Убить люстрацию? Как происходит «очищение власти» по-украински

    23 июня, 2015 14:41
    Люстрация в Украине сталкивается с серьезным сопротивлением. UA1 попытался выяснить, какие именно факторы и кто из политических игроков больше всего препятствуют очищению власти

    многие эксперты акцентируют: люстрация в Украине фактически стартовала аж на 23-м году независимости нашего государства. Учитывая это, украинская модель выглядит уникальной.

    В то же время, такое запоздалое «прозрение» якобы противоречит, в частности, 10-му принципу «Указаний по обеспечению соблюдения люстрационными законами и подобными административными мерами требований правового государства» Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). Согласно документу, люстрация может применяться исключительно к действиям, трудовой деятельности или членству в организациях, имевших место, начиная с 1 января 1980 года. А также до момента свержения коммунистической диктатуры. «Поскольку маловероятным является то, что лица, не совершавшие нарушений прав человека в течение таких десяти лет, будут совершать такие нарушения в настоящее время», – мотивируется в документе.

    Впрочем, адвокаты украинской люстрации выдвигают свой аргумент: мол, основополагающе-ограничительная Резолюция ПАСЕ № 1096 «О мерах по преодолению последствий прошлых коммунистических тоталитарных систем» была принята в 1996 году (почти 10 лет назад). Опиралась она на негативный опыт некоторых антикоммунистических моделей люстрации в странах Центральной и Восточной Европы. В то же время, отечественное очищение власти в первую очередь предполагает политическое устранение тех госчиновников, которые составляли политико-бюрократическое ядро режима Януковича.

    По мнению политического эксперта Сергея Тарана, высказанному в комментарии UA1, вряд ли нынешняя люстрация стала бы возможной без победы Революции Достоинства. «И, как ни парадоксально, ее старту способствовала наша вооруженная борьба за оккупированные «северным соседом» украинские территории», – считает политолог. Впрочем, по его мнению, кроме политического аспекта, не менее важны законодательные основы, и в первую очередь – результаты их практического воплощения.

    Трудности роста

    Люстрационный процесс регулируется двумя базовыми законами: «О восстановлении доверия к судебной системе Украины» (от 8 апреля 2014 года) и «Об очищении власти» (от 27 января 2015 года). Первый из них регламентирует проверку судей. Второй – устанавливает правовые основания и механизмы люстрации чиновников исполнительной ветви власти (правоохранительных органов, в частности).

    Согласно «судебному» закону, проверке подлежат судьи, которые принимали решения или выносили приговоры в период Революции Достоинства по отношению к активистам Майдана. А также служители Фемиды, принимавшие решения об отмене результатов волеизъявления в одномандатных округах на выборах в Верховную Раду 7-го созыва, или о лишении депутатского мандата некоторых народных избранников. К тому же, согласно закону существует еще одна категория судей – по которым решением Европейского суда по правам человека установлено нарушение Украиной Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

    Также закон предусматривает автоматическое увольнение с административных должностей председателей специализированных, апелляционных, местных судов, их заместителей и секретарей судебных палат. Так же происходит очищение Высшего Совета юстиции и Высшей квалификационной комиссии судей – полномочия их членов прекращаются.

    Процедуру восстановления доверия к судебной системе осуществляет Временная специальная комиссия (ВСК). Орган состоит из 15 членов и имеет пропорциональное представительство по 5 членов от судебной системы (судьи в отставке), от Правительственного уполномоченного по вопросам антикоррупционной политики и Верховной Рады Украины (представители юридической общественности). Вывод ВСК о нарушении судьей присяги направляется в Высший Совет юстиции, который должен принять окончательное решение. Казалось бы, пропорциональный состав комиссии должен гарантировать беспристрастность и эффективность работы органа.

    Сегодня было бы преждевременным делать окончательные обобщения относительно эффективности работы люстрационной комиссии судей. Ведь по закону ВСК должна завершить работу 3 июля 2015 года. Впрочем, предварительные, не очень оптимистичные выводы следуют из заявлений председателя ВСК Владимира Мойсика прессе. По его словам, на рассмотрении комиссии в настоящее время находится 350 дел. Однако Мойсик выражает обеспокоенность в отношении вероятности завершения их рассмотрения в законный срок. Председатель ВСК сетует на то, что за год комиссия ни разу не собиралась в полном составе. Ведь назначение 5 «парламентских» членов произошло аж 5 марта этого года. К тому же, только недавно возобновили свою работу Высший совет юстиции и Высшая квалификационная комиссия судей.

    «Мы, юристы, понимаем, что наказать судью без ВККС, без ВСЮ невозможно. Общество же эти вещи не волнуют. Его интересует одно: почему до сих пор не наказан ни один судья», – сетует Мойсик. Именно поэтому он считает, что ВСК необходимо трансформировать в постоянно действующий орган. Вопрос только в том, поддержит ли эту инициативу парламент. Ведь, по мнению ряда экспертов, там существует мощное антилюстрационное лобби.

    Насколько успешным является восстановление доверия к судебной системе, могут дополнительно иллюстрировать несколько примеров. Так, ОО «Общественный люстрационный комитет» разместило на своем сайте список из 26 судей, которые, по мнению активистов, выносили решения, приводившие к нарушению прав граждан во время Революции Достоинства. Впрочем, поскольку эти служители Фемиды так и не подверглись люстрационной проверке, сейчас они могут претендовать на пожизненное назначение на должность судьи.

    В этом контексте весьма радикальный метод предлагается нардепом Андреем Ильенко: «Должны быть проголосованы соответствующие изменения в закон о люстрации – тотальная люстрация всего судебного корпуса, полная переаттестация всех без исключения судей... Три дня на переаттестацию, за малейшие нарушения – увольнение без пенсии из суда и запрет заниматься этой деятельностью в будущем». По мнению Ильенко, следует оставить 5-10% судей, к которым нет нареканий со стороны общественности. Однако затем необходимо безотлагательно провести набор новых людей. «Только таким образом можно восстановить судебную систему в стране», – считает депутат.

    В то же время, по мнению еще одного народного депутата Валентина Голуба, без быстрой люстрации судейского корпуса очищение исполнительной ветви власти сойдет на нет.

    В отношении последней вышеупомянутый закон «Об очищении власти» предусматривает автоматическое устранение от власти широкого перечня высших госчиновников. В то же время они подпадают под 10-летний запрет на занятие государственных должностей. Это касается чиновников, которые не менее одного года занимали должности в период с 25 февраля 2010 по 22 февраля 2014 года.

    Ко второй категории относятся чиновники, находившиеся на должностях в период с 21 ноября 2013-го по 22 февраля 2014-го (Революция Достоинства) и не были уволены по собственному желанию.

    И наконец, третью категорию составляют чиновники из коммунистического прошлого – лица, которые занимали руководящие должности в КПСС, КПУ, ЛКСМ (У), а также штатные работники или негласные агенты советских спецслужб.

    Согласно закону, процесс очищения власти администрирует Министерство юстиции. Оно проводит проверку чиновников и ведет люстрационный Единый реестр. Последний должен быть полностью открытым для общественности. За первоначальную люстрацию отвечает глава каждого конкретного ведомства или структуры, который обязан собирать и передавать все необходимые материалы в Минюст.

    Впрочем, как отметила в комментарии для UA1 директор департамента по вопросам люстрации Минюста Татьяна Козаченко, сопротивление чиновников государственных органов очень существенно. Большинство мероприятий со стороны Минюста подвергаются блокировкам или искажениям.

    В отличие от скромных результатов судейской люстрации, действие закона «Об очищении власти», как минимум, можно измерить конкретными цифрами. По оценке премьер-министра Арсения Яценюка, на сегодняшний день по этому закону уволены 500 человек, в то же время 1,5 тысячи госслужащих уволились по собственному желанию.

    Несмотря на это, ряд фактов заставляет усомниться в эффективности действующей ныне модели очищения власти, особенно в регионах. Так, народный депутат Дмитрий Добродомов акцентмрует на том, что тот же начальник управления юстиции в Ивано-Франковской области, является человеком Януковича.

    В то же время, нардеп Владимир Парасюк приводит негативный пример нынешнего прокурора Львовской области, которого якобы переназначили на эту должность после «народной люстрации» его в Днепропетровске. По мнению Парасюка, количество нелюстрированных по закону чиновников исчисляется по всей Украине не сотнями, а тысячами.

    Впрочем, самая существенная угроза отечественной люстрации, по мнению специалистов, заключается не в сопротивлении чиновников – она реально поступает со стороны единственного органа конституционной юрисдикции.

    Угроза реванша

    По мнению Сергея Тарана, существует опасность если не полной отмены люстрации, то, по крайней мере, ее значительного нивелирования. Речь идет о двух отдельных представлениях в Конституционный суд о соответствии Закона «Об очищении власти» Конституции Украины – от Верховного суда и от 47 нардепов из «Оппозиционного блока».

    Вероятно, прелюдией к такому демаршу стало задействование «оппозиционными» лоббистами (среди которых эксперты называют имена экс-регионалов Юлии Левочкиной и Сергея Кивалова) тяжелой правовой артиллерии в виде Венецианской Комиссии (ВК). В Комиссии подчеркивают необоснованность проведения люстрации в отношении должностных лиц коммунистического периода; отсутствие индивидуального подхода к установлению вины лица и применение в законе вместо этого должностного-временного критерия; сомнительность соблюдения в контексте процедуры люстрации права лица на справедливое судебное разбирательство; несоответствие определения Министерства юстиции как ответственного органа (в отличие от специально созданной независимой комиссии). К тому же, по мнению спикеров ВК, люстрация судей и чиновников должна регулироваться единым законодательным актом, а не конкурирующими законами. А данные по люстрированным лицам должны вноситься в Единый реестр только после обнародования окончательного судебного решения.

    Впрочем, критика отечественной модели люстрации звучит со стороны не только определенных украинских политиков и судей, но и определенной части общественных экспертов. Например, правозащитник Владимир Чемерис считает, что алгоритм люстрации противоречит международным стандартам по правам человека и, прежде всего, Европейской конвенции по правам человека. В комментарии для UA1 он отметил, что закон противоречит основополагающему принципу презумпции невиновности. «Если дела о применении закона дойдут до Европейского Суда по правам человека, то однозначно, что Суд признает нарушение гражданских прав в отношении украинских граждан со стороны государства. Об этом свидетельствуют аналогичные решения ЕС о люстрации в Польше и Литве», – отметил правозащитник. В то же время, он убежден, что нынешняя люстрация – это не процесс очищения, а ломка судебной системы под нынешнюю власть.

    Абсолютно противоположного мнения придерживается Сергей Таран, который в разговоре с UA1 заметил, что во многих странах Восточной Европы в начале 90-х годов тоже было немало критики в адрес люстрации, в том числе со стороны правозащитников. Последние, в частности, указывали на то, что процесс люстрации нарушает права граждан, причастных к коммунистическому режиму. Но, несмотря на такие замечания, даже жесткие модели люстрации были успешно воплощены.

    По мнению эксперта, наиболее эффективной моделью очищения власти была чешская. Тогдашний президент Вацлав Гавел инициировал соответствующие законы и процедуры, которые сделали возможным отстранение от государственных должностей всех людей, причастных к тоталитарному режиму. Они даже не были допущены к баллотированию на выборные должности. Именно такая люстрация, по мнению Тарана, позволила чехам быстро обновить элиту и сформировать демократическое общество. «Что касается украинского люстрационного закона, то он является одним из самых мягких по сравнению с другими странами, где люстрация власти состоялась», – считает политолог.

    В то же время, блогер и общественный активист Карл Волох акцентирует на том, что противодействие закону о люстрации осуществляется исключительно лицами, которые прямо в этом заинтересованы. «Если мы возьмем список депутатов от оппозиционного блока, которые написали представление в КС, часть из них прямо подпадает под действие этого закона. И среди судей Верховного и Конституционного судов есть, как минимум, несколько человек, которые напрямую подпадают под действие этого закона», – убежден он.

    Надежда есть?

    Ряд экспертов считают, что угрозу отмены люстрационного закона удалось нейтрализовать, по крайней мере, на некоторое время. Как известно, 16 апреля КС отложил рассмотрение закона «Об очищении власти» на неопределенный срок, а точнее – до принятия Венецианской комиссией окончательных рекомендаций, а затем – до принятия Верховной Радой соответствующих изменений.

    Таким образом, защитникам люстрации удалось достичь определенного компромиссного решения. Среди прочего – благодаря оперативной подготовке изменений в люстрационное законодательство.

    Как рассказала UA1 Татьяна Козаченко, подготовленные министерством изменения в люстрационный закон были переданы в парламент. Во-первых, речь идет о том, что проверка судей будет проводиться в рамках одного закона, а полномочия временной специальной комиссии предлагается продлить. К тому же, предполагается, что члены этой комиссии будут работать на платной основе.

    Во-вторых, законодателю предлагается распространить процедуры люстрационной проверки на кандидатов на все выборные должности. Впрочем, по мнению Козаченко, это не будет ограничивать их избирательных прав. «Такие кандидаты должны проинформировать избирателей, подпадают ли они под ограничения закона об очищении власти. И только избиратель будет принимать решение, будет ли он голосовать за это лицо или нет. Если же кандидат предоставляет ложную информацию, то его регистрация должна быть отменена судом», – говорит Козаченко.

    В-третьих, планируется создание отдельного органа центральной власти в структуре Кабмина, по словам чиновника, – максимально независимого. Он и будет ответственным за осуществление процедур по очищению власти, а его руководство будет назначаться по согласованию с профильным, антикоррупционным комитетом ВР. Также предполагается, что эта структура будет иметь более серьезные полномочия по контролю за соблюдением люстрационного законодательства.

    В Минюсте считают, что указанные изменения должны снять претензии Венецианской комиссии в ее финальном заключении. Что касается промежуточных замечаний ВК, то определенную негативную роль сыграли «трудности перевода». «Например, одна из претензий «венецианцев» – якобы мы распространяем люстрацию на частный сектор. Но государственные предприятия были переведены как national (национальные), а это уже совсем другой смысл. Что касается упреков относительно нарушений презумпции невиновности, то вряд ли для этого есть основания. Ведь в самом законе предусматривается обжалование в судебном порядке действий или бездействия органа, должностных лиц, проводящих люстрационную проверку», – рассказывает Козаченко.

    Впрочем, некоторые прогнозы звучат менее оптимистично. Особенно в части одобрения законопроекта в парламенте. Ведь существующие противоречия в правящей коалиции могут повлечь привычный ряд пакетных и компромиссных торгов. Нельзя полностью исключать, что сама украинская люстрация по тем или иным причинам будет похоронена тем же Конституционным судом.

    «Есть угроза не только блокирования действия люстрационных законов, но и политического реванша, как это было после 2005 года. Поскольку сама идея очищения власти поддерживается в основном простыми гражданами. И, наоборот, встречает яростное сопротивление со стороны бывших топ-чиновников», – резюмирует Козаченко.

    Теги: Верховная Рада Кабинет Министров люстрация Конституционный суд Янукович Арсений Яценюк Венецианская комиссия Оппозиционный блок Кивалов Верховный Суд Украины
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив