Судить и защищать. Какими будут новые украинские судьи

    2 декабря, 2015 12:37
    UA1 выяснил, когда и по каким критериям начнут отбирать судей для системы новых реформированных судов и кто больше всего этого опасается

    То, чего так долго требовал от Украины Евросоюз, и ждали миллионы украинцев, ежегодно сталкивающихся с особенностями отечественного правосудия, свершилось.

    Президент наконец подал в парламент проект изменений в Конституцию, касающийся реформирования судебной системы.

    Интрига вокруг реформы сохранялась до последнего: у экспертов Конституционной комиссии (КК), которые работали над проектом, и членов правозащитных организаций не было твердой уверенности в том, что президент не внесет правки, которые сведут реформу на нет.

    Тем не менее, подготовленный КК текст прошел почти без изменений, а те, что были внесены, не влияют на общий смысл и цель реформы.

    В результате реформы служители Фемиды смогут принимать решения без оглядки на возможную реакцию парламента или Администрации президента.

    К примеру, из окончательного варианта убрали норму об обязательном проживании судьи перед назначением на протяжении минимум 10 лет в Украине. Это объяснили тем, что многие учатся за границей, и основное в этом вопросе – гражданство.

    Главное, что правками не были затронуты основополагающие и революционные новшества, которые юристы уже успели окрестить настоящим прорывом.

    Самое основное – суды создают законом, а не указом президента. А на карьеру судей влияют не президент и парламент, а новый орган – Высший совет правосудия (ВСП), аналогичный нынешнему Высшему совету юстиции.

    Именно он, а не нардепы или глава государства, будет давать согласие на задержание, арест и увольнение судьи. Таким образом, служители Фемиды смогут принимать решения без оглядки на возможную реакцию парламента или Администрации президента.

    А через два года к ВСП перейдет и право перевода судьи из одного суда в другой – до 2017 года эта преференция остается за президентом.

    Кроме того, судью будут назначать на должность сразу же бессрочно, а не со своеобразным «испытательным сроком» на 5 лет, как это происходит сейчас. Система «сначала пятилетка, а уже потом бессрочно» делает судей более сговорчивыми, в особенности накануне окончания первого пятилетнего срока на должности.

    Также в скором будущем судья не сможет быть младше 30 лет и иметь стаж работы в области права менее 5 лет. Если же судья уже пребывает на должности, но не может подтвердить легальность нажитого им и его родней имущества, то это повод для увольнения, без каких-либо оговорок.

    Очистительный страх

    Для претендентов на должность судьи предусмотрен прозрачный конкурс с индивидуальным оцениванием по критериям компетентность, профессиональная этика и добропорядочность.

    Нет никакого сомнения в том, что люди, которые делали «кривосудие», были профессионалами своего дела с большой буквы «п». Но результаты их деятельности не устраивают общество.

    Однако именно это условие больше всего расстроило и взволновало судей. Конкурс должны будут пройти сотрудники реорганизованных или вновь созданных судов, а таких будет немало.

    Но больше всех волнуются судьи Высшего Суда Украины (ВСУ) – на законодательном уровне уже предусмотрена реорганизация этого органа в Высший суд. И юристы говорят, что вряд ли это подразумевает просто смену названия, поскольку юридически это уже совсем другой орган. Соответственно, все работающие в нем судьи – а это порядка 350 человек – должны пройти конкурс.

    «Когда к процедурам оценивания или конкурса судья относится с подозрением, у меня это вызывает удивление, – признается координатор проекта организации Democracy Reporting International и член КК Андрей Козлов. – В особенности учитывая то, какие события мы пережили, и какую роль в этом играла судебная система».

    Причем судей не успокаивают даже заверения в том, что увольнение максимального числа сотрудников – это не самоцель.

    «Речь идет о конкурсе, который по объективным критериям максимально эффективно даст возможность определить, кто должен уйти, кто должен остаться, а кто – идти на повышение», – уверяет Михаил Жернаков, экс-судья, эксперт организации «Реанимационный пакет реформ».

    Впрочем, соблюдение баланса между профессионализмом и добропорядочностью кандидата на должность может стать основной проблемой судебной реформы, считают эксперты.

    Психологические тесты по вопросам склонности к получению взяток, вынесению неправосудных решений не предусмотрены.

    «Нет никакого сомнения в том, что люди, которые делали «кривосудие», были профессионалами своего дела с большой буквы «п», – говорит Козлов. – Но результаты их деятельности не устраивают общество».

    Эксперт уверен, что кроме профессиональных навыков необходимо оценивать кандидатов еще и по другим качествам.

    «Лично я думаю, что нам нужно оценивать моральные качества, различные персональные, социальные компетенции, а не только профессионализм, – уверен он. – И возможно даже дойти до проверки уровня IQ, потому что не секрет, что у многих представителей судебной системы просто хорошая память, не более».

    Впрочем, у главы Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС) Сергея Козьякова другая позиция. Он считает, что такую проверку должны проходить только новые претенденты на пост судьи, а действующих судей по этим параметрам проверять не надо.

    «Психологические тесты по вопросам склонности к получению взяток, вынесению неправосудных решений не предусмотрены, – констатирует он. – Возможно, их следовало бы ввести, но только в процедуре дополнительного набора судей, когда кандидат на должность судьи претендует на профессию. А когда он работает уже 20 лет – не нужно».

    Как бы там ни было, ВКК уже разработала определенный механизм оценивания судей: изучение судейского досье, экзамен и индивидуальное оценивание.

    Предполагается, что в экзамен войдут вопросы относительно устоявшихся правовых позиций ВСУ и решений Европейского суда по правам человека. В комиссии уверены, что нет нужды экзаменовать работающего много лет судью по элементарным позициям – что такое норма права, согласие сторон и т.д.

    Но большинство действующих судей пугает далеко не экзамен, а как раз перспектива индивидуального оценивания – соответствие кандидата установленным жестким требованиям.

    Эта перспектива страшит служителей Фемиды, даже несмотря на то, что для ее проведения потребуется не один год.

    Задача на десятилетие

    На замечание UA1 о том, что на индивидуальную проверку всех судей понадобится с десяток лет – это если тратить полдня на каждого из 8 тысяч человек, – Константин Красовский, член КК и руководитель Главного департамента правовой политики АП ответил, что другого пути нет.

    «А что вы предлагаете? Да, действительно больше десяти лет, если проверять всех. Но смысл в том, чтобы в первую очередь очистить высший уровень судебной системы, тогда эффект наступит гораздо раньше», – объясняет он.

    Очистка Верховного и Высших судов займет примерно полгода после старта процедуры оценивания. На реформу Апелляционных судов понадобится два года.

    По расчетам эксперта, реформированные Верховный суд и Высшие суды станут гарантом того, что принятое неправосудное решение не пройдет все инстанции и не вступит в силу.

    «Верховный суд, Высшие суды – когда они начнут работать должным образом (а это более 2 тысяч судей), то начнет работать вся система, – уверен Красовский. – И когда начнет должным образом работать апелляция, это станет предохранителем от неправосудных решений».

    Эксперт считает, что если судья райсуда будет знать, что апелляционный суд отменит его неправосудное решение и что ему грозит дисциплинарная ответственность за сомнительный судебный вердикт, он на этот риск не пойдет.

    По подсчетам Красовского, очистка Верховного и Высших судов займет примерно полгода после старта процедуры оценивания. На реформу Апелляционных судов понадобится два года.

    Вместе с тем, членов ВККС заботит то, что в процессе очистки судебная система потеряет высококвалифицированных специалистов.

    «Процессы в Высшем совете юстиции по рассмотрению дисциплинарных дел показали, что к ответственности привлекают высококвалифицированных юристов», – констатирует Козьяков, намекая на последующие за этим проблемы.

    По его словам, в стране до сих пор нет единой базы данных относительно количества судей, которая бы дала возможность планировать резерв и подготовку специалистов в этой сфере.

    «На сегодняшний день в кадровом резерве есть примерно 1200 человек, подсчитывает он. – Результаты экзамена, который они сдавали, действителен 3 года и сейчас по этому критерию из резерва должны выбыть 600 человек. Из оставшихся резервистов примерно 20-25% претендентов комиссия не рекомендовала бы на должность судьи».

    Уровни проверки

    Ставя под сомнение целесообразность открытого конкурса для действующих судей, Козьяков говорит о том, что они и без того проходят несколько уровней проверки. В частности, когда их назначают бессрочно.

    Это проверка состояния здоровья, поскольку не каждый по медицинским показаниям может отправлять правосудие, отсутствие судимости, проверка по Реестру коррупционных правонарушений, а также того, был ли претендент предпринимателем или членом акционерных обществ, какова его декларация о доходах.

    Почему удалось с полицией? Потому что об этом много говорили, это рекламировали.

    «К примеру, одна дама приехала в комиссию на Мерседесе с номерами ВР, стоимостью 120 тыс. долларов, – говорит Козьяков. – Это уже наводит на размышления».

    Также, по его словам, много информации поступает от активистов и общественных организаций. Но преимущественно либо у информации нет документального подтверждения, либо сообщения анонимны.

    Жернаков признает, что пока действительно не ясно, как проверить того или иного судью на добропорядочность.

    «Думаю, нужно активнее привлекать общественность, – предполагает он. – Людям на местах всегда виднее, на чем ездит судья, как и какие решения он принимает. ВККС попросту не может знать абсолютно все о всех судьях».

    Правда, в этом случае проблемой может стать наметившаяся тенденция к инертности общества – люди начали разуверяться в том, что систему можно действительно изменить, причем своими же силами.

    Но и здесь у Жернакова есть рецепт: «Почему удалось с полицией? Потому что об этом много говорили, это рекламировали. Нужно дать обществу сигнал, что реформа судов действительно происходит и что есть политическая воля обеспечить обновление судейского корпуса».

    Несмотря на различные мнения и разницу в оценках судебной реформы, практически все эксперты единогласны в том, что не стоит ожидать мгновенных изменений сразу же после ее запуска.

    Да и официальной отмашки о ее начале при самом оптимистическом сценарии ждут не ранее весны.

    Согласно процедуре, парламент должен отправить законопроект в Конституционный суд (КС) для проведения правовой оценки, и только после полученного заключения возможно предварительное утверждение.

    Члены Конституционной комиссии предполагают, что до конца года проект будет отправлен на рассмотрение в КС, и лишь на февральской сессии нардепы могут за него проголосовать. В этом случае в силу он вступит через три месяца после принятия, то есть не раньше мая или июня 2016-го.

    Теги: Президент Конституционная комиссия Конституционный суд суд законопроект АП ВР Верховный Суд Украины Козьяков судебная реформа
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив