Узнаем ли мы всю правду об АТО?

    9 июля, 2015 17:57
    Введут ли в Украине военную цензуру, можно ли будет доверять информации из зоны АТО, и что грозит авторам сюжетов о проблемах в армии – разобрался UA1

    Министерство информполитики и ряд общественных организаций бьют тревогу: свобода слова относительно происходящего в зоне АТО под угрозой.

    Речь идет чуть ли не о военной цензуре. По прогнозам чиновников, украинцы потеряют доступ к объективной информации из зоны АТО. А тот, кто осмелится говорить о проблемах в украинской армии, может попасть под уголовное преследование.

    Информация, исходящая из зоны боевых действий, должна ограничиваться – это банальнейшая истина.

    В главных «душителях свободы слова» оказался нардеп и координатор группы «Информационное сопротивление» (ИС) Дмитрий Тымчук. Он стал одним из авторов законопроекта 2050а о совершенствовании информационного обеспечения АТО, из-за которого все и началось.

    Тымчук второй год занимается вопросом информационной безопасности в условиях военного конфликта на Донбассе и уверен, что поток данных из зоны АТО необходимо ограничить.

    «Тот факт, что информация, исходящая из зоны боевых действий, должна ограничиваться – это банальнейшая истина, – говорит он и предлагает четкий перечень того, о чем писать нельзя и о чем можно, но только по согласию со штабом АТО.

    Его оппонентами выступают Мининформполитики, ряд общественных организаций и представители некоторых медиа.

    «Юридически в стране нет военного положения, и значит, никто не отменял ст.15 Конституции, которая запрещает цензуру, – объясняет свою позицию эксперт Института медиа права Игорь Розкладай. – И если у нас не военное положение, предусматривающие ограничение прав граждан, то действует еще и «Закон об информации» с запретом цензуры и согласования материалов».

    Такую же позицию отстаивает и замминистра информполитики Татьяна Попова. «Я не могла не отреагировать на этот законопроект и предупредила, что мне придется что-то предпринимать, потому что журналисты жалуются, – заявила она. – И после этого дала комментарий, что конкретно мне не нравится».

    По мнению Поповой, журналисты хотят иметь свой материал, а не пользоваться исключительно информацией спикера АТО Андрея Лысенко и Дмитрия Тымчука.

    К слову, последнего она заподозрила в пиаре на теме АТО и желании единолично подавать всю информацию с Донбасса.

    Сам Тымчук к категоричной позиции замминистра информполитики Татьяны Поповой относится с нескрываемым сарказмом, считая это просто сведением личных счетов.

    Дело в том, что два месяца назад Попова обратилась к группе ИС с предложением выступить инициатором меморандума о введении самоцензуры в СМИ. Сама замминистра не хотела брать на себя ответственность за такую инициативу, которая как раз и походила на подавление свободы слова.

    «Понятно, что группа ИС не стала участвовать в этой афере: раз уж мы живем в правовой державе, то и действовать надо с позиций закона, а не интриг и закулисных игр чиновников, – объясняет свою позицию Тымчук. – Потому нынешние вопли этих самых чиновников о какой-то «неправильности» законопроекта выглядят как минимум лицемерно и цинично».

    Открытые источники

    Тымчук говорит, что более 90% информации, интересующей разведку, спецслужбы получают из открытых источников, в частности из публикаций в СМИ.

    «Элементарный пример: оператор снимает блокпост, тут же идет информация, где он находится, сколько там человек, показывают обзор из амбразуры, – объясняет он. – Не нужно быть высоколобым аналитиком разведки, чтобы сделать вывод, какие сектора под обстрелом и какие силы нужно задействовать для нейтрализации блокпоста».

    Норма позволяет брать под белы ручки фактически любого журналиста в зоне АТО и, грубо говоря, сажать его в кутузку.

    Эксперт уверен, что есть острая необходимость контролировать всю информацию, поступающую из зоны АТО. Но таким образом, чтобы было четкое понимание: что можно давать в новостях, а что нет. Однако именно такого понимания из-за недоскональных законодательных норм нет.

    Сейчас процесс контроля над информацией регламентируется двумя законами: «О государственной тайне» и «О борьбе с терроризмом». Но прописанные в них нормы можно трактовать слишком широко.

    К примеру, ст. 17 закона «О борьбе с терроризмом» гласит, что во время проведения АТО запрещается распространение через СМИ или другим способом информации, которая может затруднить проведение антитеррористической операции.

    «Эта норма позволяет брать под белы ручки фактически любого журналиста в зоне АТО и, грубо говоря, сажать его в кутузку, – объясняет Тымчук. – А наш законопроект конкретизирует нормы действующего законодательства. Это шаг в сторону свободы слова даже в условиях фактически военных действий в Украине».

    В частности, авторы законопроекта предлагают запретить распространение информации о расположении и перемещении подразделений ВСУ, состоянии их боевой и мобилизационной готовности, техническом состоянии вооружения, морально-психологическом состоянии военнослужащих и ряде других норм.

    В то же время, по усмотрению штаба АТО какие-то из этих данных все же могут быть опубликованы.

    «Любой журналист будет четко знать, какие именно данные о подразделениях ему раскрывать нельзя, – поясняет Тымчук. – Но если ему уж очень хочется вставить их в свой репортаж – нет проблем, если в штабе АТО считают это допустимым».

    Эксперт считает, что критикам законопроекта необходимо сначала изучить действующее законодательство, где все эти нормы уже прописаны. Отличие лишь в том, что они не предполагают исключений, предусмотренных в новом законопроекте – по согласованию со штабом АТО.

    Конфликт интересов

    Главная претензия оппонентов Тымчука – все та же расплывчатость некоторых формулировок. В частности фигурирующая в законе «идеология терроризма», которую можно трактовать как угодно.

    Также вызывает вопросы необходимость согласовывать со штабом АТО, что можно говорить о военном конфликте, а что нет.

    Функция оперативного информирования людей о происходящих на Донбассе событиях станет невозможной.

    «По закону есть только два вида информации: с ограниченным доступом, которая не может разглашаться, и открытая, на распространение которой не нужны никакие разрешения», – говорит Розкладай из Института медиа права.

    По его мнению, законопроект вводит новый тип информации – открытая, но которую необходимо согласовывать со штабом АТО. В результате в эту структуру пойдут тысячи запросов, с которыми штаб не справится, и функция оперативного информирования людей о происходящих на Донбассе событиях станет невозможной.

    «Распространяемые некоторыми чиновниками басни о том, что журналисту придется абсолютно все материалы согласовывать, некорректны, – поясняет Тымчук. – Согласовывать потребуется только «закрытые» данные, точный перечень которых приведен в законопроекте».

    Вообще в Мининформполитики крайне ревниво отнеслись к тому, что еще кто-то кроме них пытается работать в сфере информационной политики и безопасности. В ведомстве считают, что ИС просто хочет монополизировать доступ к информации из зоны АТО. Эксперты общественного движения это отрицают.

    «Весной прошлого года именно ИС инициировала создание пресс-центра АТО, мы участвовали в создании информационного центра СНБО, который также давал информацию о ходе АТО, – парирует Тымчук. – Таким образом мы снимаем с себя функцию общественной инициативы по информированию общественности о ситуации в АТО».

    Координатор ИС дает понять, что не собирается конкурировать с Мининформполитики, это не его задача. Кроме того, действие нового закона будет распространяться и на ИС – они точно так же будут согласовывать, что давать в новостях, а что нет.

    Вместе с тем Тымчук указывает на ошибки профильного ведомства, претендующего на главенство в обеспечении информационной безопасности страны. По его словам, министерство слишком мало содействует украинским СМИ, зато охотно идет навстречу иностранным изданиям, называющим события на Донбассе «гражданской войной», а террористов – «ополченцами».

    Он считает, что такое сотрудничество заходит слишком далеко. «По нашим данным, журналисты одного из указанных вами СМИ («не совсем украинских») после работы в подразделении АТО отправились в Донецк со всем отснятым материалом. До вас и близко не дошло, как лихо вы сработали в пользу ФСБ РФ», – написал он в Фейсбук, обращаясь к замминистра.

    Теги: АТО Мининформации Дмитрий Тымчук цензура информполитика защита информации Информационное сопротивление
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив