Управленческий кризис – начало кадровой революции

    30 июля, 2015 15:27
    Скандальные увольнения, неоднозначные назначения, добровольно-принудительные отставки. Во власти происходит «текучка» кадров. Специалисты признают, что Украина страдает от управленческой неэффективности

    О том, что государственный аппарат управляется неэффективно, свидетельствуют многочисленные увольнения и отставки, которые происходят в последнее время. Не говоря уже о видимых результатах такого управления.

    Иногда главы одного ведомства или министерства меняются многократно за короткий период. Особенно долго не везло силовому блоку: Министерству обороны, СБУ и Генпрокуратуре. В других ведомствах кадровые встряски может и не столь часты, но не менее резонансны. Так произошло с Минздравом и Минэкологии.

    Назначение же иностранцев на ключевые посты в органах государственной власти у многих вызвало «обиду за своих». В пользу привлечения экспатов к государственному управлению часто выдвигаются следующие аргументы: они честнее, профессиональнее, опытнее, с другой ментальностью и подходами, не отягощены коррупционными связями внутри страны и принадлежностью к олигархическим кланам.

    Среди аргументов «против»: иностранцы отнимают хлеб украинских менеджеров, порождают чувство неполноценности, внедрены Западом. Опыт для Украины – не новый и не однозначный. Вот и сейчас с иностранцами оказалось не все так просто.

    Эйфория от назначения экс-президента Грузии Михаила Саакашвили одесским губернатором стала проходить, когда дело дошло до формирования команды. В частности, много вопросов вызвало присутствие в ней бывшего министра экологии Игоря Шевченко, которого Рада уволила за коррупцию, и российской оппозиционерки Марии Гайдар.

    Кадровый кризис заключается в насущной потребности в эффективных менеджерах высшего звена на фоне абсолютной демотивации со стороны власти и граждан.

    Непонятная история с отставкой министра здравоохранения Александра Квиташвили, который заявил, что ему не дают проводить реформы, также вызвала бурную реакцию общественности. Не менее загадочным выглядит выбор на должность главы правления одного из важнейших для экономики Украины предприятий – «Укрнафты» гражданина Великобритании, правда, с очень солидным опытом управленческой работы в крупнейших нефтегазовых компаниях мира.

    Вопрос «неужели нет своих?» не теряет актуальности. Да и со «своими» продолжается полная чехарда. Так, недавнее аварийное назначение Геннадия Москаля губернатором Закарпатской области аналитики уже назвали признаком того, что у Президента начался кадровый кризис.

    Однако, кризис, возможно, начался не столько у Президента, сколько во всей государственной системе. Заключается он в насущной потребности в эффективных менеджерах высшего звена на фоне абсолютной демотивации со стороны власти и граждан.

    Ирина Синчалова, президент Ассоциации бизнес-тренеров, консультантов, коучей Украины считает, что на кадровом рынке проблема с профессиональными менеджерами государственного уровня действительно присутствует. По ее мнению, связано это с тем, что долгие годы государственный аппарат воспроизводил «себе подобных» – чиновников бюрократического советского периода.

    Действительно, старые подходы еще сохранились во многом. А класс руководителей нового типа только-только поднимается на ноги. Заведующий кафедрой государственной службы и кадровой политики Национальной академии государственного управления при Президенте Украины, профессор Владислав Федоренко в комментарии для UA1 подтвердил наличие проблемы: «Думаю, что определенные проблемы с селекцией таких кадров сейчас существуют. Согласитесь, сложно найти человека, который бы не занимал последние 4 года руководящих должностей в государственном управлении, имел бы кристальную биографию и не был падок к коррупции. Сложно не выбрать «лучших среди худших».

    Спрос и предложение

    Пожалуй, впервые в Украине можно наблюдать открытые конкурсы на руководящие должности разного уровня в госструктурах – явление, казалось бы, позитивное. Но, к примеру, конкурс на должность руководителя Национального антикоррупционного бюро длился почти полгода. Бюро до сих пор бездействует. Возникает сомнение: не является ли такая открытость и прозрачность показухой или очковтирательством.

    К позитиву  можно отнести начало сотрудничества государства с рекрутинговыми агентствами. Объявления о вакансиях в госслужбе все чаще появляются и в соцсетях. Такой повышенный спрос свидетельствует о наличии дефицита.

    Среди желающих служить государству можно выделить 3 основных категории: молодые, идущие за опытом и стажем, потенциальные коррупционеры и совсем уж бездари, которые больше нигде не могут устроиться.

    HR-эксперт карьерного портала rabota.ua Татьяна Пашкина в комментарии для UA1 отмечает, что в интернете предложений о работе в бюджетном секторе становится все больше. Среди причин она называет и постоянный процесс интернетизации общества, и медленное, но все-таки развитие e-government в нашей стране.

    Кроме того, по словам эксперта, очень повлияли события последнего года: активизировались военные, правоохранительные и пограничные учреждения, а нацеленность на перезагрузку государства заставляет искать новые лица и в других направлениях. Яркий пример – создание патрульной полиции.

    «Мы стараемся максимально поддерживать все начинания, связанные с увеличением значения государства как работодателя. Именно поэтому на портале rabota.ua есть специальная программа поддержки некоммерческих организаций», – подчеркнула эксперт.

    Рекрутинговый портал Head Hunter тоже отмечает увеличение запросов от госсектора на руководящие кадры. Согласно данным компании, такие специалисты по итогам первого полугодия 2015 года вошли в рейтинг наиболее востребованных. Эта профессиональная сфера впервые попала в топ-5 сфер с самой низкой конкуренцией.  

    На сайте hh.ua появился отдельный раздел «Работа в правительстве», где можно увидеть запрос на глав местных прокуратур и директоров таких крупных государственных компаний, как «Хлеб Украины», «Укрспирт», «Артемсоль». Объявления о конкурсах и собеседованиях можно увидеть и на сайтах самих министерств, ведомств, Верховной Рады.

    Что касается спроса со стороны соискателей, то данные неоднозначны. В рекрутинговых компаниях утверждают, что спрос на вакансии от госучреждений вырос. По информации же источников из госструктур, в высокие кабинеты сейчас никаких очередей не наблюдается, а многие там так и сидят «на чемоданах», потому что не знают, что будет завтра.

    Главы министерств теперь получают приблизительно 6 тыс. грн, ведомств – около 5 тыс. грн, заведующие отделов – в районе 3 тыс. грн, встречаются вакансии с окладами меньше 2 тыс. грн.

    Народный депутат от фракции «Самопомощь» Виктор Кривенко, который в свое время предлагал пути реформирования госслужбы, в комментарии UA1 отмечает, что служить государству сейчас идут неохотно. А среди желающих можно выделить 3 основных категории: совсем молодые, сразу после института, идущие за опытом и стажем, потенциальные коррупционеры, как, например, в прокуратуры и другие «рыбные места», или совсем уж бездари, которые больше нигде не могут устроиться.

    Однако ошибочно было бы считать, что квалифицированных, талантливых, современных управленцев в Украине нет. Эксперты утверждают обратное. Достойных управленцев мы можем наблюдать и в бизнесе, и даже иногда во власти.

    Мотивация и критерии

    По мнению Виктора Кривенко, основной демотивирующий фактор – низкие зарплаты госчиновников. Как известно, госслужащих не только сократили, но и урезали им зарплаты. Так, главы министерств теперь получают приблизительно 6 тыс. грн, ведомств – около 5 тыс. грн, заведующие отделов – в районе 3 тыс. грн, встречаются вакансии с окладами меньше 2 тыс. грн.

    По словам Федоренко, привлечь ценного работника на госслужбу за такие маленькие зарплаты очень сложно. Сложно представить, что конкретные люди готовы бросить успешный бизнес и стать «волонтерами от госслужбы», чтобы получать там в 10-20 раз меньше.

    Однако, как утверждает Пашкина, в этом плане слабая денежная мотивация часто компенсируется мотивацией быть частью позитивных изменений в обществе. «Кроме того, тот же зарплатный вопрос может остро стоять в Киеве, где средний показатель зарплаты выше предлагаемого бюджетными организациями. А в регионах уровень зарплаты чиновника не намного ниже того, что предлагает своим сотрудникам бизнес», – отмечает эксперт.

    В некоторых объявлениях о вакансиях в госструктурах с низкими зарплатами часто появляется формулировка «работа для патриотов». Патриоты находятся. Но если мерилом патриотизма считать готовность работать почти даром, то есть большой риск, что такие патриоты могут быстро превратиться в коррупционеров. Поскольку даже патриоты и их семьи нуждаются в деньгах.

    В структурах самого высокого уровня клановые подходы «свой-чужой» до сих пор являются определяющими в командообразовании.

    При таких зарплатах и графике работы им не останется других путей получения дохода, кроме как коррупционных. Конечно, не каждый готов на это пойти, но для соблазна созданы все условия. Вопрос в мотивации со стороны государства – в ком оно больше заинтересовано: в патриотах, профессиональных менеджерах или коррупционерах.

    Судить об этом можно по принципам отбора кандидатов. Официально заявленные в объявлениях или условиях конкурсов критерии и требования кардинально отличаются от принципов отбора непосредственно на личных собеседованиях.

    В структурах самого высокого уровня клановые подходы «свой-чужой» до сих пор являются определяющими в командообразовании. К тому же, по мнению Федоренко, непринадлежность к олигархическим кланам невозможно не только как-то протестировать, но и упредить. Занять должность выше заместителя директора департамента в министерстве, не пройдя неофициальные «смотрины» у представителей финансово-промышленных групп, сегодня довольно сложно.

    «Иначе как объяснить феномен молодых дарований на госслужбе, у которых первая запись в трудовой книжке – директор департамента  или же заместитель министра? Где мы видим здесь служебную карьеру, в результате которой государственный служащий и должен занять высокую должность?», – отмечает эксперт.

    Ирина Синчалова видит причины невостребованности профессиональных менеджеров высокого уровня в следующем: «Во-первых, принципы отбора кандидатов на должности государственных чиновников действительно не поменялись. Во-вторых, уровень заработных плат государственных служащих подразумевает не наличие профессиональных компетенций, а готовность функционировать в коррупционной системе координат».

    Получается, что системе все-таки больше нужны коррупционеры.

    Умение менеджера логически мыслить, выстраивать причинно-следственные связи и делать выводы гораздо важнее, чем обученность конкретным решениям.

    Интересно проследить, какую роль в этом вопросе играет фактор образования. Каждый год государство формирует для высших учебных заведений довольно высокий  заказ на подготовку, переподготовку и повышение квалификации дипломированных специалистов в области государственного управления. То есть, потенциальных кадров с соответствующим образованием и дипломом в стране хватает.

    Например, только в этом году Национальное агентство Украины по вопросам государственной службы на подготовку магистров по специальностям отрасли знаний «Государственное управление» запросило в общем количестве 1300 человек.

    Из них: на подготовку магистров по специальности «Государственное управление» – 240 человек, по специальности «Государственная служба» – 1060 человек. Объем государственного заказа на повышение квалификации государственных служащих и должностных лиц местного самоуправления составляет 20 672 человека.

    Исполнителей госзаказа отбирают на конкурсной основе. Известно, что Национальная академия государственного управления при Президенте Украины ежегодно выпускает тысячи дипломированных госслужащих и управленцев. По словам профессора Федоренко, конкурс среди абитуриентов НАДУ высокий, как и процент трудоустройства выпускников.

    Ситуация с дефицитом кадров для государственной службы, по мнению специалиста, обусловлена общесоциальными и правовыми факторами: утратой былого престижа в обществе, потерей высоких зарплат, привычной стабильности и социального обеспечения.

    Вместе с тем, эксперты также отмечают, что качество и уровень профессиональной подготовки государственных управленцев оставляет желать лучшего. По мнению регионального директора компании по подбору управленческого персонала Pedersen&Partners по странам СНГ Алексея Долгих, опыт важнее образования, которое высоко ценилось 10-15 лет назад.

    Сейчас знания быстро устаревают. И поэтому обучение менеджера происходит не столько в отрыве от работы, сколько на рабочем месте. Его умение логически мыслить, выстраивать причинно-следственные связи и делать выводы гораздо важнее, чем обученность конкретным решениям.

    Мотивация бизнеса – получение прибыли, а представителей гражданского общества – публичная защита прав и свобод человека. Меняя место работы, эти категории граждан еще долго остаются носителями своего Modus vivendi.

    Новые времена предъявляют новые критерии и требования к руководителям высокого уровня. Востребованным становится такой критерий, как лидерство – способность или талант определять курс, брать ответственность и вести за собой. Различных школ и курсов лидерства хватает, но с настоящими лидерами в Украине проблема.

    Лидерство вызревает из опыта, знаний, личных качеств и доверия команды. Совсем юным лидерам опыта не хватает, нет желания нести ответственность. Управленческий опыт требует времени – лет 20, по мнению аналитиков. Ответственности невозможно научить на курсах, это прививается в семьях.

    Из тех, кто все-таки успел за короткое время независимости Украины созреть, мало кто обладает важным для лидера качеством – искренностью. Искренность вызывает доверие. Доверие мотивирует следовать за лидером. Не могут вызывать доверия лидеры с официальной зарплатой в 3-5 тыс. грн, при этом живущие на миллион долларов.

    Люди из бизнеса и активисты

    Однако новые кадры все же брать где-то надо. Не все управленцы должны быть политиками. Аналитики HeadHunter рассказывают: «На разных уровнях госслужбы рады видеть менеджеров с опытом из бизнеса. Они интересны прежде всего тем, что за последнее десятилетие украинский коммерческий сектор пережил несколько критических периодов. Опыт кризис-менеджмента и управления в стрессовых ситуациях актуален для новых госслужащих. Кроме того, бизнес привык не просто работать, но и показывать результаты». 

    Будет ли хороший бизнес-менеджер хорошим менеджером для страны, а общественный деятель – эффективным управленцем? Здесь мнения экспертов расходятся.

    Ирина Синчалова считает, что хороший бизнес-менеджер будет эффективным менеджером и в масштабах государства, потому что он ориентируется на достижение запланированных результатов и умеет управлять процессом. Но при одном условии – изменение самой системы управления государством.

    А по мнению профессора Федоренко зарубежный опыт привлечения кадров из бизнеса и общественных деятелей в государственную службу пока сложно реализуем в Украине по вполне объективным причинам: «В нашем государстве, как и во многих постсоветских республиках, государственные служащие – это люди процедур и административных режимов.  Мотивация бизнеса – получение прибыли, а представителей гражданского общества – публичная защита прав и свобод человека. Меняя место работы, эти категории граждан еще долго остаются носителями своего Modus vivendi. Получается, что бизнесмены пытаются получить прибыль на государственной службе, а гражданские активисты вместо работы критикуют и изобличают возглавляемое ведомство».

    Конечно, есть риски. Во-первых, украинский цивилизованный бизнес только начал формироваться, а рынки еще сложно назвать здоровыми и адекватными. Во-вторых, в силе фактор лоббизма. Велика вероятность того, что высокая государственная должность может быть использована в лоббировании интересов своего бизнеса или для организации нового.

    В таких сферах, как образование, культура, оборона, здравоохранение, бизнес-подход и ориентированность на прибыль могут быть губительными. Несмотря на универсальность управленческих принципов, разница в управлении бизнесом и государством все же существует. Последнее, среди прочего, подразумевает еще и более высокие категории управления.

    Помимо показателей прибыли, доходности управленцу нового типа придется учитывать также показатели социальной и правовой защищенности населения, качества жизни, безопасности физической и информационной, динамику развития отдельных отраслей и страны в целом.

    Однако эксперты настроены оптимистично и ожидают, что через 2-4 года мы увидим новое поколение управленцев, как в бизнесе, так и в государстве. 

    Теги: Порошенко Саакашвили Укрспирт укрнафта кадровая политика должностные лица
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив