Слить по-тихому. Как закрывают дела против топ-коррупционеров

    4 апреля, 2017 12:29
    Подконтрольные президенту силовики и суды разваливают уголовные дела против топ-коррупционеров, ведь следующими подозреваемыми могут стать их покровители

    4 апреля НАБУ в очередной раз попытается оспорить решение Соломенского суда Киева о закрытии уголовного производства в отношении экс-нардепа Николая Мартыненко – соратника и финансиста Арсения Яценюка, одновременно входящего и в ближайшее окружение Петра Порошенко.

    Этого «серого кардинала» правительства времен Арсения Петровича подозревали в коррупции как минимум на 30 млн франков при закупках оборудования для «Энергоатома». Но в январе 2017-го суд решил, что следствие длится слишком долго, а убедительных доказательств преступления нет. Поэтому дело в отношении Мартыненко нужно закрыть.

    Этот пример ярко демонстрирует взятый властью курс на полную реабилитацию топ-коррупционеров, в отношении которых открыты уголовные производства. Причем коррупционеров как времен Януковича, так и новой власти.

    Экс-министр экологии Николай Злочевский, положивший в карман за счет уклонения от уплаты налогов 1 млрд грн. Экс-замглавы «Нафтогаза» Александр Кацуба, присвоивший топлива на 0,5 млрд грн. Гендиректор госпредприятия «Объединенная горно-химическая компания» Руслан Журило, облегчивший госбюджет на 300 млн грн. Ближайший соратник Януковича Юрий Иванющенко, обогатившийся как минимум на 72 млн швейцарских франков и 170 млн грн из «киотских» денег.

    Этих людей объединила одна общая черта: после смены власти и бегства покровителей все они за свои финансовые махинации оказались под следствием с перспективой длительного тюремного заключения.

    Теперь же их объединяет удачный для них исход дел – ни к одному из этих чиновников-бизнесменов у Генпрокуратуры и судей нет никаких претензий. Вообще. Ни ко всем вместе, ни к каждому в отдельности.

    Таковы итоги проводимой ГПУ и судами политики развала и закрытия уголовных дел. С учетом того, что Генпрокуратуру возглавляет преданный президенту Юрий Луценко, а суды находятся под полным контролем представителя АП Алексея Филатова, нетрудно догадаться, в чьих интересах они действуют.

    Причем действуют все быстрее и быстрее: с начала 2017-го механизм «реабилитации» заработал на полную мощность и фамилии высокопоставленных коррупционеров времен Януковича, к которым ГПУ больше не имеет претензий, начали мелькать одна за другой.

    «Слив» дел происходит по нескольким уже хорошо отработанным сценариям. Первый – это планомерное затягивание и срыв сроков расследования дела, вследствие чего адвокаты подозреваемого ходатайствуют о закрытии дела через год после его начала.

    Второй – сделка со следствием, в ходе которой подозреваемый возмещает убытки и выходит на свободу. То, что так называемое официальное возмещение едва составляет пятую часть украденного, правоохранителей не беспокоит.

    Если подконтрольные АП силовики и суды будут такими же темпами закрывать дела в отношении топ-коррупционеров, то уже в этом году возможна полная реабилитация всего окружения Януковича.

    Всем этим процессам, как правило, предшествуют долгие переговоры между властью и преследуемыми чиновниками через приближенных к АП посредников, что лишний раз подтвердила распространенная беглым экс-нардепом Александром Онищенко информация.

    В ходе таких торгов и приходят к договоренностям – финансовым и политическим. При этом информация о закрытии уголовного производства появляется спустя несколько месяцев, чтобы лишний раз не тревожить общественность и не раздражать гражданских активистов.

    Тянуть до последнего

    В конце января 2017-го адвокат беглого Юрия Иванющенко через суд заставил ГПУ закрыть уголовное производство против своего подзащитного, открытое по факту хищения миллионов долларов на утеплении школ и больниц.

    Адвокат добился этого без особого труда только потому, что замгенпрокурора Юрий Столярчук не обеспечил разумные сроки расследования: за год не было принято ни одного процессуального решения.

    На этом основании защита Иванющенко доказала, что это является нарушением его прав, потому что его «без наличия достаточных оснований подозревают в совершении преступления».

    ГПУ послушно по-тихому дело закрыла, и на этом основании 3 марта ЕС снял все ранее введенные против Иванющенко санкции.

    Когда информация об этом всплыла, генпрокурор Юрий Луценко всю ответственность переложил на Верховный Суд – дескать, это судьи так решили, а мы ослушаться не можем. Впрочем, все оказалось несколько не так, как это представил общественности генпрокурор.

    «Это дело суд еще в прошлом году закрыл, потому что ГПУ так «старалась» расследовать, что ни одного следственного действия за год не провела, – объяснил руководитель Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин. – ГПУ потом долго оспаривала это закрытие, а сейчас ВСУ просто послал, ведь такие решения вообще не подлежат обжалованию. Вот такой недешевый цирк».

    По похожему сценарию сейчас развивается и уголовное производство в отношении Николая Мартыненко. Точно так же, как и в случае с Иванющенко, по прошествии года бездействия, адвокат Мартыненко ходатайствовал о закрытии дела в отношении своего подзащитного.

    При этом защита экс-нардепа сослалась на практику Европейского суда о том, что строки расследования нужно отсчитывать с момента, когда органы государственной власти воспринимают человека как подозреваемого, даже если официального уведомления о подозрении не было.

    Поскольку с начала этого процесса прошел год, а подозрений Мартыненко до сих пор не предъявили и доказательств преступления не предоставили, то дело нужно закрывать.

    Сейчас это решение суда пытаются заблокировать и оспорить САП и НАБУ, но пока безуспешно – судебные заседания постоянно переносят, что дало повод говорить о негласной договоренности между кураторами ГПУ и судов в АП с представителями Мартыненко. В связи с этим называют фамилию человека из ближайшего окружения президента – Игоря Кононенко.

    Именно этот человек в пальто за 216 тыс. грн, следящий за новостями по телевизору за 500 тыс. грн и хранящий наличкой почти миллион евро и миллион долларов, среди всего прочего блокирует судебное разбирательство в отношении экс-директора «Нафтогаза» Андрея Пасишника в незаконном влиянии на экс-министра экономики Айвараса Абромавичуса. В этом же деле фигурирует и фамилия самого Кононенко.

    По этому «делу Кононенко» САП направила обвинительный акт в суд еще 22 апреля 2016 года, но фамилия ближайшего бизнес-партнера Порошенко творит настоящие чудеса: до сих пор еще не состоялось ни одного заседания по существу дела. Судьи все как один постоянно берут самоотвод, и рассмотрение дела откладывается на неопределенный срок.

    За долю малую

    «Результат взаимной многомесячной работы двух команд – Генеральной прокуратуры Украины и Burisma Group», – так подытожили закрытие уголовного дела против экс-министра экологии Николая Злочевского на сайте принадлежащего ему газодобывающего холдинга.

    Чем взаимно многомесячно занимались две уважаемые структуры, подробно не описано. Известно лишь, что компания соратника Януковича перечислила 180 млн грн налоговых платежей, и дело о неуплате 1 млрд грн налогов закрыли.

    Экс-замглава «Нафтогаза» попал под следствие за присвоение 500 млн грн, а избежал тюрьмы, выплатив всего 100 млн грн компенсации нанесенного им госбюджету ущерба.

    Примечательно, что перед этим знаменательным для Злочевского событием в СМИ попали снимки его встречи с Кононенко в одном из венских ресторанов. На что генпрокурор Луценко заявил, что между этой встречей и закрытием уголовного производства нет никакой связи. А Генпрокуратуру не должна интересовать венская встреча нардепа от БПП и подозреваемого. При этом Луценко снова «забыл» упомянуть одну интересную деталь.

    «Дело закрыто со ссылкой на прекращение расследования в Британии, которое произошло после оправдательного письма Генпрокуратуры Украины, – заявил нардеп Сергей Лещенко. – А в Украине дело разваливал экс-первый зам генпрокурора Герасимюк, знакомить с которым депутатов водил лично Грановский. Наверное, после этого часть денег Злочевского попала в чьи-то липкие ручки – тоже совершенно случайно».

    По той же схеме «возмещения убытков» закрыли дело и против экс-замглавы «Нафтогаза» Александра Кацубы. Под следствие он попал за присвоение 500 млн грн, а избежал тюрьмы, выплатив всего 100 млн грн компенсации нанесенного им госбюджету ущерба. Вопрос о том, где еще 400 млн, Генпрокуратуру не заинтересовал.

    Но поскольку этим вопросом живо заинтересовались следившие за делом журналисты и общественные активисты, то прокурор ГПУ ходатайствовал о судебном заседании в закрытом режиме. И по-тихому, без лишних свидетелей суд постановил: Кацуба выходит на свободу, поскольку сотрудничал со следствием, арест с его имущества снять, внутренний и заграничный паспорта вернуть.

    Оправдываться снова пришлось генпрокурору. Луценко заявил, что Кацуба дал показания о высокопоставленных членах украинской чиновничьей мафии.

    Но судя по тому, что за этим заявлением не последовали аресты этих неизвестных «членов мафии», то либо показания были не такими уж ценными, либо они настолько секретны, что арестовывать пока никого нельзя, чтобы не спугнуть.

    Очень похоже, что к подобному сценарию сведется и дело гендиректора «Объединенной горно-химической компании» Руслана Журило, арестованного за коррупцию на 300 млн грн.

    Внедренная им схема сводилась к реализации по заниженным ценам фирмам-прокладкам продукции для авиационной и химической промышленности. А фирмы эти были связаны с руководством ОГХК, причем одна из них – с Николаем Мартыненко.

    Неудивительно, что за Журило вступились первые лица «Народного фронта», а член этой политсилы Николай Княжицкий внес за подозреваемого залог в виде 12 млн грн, хотя НАБУ требовало 2 месяца ареста или 100 млн грн залога. В этом случае, впрочем, как и во всех остальных, суд прислушался к доводам представителей власти.

    С мыслью о будущем

    Если подконтрольные АП силовики и суды будут и дальше такими же темпами работать на закрытие дел в отношении топ-коррупционеров, то уже в этом году возможна полная реабилитация всего окружения Януковича.

    А попавшие под подозрение приближенные к нынешней власти гарантировано получат индульгенцию – кто за политическую лояльность, кто за несколько сот миллионов, это уж кому как повезет.

    Уже сейчас сформирована методика легального ухода от ответственности для топ-коррупционеров.

    Почему это происходит? Да потому, что экс-чиновники, их лоббисты и защитники глубоко интегрированы в нынешнюю власть. Элементарный пример – экс-министр доходов и сборов Александр Клименко. Два года на него не могли открыть уголовное дело. Когда тянуть дальше было уже неприлично, ГПУ, якобы с большим трудом, удалось это сделать и получить от суда разрешение на проведение специального досудебного расследования.

    О причинах такой лояльности высказался блогер Денис Казанский в своем Facebook.

    «Часто можно услышать восклицания: почему Александр Клименко убежал, а его партия спокойно себе работает в Украине? Клименко повязан с партией власти и, очевидно, имеет определенные гарантии».

    Об этом свидетельствует то, что член политсовета партии Клименко «Успішна країна» Елена Петряева является помощником нардепа от БПП Олега Недавы. Того самого, который горой стал на защиту Юрия Иванющенко, из-за чего в парламенте разгорелся настоящий скандал.

    «Вот только из фракции этого токсичного Недаву упорно не исключают. У него неприкосновенность, несмотря на очевидные связи с Иванющенко и Клименко, – констатирует Казанский. – Вероятно, у президента есть очень веские причины держать в своей фракции такую сомнительную личность».

    В то же время одну из главных ролей в повальной реабилитации топ-коррупционеров играет Генпрокуратура и лично Юрий Луценко, ставленник Петра Порошенко и ярый сторонник его политики.

    Адвокаты и ранее обращали внимание на пагубность практики его непосредственных подчиненных, в ходе которой уголовное производство затягивается на год, а по истечении этого срока в судебном порядке его закрывают.

    При этом возобновить расследование или направить дело в суд в общем порядке Уголовный кодекс не позволяет. То есть это 100%-ная индульгенция от представителей власти.

    Другими словами, уже сейчас сформирована методика легального ухода от ответственности для топ-коррупционеров. И происходит это из-за понимания высшей чиновничьей верхушкой того факта, что в скором будущем подозрения в противоправных действиях могут предъявить им самим.

    Теги: Нафтогаз ГПУ генпрокуратура Порошенко Администрация Президента Янукович Арсений Яценюк БПП николай мартыненко Юрий Луценко Энергоатом александр клименко Андрей Пасишник НАБУ Шабунин Юрий Иванющенко александр онищенко Игорь Кононенко специализированная антикоррупционная прокуратура центр противодействия коррупции НИКОЛАЙ ЗЛОЧЕВСКИЙ кацуба Олег Недава
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив