Волонтеры – все? Что стоит за конфликтами между волонтерскими группами

    31 августа, 2015 10:01
    UA1 выяснил, из-за чего начался раскол в волонтерском движении и чем это чревато для Украины

    «Сейчас нужно честно признать, что волонтерства, которое мы знали в прошлом году, уже нет, – констатирует глава Общества ветеранов АТО Кирилл Сергеев. – Было волонтерство, а получилась новая общественно– политическая элита. Не все волонтеры готовы это принять и не все готовы идти этим путем».

    Обострившиеся конфликты между различными волонтерскими группами уже дали пищу для разговоров о скором распаде такого явления, как волонтерская помощь в Украине.

    Разногласия по поводу работы, конфликты и подозрения возникли еще в 2014-м с самого начала боевых действий на востоке. Но тогда позиция большинства волонтеров была предельно четкой: не выносить сор из избы и не топить друг друга обвинениями и подозрениями, когда стране остро необходима помощь.

    Прошел год, и люди, которые делали одно общее дело, поднимали армию с нуля, обеспечивали всем необходимым беженцев из Крыма и Донбасса, стали более нетерпимы к своим оппонентам. Дали себя знать личные амбиции, невысказанные претензии и подозрения.

    Представители сразу нескольких крупных волонтерских структур одновременно начали обвинять друг друга во лжи, контроле финансовых потоков и меряться помощью – кто ее предоставляет больше, а кто только пиарится.

    Ранее позиция большинства волонтеров была предельно четкой: не выносить сор из избы и не топить друг друга обвинениями и подозрениями.

    Наметившийся глубокий кризис волонтерского движения Сергеев склонен объяснять финансовыми проблемами, неумением трансформироваться и менять приоритеты в соответствии с ситуацией.

    «Волонтеры стоят перед крайне важным вопросом: как изменяться, и какова их дальнейшая роль в АТО, – считает он. – Для многих этот вопрос оброс большим количеством сомнений, догадок, попыток что-то поменять. Но нет понимания, как это сделать».

    Вместе с тем, конфликты между волонтерами усугубляются еще рядом факторов.

    Яблоко раздора

    Сейчас самая большая проблема волонтеров – это поиск финансового донора под свои проекты. У кого-то это выходит, у кого-то нет. Причем люди начинают ревниво относиться к успехам других в этой сфере.

    «У многих возник вопрос, где брать финансирование, потому что тех источников, которые были еще год назад, больше нет, – объясняет Сергеев. – Общество почти не поддерживает волонтерские проекты. Бизнес уже устал поддерживать волонтеров, и денежная помощь упала до минимума. Знаю организации, которые в 2014-м собирали около 10 млн грн пожертвований, а в этом году не могут купить один комплект формы».

    Также, по словам эксперта, у многих групп возник «кризис жанра»: они понимают, что проблемы в АТО не закрыты, не все еще государство смогло решить, и роль волонтеров по-прежнему важна. Но в условиях ограниченных финансовых возможностей многие не понимают, какой это роль должна быть.

    За два года войны волонтеры устали. Люди не могут уйти, но и оставить все так, как есть, тоже не могут. Это физическое и психологическое истощение дает себя знать.

    «Сближаться с государством? Идти в госслужбу, пытаться давить на госорганы или запускать отдельные общественные проекты? – перечисляет Сергеев. – Вопросов у всех неимоверно много».

    Также свою губительную роль играет и плохая координация действий различных волонтерских групп.

    «В каждой области есть свои волонтерские организации и часто они плохо координируются между собой, – подтверждает UA1 представитель Юридической сотни Леся Василенко. – Многие одновременно делают похожие проекты, задачи дублируются, а потом начинается – зачем я это делал, если кто-то делает то же самое, и может даже лучше».

    Из-за этой несогласованности люди тратят время, силы и по крохам собранные средства на аналогичные задачи, носят на утверждение чиновникам похожие проекты, давая им возможность отмахнуться, дескать, такая программа уже существует.

    Также, по ее мнению, действует и субъективный фактор: за два года войны волонтеры устали. Люди не могут уйти, но и оставить все так, как есть, тоже не могут. Это физическое и психологическое истощение дает себя знать.

    «Когда в соцсетях начинают появляться различные некорректные сообщения, один не заметит, а другой отреагирует, – объясняет она. – А общество подхватывает – «зрада!» – и начинает обсуждать мнение, что волонтерство умирает. Не знаю, специально или нет, но это деморализует, и если такая цель стоит, то кто-то удачно ее воплощает».

    Отчасти с мнением коллеги согласна и Анна Майборода, «полевой» волонтер и советник министра обороны, курирующая медицинское направление.

    «Кто-то решил, что волонтеры чересчур сплоченные, и способны браться за самые сложнейшие и нереальные задачи, – говорит она в комментариях UA1. – И, наверное, это своего рода подрывная деятельность. Кто-то играет на чувствах».

    Следствие внутренних конфликтов и раздоров, которые мгновенно становятся достоянием общества, – общее охлаждение к деятельности волонтеров вообще.

    А Сергеев подмечает, что к подобному развитию событий шло уже давно, это подтверждают его наблюдения за ветеранами АТО.

    «Думаете, эти конфликты только среди волонтеров? – спрашивает он у UA1. – Среди ветеранов то же самое. Возвращаются с войны, проходит две недели и люди, воевавшие в одном взводе, начинают выяснять, кто больше воевал, у кого больше боевых выездов».

    Он считает, что основа многих конфликтов – личные неудовлетворенные амбиции и комплексы. Они и запускают начавшийся процесс разъединения.

    «Некоторые волонтеры и члены ветеранских организаций, будем говорить честно, страдают комплексом руководителя, – объясняет Сергеев. – Сейчас он главный, но если нужно с кем-то объединиться, то руководителем будет другой, и не всем это просто принять. Я знаю по ветеранскому движению, как тяжело переживают офицеры тот факт, что после возвращения с войны кто-то из рядовых уже сделал бизнес и на гражданке стал выше в социальном плане. Многим это тяжело принимать. То же самое и у волонтеров».

    Пути примирения

    Следствие внутренних конфликтов и раздоров, которые мгновенно становятся достоянием общества, – общее охлаждение к деятельности волонтеров вообще. И без того уменьшившиеся в разы пожертвования под влиянием этих факторов сводятся к минимуму.

    «Что касается споров, то я очень плохо к этому отношусь, – признается UA1 Майборода. – Это подрывает отношение и ко мне, и к тому, что я делаю. Это вызывает в сознании человека сомнения: а насколько волонтер честен. Мне бы хотелось, чтобы, обсуждая острые моменты, волонтеры закрывались в отдельной комнате».

    Необходим механизм, который позволит общаться волонтерским группам и своевременно получать информацию – кто что делает, каковы результаты и планы на будущее.

    С коллегой полностью согласен Сергеев. «Главная причина скандалов – это информационное общество. Скорость взаимоотношений между людьми колоссальна, это сильно повлияло на ситуацию. И если раньше это был конфликт между двумя волонтерами, то сейчас свидетелями становятся несколько сот тысяч людей. Но нужно понимать, что это как семейный конфликт – сегодня поругались, а завтра что-то вместе делают», – уверен он.

    А юрист Василенко подсказывает, как поправить ситуацию: «Задача волонтеров – игнорировать все провокации в соцсетях, немного убавить свои амбиции, а если устал – поехать на пару дней отдохнуть и вернуться с новыми силами».

    Также она уверена, что необходим механизм, который позволит общаться волонтерским группам и своевременно получать информацию – кто что делает, каковы результаты и планы на будущее.

    Для этого несколько волонтерских организаций уже инициировали проведение Всеукраинского форума волонтеров в Днепропетровске с 26 по 30 августа. Потенциальные участники говорят, что накопилось слишком много вопросов, которые нужно обговорить в своем кругу.

    «Мы предложили съехаться в одно место, обговорить все эти вопросы и найти пути выхода, – говорит Сергеев. – И мы надеемся, что результатом форума станет полное переформатирование волонтерского движения».

     У его коллеги из Минобороны Анны Майбороды также большие надежды на этот форум.

    «Не хочется верить, что волонтерство умрет, – говорит она. – Такие мысли уже были в прошлом году. Говорили, что волонтеров уже нет, что волонтеры теперь должны идти во власть. Возможно. Но это должно быть по воле сердца, только тогда наша страна изменится. Я вижу будущее в этом формате».

    Теги: АТО Минобороны волонтеры конфликт
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив