районе никого из задержанных не будет.

    Лицо, в отношении которого мной совершались процессуальные действия, было задержано другим правоохранительным органом. Дело попало мне в процессуальное руководство уже тогда, когда он решил пойти на соглашение с государством в моем лице.

    Я не избирал меру пресечения, не принимал участие в судебных заседаниях. Моя функция была церемониальная – заключить соглашение и выпустить.

    Тем не менее, какие-то перегибы на местах случались?

    Тут нужно исходить из того, что большинство процессуальных решений принималось органами внутренних дел. И процессуальный руководитель становился заложником того массива информации, который приносил следователь.

    Но и следователь тоже не был хозяином положения, потому что он тоже работал с тем материалом, который добыли от свидетелей и который дали ему оперативные работники.

    Я хочу сказать, что в органах прокуратуры перегибов не было.

    Вы не сторонник событий, которые произошли на Майдане. Я правильно понимаю, что если бы вы держали свое мнение при себе, вы бы и дальше работали в прокуратуре?

    Это стереотипное мнение, что я не сторонник чего-либо. Свою позицию я стараюсь нигде публично не высказывать. Откуда вы взяли, что я не сторонник?

    Я читал ваш Facebook.

    На самом деле в Facebook этого не могло быть, потому что я там зарегистрировался в мае или апреле 2015 года – через год после всех этих событий.

    С высоты годичной давности я, конечно, могу давать оценку тем или иным событиям. Но на момент происходящего вы нигде не найдете моего публичного мнения. Я работал на закон.

    Вас уволили при Яреме…

    Уже был Шокин.

    Шокин. По вашим наблюдениям, при нем в системе прокуратуры было много людей, не разделявших идеи Майдана, но которые молчали и работали дальше?

    Не нужно быть сторонником власти – надо выполнять закон. Когда выполняешь закон, какая разница, кто у власти? Я за время своей работы не был знаком с генеральным прокурором и с большинством заместителей генерального прокурора. То есть, быть сторонником власти или не сторонником – это не залог успеха.

    Вас часто называют протеже Матиоса. Что вас связывает?

    С Анатолием Васильевичем Матиосом меня ничего не связывает. И во время своих кадровых назначений с Матиосом я даже знаком не был.

    Вы пришли в систему прокуратуры в 2004 году, как раз после Оранжевой революции. Можете сравнить ее деятельность тогда и сейчас, после второго Майдана?

    В силу того, что прошло слишком много времени после Майдана 2004 года, я вам ничего не могу сказать по поводу атмосферы работы тогда. А атмосфера работы в прокуратуре образца 2014-2015 годов – это полная разбалансировка.

    Это непонятная реформа, непонятное тестирование, приход Давида Сакварелидзе и установка каких-то моральных требований человеком, который сам им не отвечал.

    Это неопределенность и навешивание ярлыков. Я надеюсь, что этот период уже прошел, но я четыре года не работаю в системе органов прокуратуры и мне тяжело об этом судить.

    По вашему мнению, в силу чего этот дисбаланс произошел?

    На этапе, когда Сакварелидзе активно продвигал идею реформирования прокуратуры, он обратился к каждому руководителю районного уровня, чтобы они дали свои пожелания, как видят это реформирование. В своем ответе я написал, что реформирование прокуратуры не означает ее уничтожение.

    Территориальная реформа, укрупнение прокуратур пошли только во вред – люди, которые живут за 150-200 км от районной прокуратуры, лишились доступа к прокурору.

    Реформа через исключение общего надзора привела к тому, что сегодня в стране нет органа, который бы давал оценку законности действий тем или иным действиям органов государственной власти.

    Говорят, что в прокурорском надзоре была коррупционная составляющая – так надо работать над уничтожением этой коррупционной составляющей, а не так, что сегодня Военная прокуратура не может проверить Министерство обороны на предмет использования бюджетных средств. Нельзя лечить кровотечение из носа передавливанием шеи жгутом. И я ему об этом говорил.

    Вы с уважением отзываетесь о генпрокуроре времен Януковича Викторе Пшонке. При нем все было идеально и по закону? Это была лучшая прокуратура, которую вы знали?

    Я бы не привязывал прокуратуру к конкретным фамилиям. Но в то же время нужно отдать должное Виктору Павловичу Пшонке, у него был системный подход, видение защиты рядового работника прокуратуры.

    Например, в сегодняшней прокуратуре не выполняется требование ст.81 закона «О прокуратуре», которая предусматривает определенный размер заработной платы работникам.

    Законом прямо запрещено корректировать зарплату прокурора любым подзаконным актом. А сегодняшнее руководство прокуратуры преподносит как победу увеличение оклада прокурора с 3 до 6 тысяч, а остальное догоняют различными доплатами, такими, как интенсивность, секретность и т.д.

    Как человек, десять лет проработавший в прокуратуре, можете поделиться личным мнением – дела Майдана когда-нибудь доведут до логического завершения?

    Не знаю, я не владею материалами дела. Но в силу того, что уже прошло четыре года, надежды мало.

    А что думаете по поводу процесса по делу Януковича?

    Не смотрю и не интересуюсь.

    Вы сейчас адвокат. Какие дела ведете, если не секрет?

    Я себя уютно чувствую в сфере уголовно-процессуального кодекса, есть практика в ряде гражданских, административных дел. Я не зацикливаюсь на чем-то одном.

    И все же – 295 тысяч гривен немалые деньги. Вы собираетесь добиться завершения своего дела и получить деньги?

    Я посмотрю, как закончит рассмотрение кассационной жалобы Минюста и генпрокуратуры Верховный суд, и, исходя из этого, буду принимать какое-то решение.

    Теги : генпрокуратура люстрация прокуратура реформа прокурор закон о люстрации Александр Кузьменко
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ


      Архив