Только для своих: как Минюст организовал схему на миллиарды

    3 октября, 2016 11:22
    Через подконтрольное госпредприятие чиновники Минюста подмяли под себя торговлю всем арестованным в Украине имуществом на миллиарды гривен

    Так сложилось, что система торговли конфискатом и арестованным имуществом десятилетия была золотым дном для сотен украинских госчиновников, имевших к этому хоть какое-то отношение. И попасть в эту систему извне было практически невозможно.

    Именно поэтому два года назад Кабмин распорядился создать прозрачный механизм реализации такого имущества – чтобы оно продавалось на открытых электронных аукционах.

    Предполагалось, что это привлечет множество заинтересованных в этом рынке структур, благодаря чему сфера начнет активно развиваться, а арестованное имущество будет продаваться быстро и с максимальной выгодой.

    Ответственным за активное развитие конкуренции и прозрачность таких торгов назначили Минюст. Именно это ведомство обязано было привлечь к процессу субъектов всех форм собственности, и чем больше, тем лучше.

    Но в министерстве пошли другим путем. Приказом министра Павла Петренко было создано государственное предприятие СЕТАМ (Система електронних торгів арештованим майном), за которым закрепили особые эксклюзивные права на организацию и проведение торгов арестованным имуществом, а с недавних пор и реализацию имущества неплатежеспособных банков.

    То есть сейчас ни одна другая структура в Украине не может торговать таким имуществом, только подконтрольный Минюсту СЕТАМ. Таким образом, система замкнулась на министерстве. Любой выход на этот рынок другой структуры официально закрыт.

    В свою очередь СЕТАМ получил гарантированную министерством прибыль, гарантированный круг покупателей и гарантированную защиту от любой конкуренции.

    Но поскольку слишком уж бросалось в глаза полное несоответствие действий министра с тем, что распорядился сделать Кабмин, подчиненные Петренко тут же подвели теоретическую базу и сделали феерические выводы.

    Оказывается, по мнению Минюста, торговля арестованным имуществом – это не рынок. Ну и что, что есть все классические его признаки, такие, как наличие предложения и спроса, организация торгов за вознаграждение от суммы проданного и т.д. Вот не рынок, и все.

    Дальше – больше. Закрытая и замкнутая на подконтрольном Минюсту СЕТАМ система – это благо для страны. «Концентрация всех услуг, связанных с реализацией арестованного имущества в пределах одного предприятия способствует упрощению процедуры обращения взыскания на арестованное имущество» – это из официального разъяснения Минюста.

    Более того, в ведомстве уверяют, что коммерческие структуры просто не в состоянии заниматься торговлей арестованным имуществом. Мол, у коммерсантов на первом месте прибыль, а ее они не смогут получить, потому что 85% лотов на аукционах СЕТАМ не находят покупателей.

    Поэтому это госпредприятие просто проводит государственную политику, работает во благо государства и взыскателей за смешные деньги, не интересные коммерсантам. Соответственно, только СЕТАМ может нести этот тяжкий груз ответственности, бескорыстности, и только это предприятие должно торговать арестованным имуществом.

    Только в апреле по официальным данным объем переданного на реализацию арестованного имущества составил в денежном выражении более 4,2 млрд гривен.

    При этом чиновники скромно умалчивают о том, что госпредприятие получает 5% от стоимости распроданного имущества. А количество обращений в Антимонопольный комитет от потенциальных игроков этого рынка свидетельствует, что прямо сейчас с десяток компаний готовы включиться в этот процесс.

    На это у Минюста также есть ответ – только СЕТАМ может обеспечить прозрачные торги, в ходе которых не будет скрытых коррупционных рисков, как это может быть у коммерческих структур.

    Но и тут чиновники стараются не упоминать о введенной их же руками схеме, которая не действует ни в одном электронном аукционе Украины. И за счет этой схемы все разговоры об отсутствии коррупционных рисков вызывают только недоумение.

    О чем молчит Минюст

    Активная позиция ведомства по недопущению к торгам «посторонних» структур вполне объяснима, ведь речь идет о рынке емкостью даже не в миллионы, а в миллиарды гривен. К примеру, только в апреле по официальным данным объем переданного на реализацию арестованного имущества составил в денежном выражении более 4,2 млрд гривен.

    Арестованное имущество распродается на аукционе СЕТАМ. С молотка может идти все – от карты флеш-памяти до машин и домов. Условия аукциона классические – кто предложил саму высокую цену, тот и получает товар.

    Но в эти классические правила Минюст внес свои нововведения в виде так называемой «особой ставки». Ее суть в том, что любой участник аукциона может предложить максимальную цену, которую способен заплатить за предмет торгов и дальше не следить за ходом аукциона. Если в итоге его предложение окажется самым выгодным, он выиграл.

    В министерстве заявили, что это сделано с целью оптимизации процесса и удобства пользователей – не нужно часами сидеть у монитора, достаточно сделать ставку и ждать результата. Но именно эта схема привела к тому, что сейчас особо лакомые, но дорогостоящие лоты можно купить по минимально возможной цене.

    Схема уже отработана до мелочей: несколько участников аукциона, объединенных одной целью, начинают торговаться за лот, поднимая цену и создавая видимость ажиотажа. При этом один из них делает особую ставку, которая ненамного превышает первоначальную стоимость или цену, заявленную реальным покупателем не из их круга.

    Далее торги проходят между оставшимися двумя-тремя участниками. Естественно, выигрывает предложивший наибольшую цену. Но вот только после аукциона он вдруг отказывается от покупки. То же делают и остальные участники ценового сговора. И в результате лот переходит к тому, кто сделал особую ставку, причем по цене намного ниже реальной рыночной стоимости.

    «Блок Петра Порошенко» и «Народный фронт» отчаянно воюют за передел полномочий на многомиллиардном рынке торговли арестованным имуществом.

    При этом не забываем, что вся система продажи арестованного имущества замыкается на Минюсте: исполнительная служба, оценивающая имущество, а также руководящий торгами СЕТАМ пребывают в полном подчинении ведомства. И доступ извне в этот узкий круг полностью перекрыт. Соответственно, можно только догадываться, кто именно получает выгоду от механизма под названием «особая ставка».

    На пороге передела

    Потенциальные конкуренты минюстовского СЕТАМ бьют тревогу: «Относительно рынка реализации арестованного имущества конкуренция, даже гипотетическая, отсутствует вообще, – заявляют представители альтернативного ресурса «Электронные торги Украины». – С момента введения СЕТАМ, как системы реализации арестованного имущества, Минюст сознательно не принимает никаких мер по внедрению рыночных механизмов, которые хоть и виртуально, но существовали до 2014 года».

    Эти злоупотребления Минюста в сфере продажи арестованного имущества так и осталась бы незамеченными, если бы не подковерная борьба двух «заклятых друзей» – партий «Блок Петра Порошенко» и «Народного фронта». Официально пребывая в коалиции и называя друг друга коллегами и единомышленниками, упомянутые политсилы отчаянно воюют за передел полномочий в разных сферах. В том числе и на многомиллиардном рынке торговли арестованным имуществом.

    Поскольку глава Минюста Павел Петренко – приближенный к Арсению Яценюку ставленник НФ, а глава Антимонопольного комитета Украины Юрий Терентьев – выдвиженец президента, конфликт был очевиден и прогнозируем. Поэтому расследование АМКУ относительно действий СЕТАМ стало вполне ожидаемым. Впрочем, как и выводы, сделанные в ходе этого расследования.

    В середине сентября ведомство Терентьева постановило: «ГП СЕТАМ имеет признаки субъекта, занимающего доминирующее положение на рынке реализации арестованного имущества путем проведения электронных торгов с долей 100%. Такое положение предприятие получило при отсутствии объективных веских оснований».

    АМКУ заявил, что зависимость эффективности исполнения судебных решений по продаже имущества должников исключительно от одного предприятия – это ненормально.

    Кроме того, стоимость услуг СЕТАМ необоснованная, при этом покупатель лишен выбора, у кого именно покупать арестованное имущество, и вынужден мириться с многочисленными проблемами сервиса в этой сфере. Но стимулов улучшать сервис у СЕТАМ нет, поскольку конкуренты отсутствуют.

    На доводы Минюста о том, что лишь подконтрольное ему предприятие может осуществлять такие торги, АМКУ резонно заявил, что только открытый рынок сможет показать, смогут ли другие структуры заниматься продажей арестованного имущества, или это им будет невыгодно. Не попробовав, никто этого не поймет. Соответственно, необходимо открыть доступ к организации торгов другим электронным площадкам.

    В рекомендациях Минюсту – допустить к рынку других участников, четко определить верхнюю границу вознаграждения организатору торгов, чтобы сторонние структуры могли конкурировать, предлагая свои услуги дешевле.

    А самое главное – организатор торгов не должен быть одновременно владельцем соответствующего программного обеспечения, а также обеспечивать защиту, хранение данных, техдоступ к торгам.

    На эти рекомендации Минюст обязан отреагировать до конца октября. Тогда и станет понятно, насколько активно и какими методами ведомство постарается удержать контроль над ускользающей из рук прибылью.

    Теги: коррупция Порошенко Минюст Павел Петренко АМКУ БПП Народный Фронт конфискация торги сетам
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив