Убийственные технологии: кто и как использует смерть Бабченко

    30 мая, 2018 16:36
    Убийство Аркадия Бабченко приведет к ряду серьезных последствий в Украине и за ее пределами. О скрытых за трагедией технологиях – украинские политологи для UA1

    На момент публикации настоящей статьи не было известно, что оппозиционный российский журналист Аркадий Бабченко жив, а покушение на него было инсценировкой Службы безопасности Украины.

    По мнению топ-чиновников, пока главная версия совершенного вечером 29 мая в Киеве убийства – это заказ Кремля, хотя МВД только начало следствие. Со своей стороны журналисты, помня о полном отсутствии результатов убийства Павла Шеремета, начали собственное расследование.

    Тем временем, трагедия уже получила международный резонанс. Российский МИД уже успел выдать порцию обвинений в разгуле насилия и безнаказанности преступников в Киеве. В свою очередь украинский МИД заявил, что Кремль и ранее прибегал к политическим убийствам.

    В ЕС пока осторожничают и не делают скоропостижных выводов о причинах произошедшего, призывая лишь к быстрому и прозрачному расследованию. Для более детального знакомства с ситуацией в Киев вылетел представитель Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Арлем Дезир.

    Не смотря на это, украинские политэксперты считают, что убийство Бабченко будет иметь далеко идущие последствия, как в Украине, так и в мире.

    Политолог, глава Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко, уверен, что это убийство преследует сразу несколько целей. Прежде всего, это наказание и устрашение российской политической диаспоры в Украине, а также дискредитация Киева. Одновременно это и провоцирование внутренних конфликтов – обвинение в адрес украинской власти, в адрес украинских спецслужб. Одна из важнейших задач РФ посеять нестабильность в украинских спецслужбах, чтобы их упрекали, нападали, не верили.

    «Одна из целей, о которых говорили еще после убийства Вороненкова, и сейчас это подтверждают комментарии российских политиков, общественных деятелей, близких к Кремлю медиа-руководителей – это запугать оппозиционеров, показать, что нельзя уезжать в Украину, – объясняет UA1 политолог. – Это направлено на российскую политическую диаспору, которая находится в Украине. Российские журналисты, сохранившие независимую позицию, в один голос говорят – это месть Бабченко за его радикальные призывы. Экс-депутат российской Думы Илья Пономарев говорил, и нужно эту версию проверять, что существует список как минимум из трех россиян в Украине, по которым уже сделали заказ».

    Одновременно с этим Фесенко обращает внимание на очередную попытку дискредитации Киева как столицы Украины.

    «Очень подозрительно выглядит тот факт, что убийство Бабченко произошло буквально накануне заседания Совбеза ООН, на котором российский представитель этот эпизод сделал одним из ключевых, – констатирует эксперт. – Причем, судя из контекста, это был не какой-то пассаж, добавленный в последний момент, а это уже было в тексте, была заготовка».

    Политолог сравнивает эту ситуацию со смертью журналиста Олеся Бузины, которого убили в Киеве перед телевизионной прямой линией Путина, и российский президент сразу же об этом упомянул. России нужны конкретные факты для политических обвинений в адрес Украины, для демонстрации того, что в столице Украины хаос, убивают людей. И особый акцент делают на том, что убивают журналистов.

    «Конечно, я считаю, что следствие должно рассматривать разные версии. Но с точки зрения того, кому выгодно это убийство, с точки зрения очевидных мотивов версия о российском следе первоочередная», – соглашается с чиновниками Фесенко.

    Вместе с тем, его коллега-политолог, директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев уточняет, что это не означает непосредственное вмешательство Кремля.

    «Российский след может быть разным, начиная от спецслужб и заканчивая разного рода недругами, считает он. – Бабченко был человек бескомпромиссный, резкий, воевал. Поэтому тут могут быть разные направления российского следа, могут быть другие заказчики и мотиваторы».

    Карсев считает, что сейчас нужно отталкиваться от последствий, к которым приведет это убийство и потом уже выходить на поиск следов, а не просто озвучивать стереотипные версии.

    При этом он однозначно согласен с Фесенко, что в РФ эту трагедию используют сразу в нескольких аспектах.

    «Первое – это обвинения, что в Украине тотальное беззаконие, безнаказанность, преступность и хаос, – перечисляет эксперт. – Второе –Россию настораживает, что Киев в последнее время превратился в такой себе Лондон для российских оппозиционеров, которые вынуждены покидать Россию, но уезжают не в Европу, а оседают в Киеве. И следствием убийства Бабченко будет то, что все эти российские оппозиционеры менее охотно будут выбирать Киев для своей оппозиционной деятельности».

    На замечание UA1 о том, что для таких целей ФСБ могло показательно казнить более видного представителя российской оппозиции, Карасев обращает внимание на одну деталь.

    «Тут есть одна деталь: он был военный журналист, это важный момент. Также он в свое время воевал в Чечне. А еще получал премии на Западе. Все это тоже могло сыграть роль, – объясняет эксперт. – Но в целом я согласен, что это не настолько знаковая фигура . т.е. он не был ярким представителем или символом российских оппозиционеров, работающих в Киеве».

    На неоднозначность российского следа указывает и политэксперт, директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

    «После встречи президента Макрона и канцлера Меркель, приезда президента Германии Штайнмайера в Украину с возможными посланиями о договоренностях между Меркель и Путиным, это сейчас не совсем выгодно России, – считает Бортник. – Это может быть выгодно части российских элит, которые настроены на войну, «ястребиных» элит, которые желают дальнейшей эскалации, хотят военного разрешения кризиса в Украине. Но для российского политического руководства это сегодня выглядит бессмысленно».

    В то же время эксперт согласен, что убийство Бабченко не что иное, как акт запугивания журналистов, экспертов, политиков. А также очередное напоминание, что у РФ руки длинные и они до всех дотянутся. Более конкретно говорить о заказчиках трагедии можно будет спустя некоторое время.

    «Следим за руками, – советует Бортник. – В зависимости от того, кто и как будет использовать это убийство, можно будет говорить о том, кто за этим стоит. Так что наблюдаем, какие силы будут это использовать».

    Также политэксперт считает, что пришло время политизировать расследования подобных убийств.

    «Я уверен, что пора создавать международную следственную комиссию по резонансным преступлениям и с максимальным привлечением политики их расследовать. Украинские органы на это не способны, – утверждает Бортник. – Безнаказанность и непрофессионализм поощряют все новые и новые преступления».

    В низком уровне непрофессионализма эксперт обвиняет и украинские спецслужбы.

    «Это человек, которому поступали многочисленные угрозы, ведущий телеканала – почему его не охраняли? – удивляется Бортник. – Неужели у государства не было одного охранника выделить этому человеку, отцу шестерых детей, чтобы его защитили?».

    Отчасти это мнение разделяет и Карасев: «Безусловно, если бы были результаты расследования по убийству Шеремета и остальным, то, конечно же, это ограничило бы возможности для такого рода показательных убийств. Хотя заказные убийства во всем мире плохо расследуются. Вспомнить хотя бы убийство Кеннеди».

    А Владимир Фесенко считает, что невозможно защитить все потенциальные объекты нападения – в Украине как минимум сотня россиян-политбеженцев, и неясно, где будет нанесен очередной удар.

    «В качестве примера приведу историю с отравлением Скрипалей, – говорит эксперт.– Там скандал начался с того, что это не первая такая ситуация. Британские журналисты выявили, что существуют несколько десятков подозрительных смертей россиян. Можно, конечно, тоже критиковать Скотланд-Ярд, Ми-5, и кстати, британцы критикуют. Но на что я обращу внимание: даже в Израиле не могут прикрыть от каждого теракта. Самая сильная спецслужба в мире не может от этого застраховаться. Это просто физически невозможно».

    Как следствие Фесенко считает маловероятным раскрытие заказных убийств, подобных убийству Бабченко.

    «Я вам скажу так: значительная часть заказных убийств не раскрывается. Извините за банальность, но в Штатах до сих пор спорят по поводу того, кто именно заказал Джона и Роберта Кеннеди. По Мартину Лютеру Кингу такая же ситуация. Поэтому Украина не является каким-то исключением из правил, каким-то абсолютным островком нестабильности», – констатирует эксперт.

    Пока же МВД заявляет, что прилагает все усилия для раскрытия этого преступления. Над этим работают лучшие эксперты, которые прорабатывают различные версии.

    «Версии убийства могут быть любые, безусловно лишь одно: стреляли не только в Бабченко, стреляли в Украину, – убежден Карасев. – Поэтому, чтобы не умножать версии и не превращать расследование в фарс, нужно действительно сделать все, чтобы раскрыть это преступление. Чтобы не было так, как с Шереметом».

    Теги : Путин Россия МИД Владимир Фесенко МИД России Руслан Бортник Вадим Карасев Аркадий Бабченко
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ


      Архив