Смена вывески. Как «ликвидируют» налоговую милицию

    6 июня, 2016 14:32
    Анонсированная ликвидация грозы всех предпринимателей – налоговой милиции означает лишь появление другой службы практически с теми же функциями

    Ею пугают. От нее избавляют за вознаграждение. Адвокаты неплохо зарабатывают, консультируя, как вести себя в ее присутствии. А министр финансов Александр Данилюк даже назвал ее врагом номер один.

    Теперь она доживает последний год, а по некоторым прогнозам – последние месяцы, о чем в мае заявил первый вице-премьер Степан Кубив: «Первое, что мы сделаем, – до конца этого года будет ликвидирована налоговая милиция».

    Министр Данилюк, в чьем ведении находится Государственная фискальная служба и подчиняющаяся ей налоговая милиция, уверен, что время силового воздействия на бизнес прошло.

     «Нам нужно отказываться от людей с автоматами и создавать аналитический центр, – заявил он на одном из бизнес-форумов. – Если против тебя работает интеллект, ты также должен быть не с автоматом, а с интеллектом».

    Впрочем, представители бизнеса пока не питают никаких иллюзий по поводу этих обещаний. Речь идет не о полной ликвидации этой структуры как таковой, а о ее преобразовании с сохранением практически тех же функций.

    Вероятнее всего, отличие будет лишь в том, что теперь налоговая милиция не будет врываться на предприятия в балаклавах и с автоматами. За них это будут делать подразделения других силовых ведомств.

    Нужная и незаменимая

    Созданную в 1996 году на базе подразделений МВД налоговую милицию отдали в подчинение налоговикам в виде спецподразделения, занимающегося борьбой с налоговыми преступлениями.

    Практически сразу она стала удобной дубинкой по выколачиванию денег из бизнеса, которой пользовались все президенты и правительства. А также одним из факторов привлечения электората в ходе всевозможных выборов, поскольку действовал принцип – пообещай ликвидировать налоговую милицию, и люди к тебе потянутся.

    Налоговая милиция могла служить и для давления на конкурентов, и как один из методов рейдерских захватов, и способ поправить финансовое положение.

    В результате за последние семь лет, начиная с периода раннего Ющенко и заканчивая эпохой позднего Януковича, заявления о ликвидации налоговой полиции звучали постоянно. В особенности в предвыборных обещаниях.

    Но каждый раз, вникнув в специфику ее деятельности, ликвидацию откладывали, склоняясь к решению, что цель оправдывает средства.

    За счет своей универсальности налоговая милиция могла служить для достижения широкого спектра целей. Это и давление на конкурентов – как в бизнесе, так и в политике, и один из методов рейдерских захватов, и способ поправить финансовое положение – как госказны, так и отдельных личностей. И ситуация сегодня ничем не отличается от реальности прошлых лет.

    Наиболее распространенной методикой работы налоговой милиции, как и раньше, остается безосновательное внесение сведений о совершении уголовного преступления в Единый реестр досудебных расследований. Но не для того, чтобы довести дело до суда, а как элемент давления на бизнес – смотрите, по вашему предприятию уже идет уголовное производство. А это стимул договариваться.

    Нередко это также является подготовительным элементом участившихся случаев рейдерского захвата бизнеса. К примеру, в сентябре 2014 года представители налоговой полиции сфабриковали уголовное дело против ОДО «ЖЛ», управляющего Житомирской кондитерской фабрикой.

    И сделали это только для того, чтобы милиционеры могли проводить обыски, выемки документов и готовить захват, что, в конце концов, и произошло в декабре 2015 года.

    О том, что открытые налоговой полицией уголовные дела зачастую оказываются «липовыми», свидетельствует статистика: только в 2014 году 3497 открытых этой структурой уголовных производств было закрыто из-за отсутствия состава преступления.

    Год спустя на учете налоговой милиции было зарегистрировано 1717 уголовных производств, касающихся умышленного уклонения от уплаты налогов. Из этого количества сообщение о подозрении вручили в 175 случаях, а обвинительный приговор был вынесен только по 50 производствам. Другими словами, 1667 производств были «липой».

    А по статистическим данным судебной системы, в пользу налогоплательщиков, обжалующих налоговые уведомления о неуплате налогов, выносится в среднем 75% решений.

    Тем не менее, налоговая милиция часто не берет во внимание решение судов о закрытии уголовных производств и продолжает досудебные расследования, снова-таки, в качестве фактора давления.


    Данные квартального отчета Совета бизнес-омбудсмена
    Данные квартального отчета Совета бизнес-омбудсмена

     

    Случаи притеснений со стороны налоговой полиции приводятся и в отчете Совета бизнес-омбудсмена: треть поданных жалоб касаются уголовных производств, начатых следственным управлением финансовых расследований ГФС. И все это делается под разговоры о ликвидации, преобразовании и реформе налоговой милиции.

    Ликвидация по-новому

    Очередной виток планов ликвидации налоговой полиции пришелся на период смены власти в 2014 году. Этот пункт даже внесли в Коалиционное соглашение депутатских фракций нового состава парламента.

    Предполагалось, что депутаты незамедлительно займутся созданием единого органа для предупреждения, выявления, раскрытия и расследования экономических преступлений против государства – Службы финансовых расследований.

    Налоговая милиция в прошлом году вернула в госбюджет недоплаченных налогов на сумму 520,6 млн грн, в то время как на ее содержание потратили 553,73 млн грн.

    Эта структура не должна участвовать в проведении проверок, а заниматься исключительно анализом данных и сбором доказательной базы без посещения предприятий.

    Ставший тогда премьером Арсений Яценюк заявил, что немедленно займется этой проблемой и ликвидирует налоговую милицию в том виде, в котором она существует. Но какое-то время спустя этот вопрос отошел на второй план, а потом и вовсе престал занимать правительство.

    К тому же инициированный Кабмином в 2014 году законопроект по ликвидации налоговой милиции жестко раскритиковали в профильном парламентском комитете и представители бизнеса. Свою роль сыграло то, что похожий документ готовили во времена Януковича для контроля над финансовыми потоками в пределах страны. И правительство Яценюка свой проект отозвало.

    Год спустя к законопроекту снова вернулись, предложив создать профессиональную службу финансовых расследований в составе ГФС. Создать ее намеревались на основе налоговой милиции, Госфининспекции, Управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД и Управления экономической контрразведки СБУ.

    Представители налоговой милиции тогда устроили активное продвижение этой идеи под лозунгом реформирования ГФС. По их подсчетам, борьбой с экономической преступностью в общей сложности занимаются 25 тысяч человек из различных силовых ведомств. На их содержание уходит 2 млрд гривен ежегодно. А можно возложить эту функцию на 5-8 тысяч человек, сэкономив до 1 млрд гривен.


    Данные квартального отчета Совета бизнес-омбудсмена
    Данные квартального отчета Совета бизнес-омбудсмена

    Но на этом этапе все уперлось в то, чье именно ведомство будет контролировать Службу финансовых расследований. МВД тянуло одеяло на себя, уверяя, что все расследования должны замыкаться на их ведомстве.

    В ГФС не соглашались, требуя, чтобы это была отдельная структура и подчинялась непосредственно Кабмину. А тот, в свою очередь, управлял бы ею через министра финансов, которому ГФС подчиняется.

    Общее видение так и не сложилось, в результате, налоговая милиция в своем прежнем виде действует и по сей день с той только разницей, что идеи, как ее ликвидировать, продолжают регистрировать в парламенте в виде законопроектов.

    Очередной такой документ о создании финансовой полиции, инициированный группой нардепов, парламентарии получили для ознакомления 16 мая.

    Впрочем, в нем мало нового, основная идея – ликвидация налоговой милиции и создание финансовой полиции, деятельность которой направляется и координируется Кабмином через министра финансов.

    Но наиболее вероятные итоги такого реформирования непосредственно для бизнеса в том, что все останется на своих местах, изменится лишь название.

    На предприятие по прежнему могут вломиться «маски-шоу» из Управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД или Управления экономической контрразведки СБУ. Или те и другие по очереди. То, что среди них не будет бойцов налоговой милиции, предпринимателей не слишком успокоит.

    Более того, сейчас, в преддверии «ликвидации», бойцам налоговой милиции уже нечего терять, и есть вероятность того, что напоследок они будут действовать максимально напористо и безапелляционно, активно стимулируя бизнес договариваться.

    Тем более что по подсчетам депутатов, налоговая милиция в прошлом году вернула в госбюджет недоплаченных налогов на сумму 520,6 млн гривен, а на ее содержание потратили 553,73 млн гривен. То есть экономический эффект от деятельности этой структуры составил минус 33,13 млн гривен. Так что есть куда двигаться.

    Теги: коррупция МВД СБУ законопроект Арсений Яценюк налоговая политика ГФС налоговая милиция рейдерский захват Кабмин «ЖЛ» статистика
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив