Вольные стрелки. Почему власть боится украинских добровольцев

    12 ноября, 2015 11:03
    Родину защищать нужно исключительно по закону – в этом убеждают правительство и армия. А поскольку закона о добровольцах нет, то и защищают они всех нас незаконно

    «Все воинские формирования, которые не были полностью интегрированы в состав регулярных вооруженных сил или полиции, и продолжают в дальнейшем действовать за пределами регулярного командования, должны быть разоружены и распущены без промедления».

    Эта фраза из доклада комиссара Совета Европы по правам человека Нилса Муйжниекса вызвала очередной виток переполоха и напряженности в отношении добровольческого движения Украины, как в Европе, так и внутри страны.

    Мнения разделились на кардинально противоположные: от «Европа требует, нужно незамедлительно выполнять», до «Европа нас сливает, пытаясь ослабить противостоящие террористам добровольческие батальоны».

    Украинское правительство обеспокоено невозможностью в полной мере контролировать имеющих боевое оружие людей, которые крайне критично относятся к действиям власти.

    Реакция самих добробатов предельно ясна: не указывайте нам, как нужно защищать Родину и воевать. А ДУК «Правый сектор» в качестве официальной реакции на заявление еврочиновника распространил пост командира этого формирования Андрея Стемпицкого.

    «Некто Нилс Муйжниекс рассказывает, что нам нужно делать. Все лезут с рекомендациями и советами. Как восток, так и запад пытаются в своих объятиях задушить нашу Родину. Идите с мигрантами сначала разберитесь ... «миротворцы», – посоветовал командир.

    Эта виртуальная перепалка в очередной раз показала, насколько остро стоит вопрос легализации добровольческого движения.

    Сегодня сформированные из добровольцев батальоны, не вошедшие в состав Минобороны или Нацгвардии, вызывают опасения как у чиновников из ЕС, так и в украинском правительстве.

    Первых тревожит неопределенный правовой статус вооруженных военных формирований. Вторых беспокоит невозможность в полной мере контролировать имеющих боевое оружие людей, которые крайне критично относятся к действиям власти.

    Кроме того, добровольцы финансируются за счет частных пожертвований, и в правительстве серьезно опасаются формирования своеобразных частных армий, подконтрольных лишь своим финансовым донорам.

    «Не секрет, что множество добробатов финансировались состоятельными бизнесменами, – констатирует Леонтий Шипилов, эксперт организации «Реанимационный пакет реформ» и соавтор одного из проектов легализации добровольцев. – В наших условиях фактор финансирования может благоприятствовать созданию частных мини-армий – это является угрозой, о которой тоже нужно думать».

    Именно поэтому весь последний год Минобороны, МВД и подчиняющаяся ему Нацгвардия отчаянно пытаются растворить в своей структуре добровольческие батальоны. А те, в свою очередь, так же отчаянно сопротивляются, пытаясь оставаться независимыми формированиями.

    Не сошлись во взглядах

    Со времени начала АТО в стране было сформировано порядка 40 добровольческих батальонов общей численностью около 25 тысяч человек. Именно они приняли на себя первый удар боевиков на востоке в условиях практически полного развала украинской армии, системы снабжения и вооружения.

    Уже по итогам первых боев стало ясно, что добровольцы более мотивированы, чем мобилизованные и даже регулярная армия. Недаром сейчас в правительстве задумались над инициативой, озвученной Арсением Яценюком, о создании новых спецподразделений МВД именно на основе добровольцев, которые вошли в состав министерства и воюют под его началом.

    На сегодняшний день большинство батальонов, которые изначально создавались как добровольческие структуры территориальной обороны, вошли в состав Минобороны или Нацгвардии.

    По подсчетам министра МВД Арсена Авакова, сейчас действуют 24 добровольческих батальона, из них только две структуры отказываются входить в состав регулярной армии или милицейских спецподразделений:  это бойцы ДУК «Правыйсектор» и ОУН. А это, по самым скромным оценкам, – более 10 тысяч человек.

    Многие добровольцы не хотят иметь ничего общего ни с Минобороны, ни с МВД, объясняя свою позицию тем, что слишком много представителей старой власти находятся на высоких постах.

    Поскольку отдельного закона, регламентирующего деятельность добробатов нет, то юридически они существуют вне закона, хотя и координируют свою деятельность с Генштабом.

    Генштаб, в свою очередь, всячески пытается полностью взять их под контроль, при любой возможности подчеркивая, что добровольцы находятся вне правового поля и должны легализоваться в официальных силовых структурах.

    Уговорами дело не обходится: регулярные войска сегодня лучше обеспечиваются продовольствием, снаряжением, вооружением. О многих благах, доступных гвардейцам или армейцам, добровольцам остается лишь мечтать.

    Естественно, такой показной прессинг выдерживают не все. По данным Генштаба с начала года около 300 человек из различных добровольческих батальонов попросились в состав регулярных войск.

    У оставшихся «вольными» позиция принципиальная: сохранение автономности и непосредственное подчинение только своим командирам, которые согласовывают и координируют действия с Генштабом.

    Многие добровольцы не хотят иметь ничего общего ни с Минобороны, ни с МВД, объясняя свою позицию тем, что слишком много представителей старой власти находятся на высоких постах. Воевать вместе готовы, но не в составе упомянутых структур.

    Именно в этом вопросе взгляды военных и добровольцев кардинально разошлись, из-за чего вопрос легализации решается уже год и пока без особых успехов. Генштаб рапортует, что в этом направлении «ведется активная работа», добровольцы говорят, что они свое слово сказали – теперь дело за властью.

    Подвести базу

    Говорить о том, что добробаты существуют вообще вне правового поля, все же будет неправильно. Их деятельность регулируется ст. 18 «Закона об обороне» и Указом президента, который вводит положение о территориальной обороне страны.

    В условиях активных боевых действий не было ни времени, ни ресурсов, чтобы подводить под спешно формирующиеся батальоны территориальной обороны мощную законодательную базу.

    Добровольцев предлагали выделить как отдельный вид Вооруженных сил или в качестве резервной армии.

    Но осенью 2014 года после ряда конфликтных ситуаций между добровольцами и регулярными войсками, вопрос легализации добробатов окончательно назрел.

    Добровольцам было выдвинуто безапелляционное требование – перейти под командование регулярных войск. Выбор только в том, куда именно интегрироваться: в Минобороны, МВД или Нацгвардию.

    И только тогда возмущение и несогласие представителей добровольческого движения начало приобретать вид законодательных инициатив: в парламент пошли законопроекты с вариантами, как легализовать добровольцев.

    Первым свое слово сказал бывший комбат «Айдара» Сергей Мельничук, подавший в январе 2015-го законопроект «Об украинской воинской организации».

    Он предлагал создать общественную организацию, которая занималась бы вопросом территориальной обороны, и бойцы которой имели бы право владеть оружием.

    Потом были другие проекты – добровольцев предлагали выделить как отдельный вид Вооруженных сил или в качестве резервной армии.

    Отдельный законопроект о легализации ДУК «Правый сектор» подал Дмитрий Ярош. Он предложил свой вариант: добровольцы являются автономной военизированной структурой с подчинением непосредственно Генштабу.

    Наконец, последнее предложение поступило от межфракционного объединения «Самооборона Майдана», которое разработало законопроект о территориальной обороне, согласно которому добровольческие батальоны формируются по территориальному признаку и являются резервом Нацгвардии. Оговорены также вопросы базирования и финансирования.

    Тем не менее, компромисс, который мог бы устроить все стороны, так и не найден. Хотя вариант подходящей модели, которая уже доказала свою эффективность и состоятельность, все же существует.

    Возможная модель

    Сегодня все больше экспертов склоняются к эстонскому варианту легализации добровольческого движения.

    В Эстонии эта структура называется «Кайтселийт». Она состоит из добровольцев и действует в сфере управления Минобороны как самостоятельная единица – то, чего и добиваются украинские добровольческие батальоны.

    У нас, если ты доброволец, тебя могут послать в любое место, в том числе и под Верховную Раду – имеют право.

    В законодательстве Эстонии четко оговорены структура этой организации, особенности функционирования и вооружения. И при необходимости в течение всего нескольких часов страна может мобилизовать более 12 тысяч хорошо обученных и вооруженных добровольцев-членов этой военной организации.

    При этом у «Кайтселийта» изначально были те же проблемы, что и у украинских добровольцев: опасение и недоверие со стороны правительства и Минобороны. Но после принятия всех необходимых законов и инструкций, эстонские добровольцы стали официальной и вполне ощутимой военной силой.

    «Если эстонский гражданин идет в добровольческую военизированную организацию, которая имеет оружие и занимается военной подготовкой в системе Минобороны, то в законе четко прописаны все его обязанности и обязательства государства перед ним, – приводит пример основатель Украинского легиона Святослав Стеценко. – У нас, если ты доброволец, – иди, там скажут, что делать. И могут послать в любое место, в том числе и под Верховную Раду – имеют право».

    Поэтому эксперты убеждены, что украинскому парламенту нужно в первую очередь сформировать и принять четко выверенные и грамотно составленные нормативные документы, касающиеся добровольцев, а не пытаться «растворить» их в регулярных войсках.

    Собственно, движение в этом направлении парламентарии уже задекларировали. Есть постановление Верховной Рады о необходимости разработки законов о территориальной обороне до конца этого года или в начале следующего.

    Но пока это лишь своеобразный «договор о намерениях», не подкрепленный какими-то реальными действиями. К примеру, в конце октября поданный правительством проект о территориальной обороне, который отчасти регулировал бы деятельность добровольческих батальонов, так и не был проголосован – в парламенте нашлось всего 170 нардепов, готовых решить эту проблему.

    Теги: АТО Дмитрий Ярош Минобороны МВД Верховная Рада Правый сектор Нацгвардия Айдар ОУН Генштаб законопроект добровольцы Самооборона Эстония ДУК мельничук добровольческие батальоны Андрей Стемпицкий Святослав Стеценко Кайтселийт Реанимационный пакет реформ
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив