Виталий Шабунин: Хотим посадить конкретно Пашинского и его пацанов

    26 июня, 2015 19:37
    С Виталием Шабуниным говорим о борьбе с коррупцией, неэффективности генпрокуроров, назначенных президентом Порошенко, и хищении арестованных нефтепродуктов олигарха Сергея Курченко

    Виталий Шабунин, глава правления "Центра противодействия коррупции", который он создал в 2012-м. В прошлом году баллотировался в парламент, шел пятым в списке "Гражданской позиции" Анатолия Гриценко, однако в Верховную Раду партия не попала. Центр, который возглавляет Шабунин, не дает спокойно спать многим украинским чиновникам.

    Сколько денег коррупционеров прошлой власти удалось вернуть?

    Украине – ноль. Более того, за первый квартал этого года официально в бюджет от конфискации коррупционного имущества поступило 5 тысяч гривен. Это результат работы сегодняшней власти с точки зрения противодействия коррупции. Мы за три года своей работы остановили хищения трех миллиардов гривен только на госзакупках.

    На каких схемах сегодня наживаются?

    Старые схемы работают везде – это и контрабанда, и в налоговой, и в прокуратуре, и в судах. Чуть меньше в газовой сфере, потому что там навести порядок требуют доноры украинского бюджета. Остальное – все, как и было. Проще сегодня наживаются прокуроры, потому что они ничего не организовывают. Не надо ничего мутить, создавать компании. Им просто приносят деньги за подписи.

    О каких тут суммах идет речь?

    В зависимости от дела. Это может быть тысяча долларов для закрытия уголовного дела по хулиганке. Может быть восемь миллионов долларов, если речь идет о корпоративных войнах, или даже больше, если какие-то серьезные активы.

    Где хищений больше всего?

    Таможня, госзакупки, меньше в налоговой.


    Удается ли там уменьшить коррупцию?

    Успехи в отдельных полях не имеют системного значения, если люди, которые организовывают схемы, не будут сидеть в тюрьме. Пока этого не будет, все остальное – ситуативные победы, которые системно ничего не меняют. В том, что никого не посадили, виновата Генпрокуратура. Порошенко несет политическую ответственность за провалы Виталия Яремы и Виктора Шокина, поскольку он их подавал в парламент.

    Кого надо посадить, чтобы минимизировать хищения?

    Чем более высокого ранга чиновник садится за решетку, тем вероятнее, что коррупция в этом ведомстве не будет повторяться. Из топ-чиновников пока никто не сел. Надо сажать прокуроров, которые покрывают хищения. Начнем с Яремы, его экс-заместителя Александра Даниленко, заместителей Авакова. Их уволили, а не посадили – Виталия Сакала, Александра Чеботаря и гаишника Александра Ершова. Пока таких людей не садят, все остальные будут воровать. Ярему надо посадить за то, что он специально слил все следствие по Януковичу и его компании. Кто-то из его замов, скорее всего Даниленко, подписал справку адвокатам Николая Злочевского (экс-министра экологии Януковича – Ред.) о том, что Генпрокуратура не имеет к нему претензий. С этой справкой адвокаты пошли в британский суд и разморозили 24 миллиона фунтов стерлингов. И это только то, что поймали. Поэтому Ярему и Даниленко железно надо посадить.

    Ярему надо посадить за то, что он специально слил все следствие по Януковичу и его компании.

    В Министерстве здравоохранения не ликвидированы схемы Раисы Богатыревой. Близкие к ней фирмы получают госзаказ. Почему так происходит, несмотря на то, что получили министра-иностранца Александра Квиташвили?

    Квиташвили ничего не сделал. Потому что непрофессионален. У него сидят назначенные не им заместители, которые рулят всеми старыми схемами. Он не понимает, что происходит. Квиташвили не может даже приказ прочитать, поскольку по-украински не читает. О чем может идти речь? Поэтому и работают все минздравовские схемы. Но они есть во всех ведомствах. Где-то меньше, а где-то больше. Пока правоохранительные органы не работают, никто не преодолеет эти схемы.

    Кто должен быть наказан за то, что чиновники Минздрава украли 52 млн грн в афере с лекарствами для ВИЧ-инфицированных?

    Как минимум, Квиташвили должен быть уволен. Его надо выбросить в помойку только за провал госзакупок лекарственных средств через международные агентства. Эта реформа определена приоритетной Администрацией Президента. О ней говорится в коалиционном соглашении, в программе действий правительства. Общественные организации пролоббировали закон. Министр сказал, что через две-три недели после принятия закона купим, но этого не сделано. И в этом году, скорее всего, они не успеют. Это сделано сознательно, чтобы оставить закупки в Украине, где рынок коррумпирован.


    Министр экономики Айварас Абромавичус называет государственные компании крупнейшим источником коррупции в Украине.

    Это классическая схема. Госкомпании превратились в субъекты хозяйствования и удобные инструменты выкачивания денег из бюджета. Поэтому неликвидные госкомпании надо закрыть, а ликвидные продать. Здесь проблема: когда продавать. Абромавичус хочет максимально быстро. В украинских реалиях - это через год. У них была идея продать прямо сейчас. Если так, то давайте сначала начнем с "Рошена" и активов президента. Потому что когда речь идет о частных активах, то говорят: плохая конъюнктура, низкая цена, поэтому не продавать. А когда речь идет о государственных, которые принадлежат нам, то давайте прямо сейчас продадим.

    Недавно журналист Денис Казанский обнародовал материал о нелегальной добыче янтаря в Житомирской области. Кто это крышует?

    Менты. Гектары леса размывали не за один день, а неделями. Заезжали машины. Здесь все видно. Не надо искать какие-то корпоративные связи в сложной оффшорной зоне или отслеживать транзакции в международных корпорациях. Здесь стоят чуваки с помпами и вымывают землю в лесу. Где милиция, прокуратура, СБУ? Без их согласования и первых лиц ведомства не может происходить такой беспредел. Поэтому надо пересажать всех глав и их замов. Начнем с районных, где это происходит, потом областных, а дальше руководителей ведомства - и Наливайченко, и Авакова, и Шокина.

    Министр МВД Арсен Аваков написал в Фейсбуке, что на этом наживаются, но он ничего не может с этим поделать.

    Тогда пусть слагает полномочия. Будет не министром, а блогером. Если нет полномочий министр МВД, то у меня вопрос: зачем платим ему и всей вертикали деньги? Не можешь, тогда ушел. То же касается и Генпрокуратуры, и СБУ.

    Активисты "Центра противодействия коррупции" вместе с вами проводили акцию под парламентом "Не сливайте антикоррупционную прокуратуру". В чем суть проблемы?

    Борьбу с коррупцией в Украине запустит необратимость наказания. Это – посадка и конфискация имущества. Сделать это может только государство. Чтобы это произошло, должны работать институты, государственные органы. Еле с боем создали Антикоррупционное бюро. Воевали год. Защитили более или менее конкурс, чтобы руководитель был независимым. И теперь президент хочет взять под контроль Бюро через спецпрокуратуру. Важно понимать, что любое следственное действие соглашается с прокурором. Если он подконтролен, то какие бы гениальные следователи Бюро ни были, прокуратура может это "убить". Цель президента - сделать антикоррупционную спецпрокуратуру очередным никому не нужным департаментом Генпрокуратуры. Той, которая провалила весь санкционный список, отпустила Клюева, позволила разморозить деньги за рубежом Иванющенко (экс-нардеп "Партии регионов" – Ред.) и Злочевскому. Два президентских генпрокурора просрали все коррупционные преступления. Сознательный план президента - взять под контроль Антикоррупционное бюро.

    Зачем это ему?

    Чтобы наказывать неугодных и оставлять свои схемы нетронутыми. Порошенко четко понимает: контролируя институты, которые должны сажать и конфисковывать –контролируешь весь рынок. Контроль Антикоррупционного бюро через прокуратуру – это контроль всего коррупционного рынка. 

    Как это выглядит?

    Налоговая система работает в Украине таким образом, что бизнес должен уходить от налогов через фиктивные операции. Даже если бы хотели работать честно. Изменить это можно только законом. Если было бы желание, то давно бы схему закрыли. Это десятки миллиардов гривень налогов, которые мы не получаем. Шестьдесят миллиардов не получаем только на "обнале". Схемы зацикливаются на руководителе фискальной службы. Он (Роман Насиров –  Ред.) все это видит, контролирует рынок. И не важно, кого представляет – Порошенко или Яценюка. Он четко понимает, что посадить его может только Нацбюро и спецпрокуратура.


    Год назад вы говорили, что власть саботирует антикоррупционные реформы. Сейчас это продолжается?

    Уже следующий этап - взятие под контроль. Власть понимает, что надо что-то делать, потому что этого требует общество. Но хочет, чтобы это "что-то" было максимально контролируемое президентом. Яценюк хочет взять под контроль Нацагентство по предупреждению коррупции, которое будет контролировать и проверять декларации. Это тоже важный орган, хотя он не занимается уголовным следствием. Может только создать чиновнику проблему, но не посадить.

    У власти нет желания бороться с коррупцией?

    Критерий эффективности – результат. Он нулевой. Никто не сел в тюрьму из пацанов Януковича. Более того, им дали специально время, чтобы они перерегистрировали свои активы и вывели их за границу. Теперь Украина не вернет эти десятки миллиардов. Кроме того, Ярема документально помогал им. Сергею Клюеву дали убежать. Специально затягивали с подозрением, дали ему время перерегистрировать активы. Нынешние (взяточники - Ред.) так же не наказаны. Помним, как задержали во время заседания Кабмина главу ГСЧС Сергея Бочковского и надели ему наручники. Дело до сих пор не передано в суд. Следствие продлено на полгода.

    Политологи называли голову Антикоррупционного бюро Артема Сытника зависимым от президента. Согласны ли с этим?

    То, что Сытник выиграл конкурс – это случайность чистой воды. У президента был план сорвать конкурс. Хотели продвинуть своего друга Сакваралидзе (заместитель генпрокурора – Ред.) или Матиоса (главный военный прокурор –  Ред.). Но Порошенко не удалось. Администрация президента не планировала Сытника на этом посту. Взяли ли его сейчас под контроль? Не вижу для этого инструментов, кроме его доброй воли. То есть, если Сытник не захочет быть подконтрольным, то не будет. Закон прописан так, что на него никто не может влиять.

    Как оцениваете темпы формирования антикоррупционного бюро?

    Нормально. Идут собеседования. Бюро запускается.

    Когда реально заработает?

    Скорее всего – в октябре начнется следствие. При самых лучших раскладах дело в суд пойдет через полгода, считая с осени.


    Аналог антикоррупционного бюро в Индонезии за 12 лет борьбы с коррупцией посадил 73 члена парламента, 11 министров и около ста чиновников. Нам ждать таких же эффективных результатов?

    Берем проще - Румынию. Последнее дело румынского антикоррупционного бюро - это подозрение премьер-министру. До этого они посадили кучу судей и депутатов. Вернули в прошлом году в бюджет коррупционных активов на 500 миллионов евро. Украинское бюро будет мегаэффективным при условии, что ему не будут мешать со стороны властей. Существуют риски, что Антикоррупционное бюро не заработает. Если это произойдет, то вообще не будет борьбы с высокопоставленной коррупцией в стране.

    Нардеп от БПП Сергей Каплин написал в своем блоге, что "Центр противодействия коррупции" подконтрольный нардепу с НФ Сергею Пашинскому. Что об этом думаете?

    Не знаю, что курнул Каплин. У нас с Пашинским несколько линий столкновения. Первая - хотим посадить конкретно Пашинского и его пацанов, которые раздерибанили арестованный бензин Курченко. Это делалось через фиктивные компании приближенного к нему бизнесмена Сергея Тищенко. Вторая линия столкновения с Пашинским и Чорновол - Антикоррупционное бюро. За его создание парламент проголосовал только в октябре потому, что Пашинский хотел, чтобы приняли закон в его редакции. Его альтернативный закон предусматривал, что руководителя Бюро будут выбирать не по конкурсу, а по назначению президента или исполняющего обязанности. Тогда им был Турчинов. Из-за нашей войны с Пашинским создание Бюро отложилось на год. За это он нас ненавидит. Потому что его идея – поставить во главе своего человека.

    Какие суммы хищения нефтепродуктов Курченко?

    Мы не все видим. Думаю, они раздерибанили не только нефтепродукты Курченко, но и другую конфискованную контрабанду. Что-то конфискуют постоянно, и это надо куда-то девать. В Украине нет системы, которая позволяет продать и передать деньги в бюджет. Поэтому просто дерибанят.

    Как с этим бороться?

    Закрыть нормально границу. Как может просочиться цистерна с бензином? На пропускном пункте закрывают глаза и оформляют бензин "как горошек". Как правило, нефтепродукты везут даже не цистернами, а в одесский порт или Ильичевск: заходит танкер, который якобы пустой. Это коррупция, которую легко побороть при желании, поскольку можно контролировать.

    Как за последний год изменилась работа в силовых ведомствах - в Генпрокуратуре, МВД, СБУ?

    Никак. В качестве примера, Ершова, Чаботаря и Сакала наказали, удовлетворив рапорт об отставке. Их состояние не забрали, не посадили, а просто уволили. Прекрасное наказание. Это сигнал всей системе, что можно воровать по-старому, потому что никого не посадят. Воруйте больше и быстрее, потому что если вас "спалят" журналисты, придется уволить.

    Какие сейчас надо предпринимать шаги, чтобы минимизировать коррупцию?

    Журналистам – разоблачать коррупцию. Сейчас влияние журналистов и общественных деятелей больше, чем было раньше. Медиа-скандалы заставляют реагировать. Для власти – продолжать нифига не делать. Чем дальше покрывают коррупцию, тем быстрее их снесут. В лучшем варианте - на выборах.

    Что делать, чтобы коррупционеры стали бояться брать взятки?

    Пока не будут садиться за решетку, до тех пор не будут бояться.

    Теги: коррупция Порошенко сергей пашинский Виталий Ярема Шабунин
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив