Шаг вперед и два назад: как госчиновники борются с коррупцией

    3 февраля, 2016 09:03
    За восемь месяцев работы ни одного законченного расследования – таковы результаты работы Национального антикоррупционного бюро. В причинах разбирался UA1
    Артем Сытник, глава Национального антикоррупционного бюро Украины
    Артем Сытник, глава Национального антикоррупционного бюро Украины

    Борьба с коррупцией стала новомодным трендом, о котором говорят все, но реально занимаются ею единицы. В результате вокруг этой темы слишком много пиара, сплетен и скандалов, и очень мало результатов.

    Это при том, что практически все условия для антикоррупционной работы созданы. Глава парламента Владимир Гройсман заявил, что вся законодательная база для эффективной борьбы с коррупцией есть, а глава Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) Артем Сытник пообещал вывести ведомство на 80% своей мощности в первой половине января 2016-го.

    На календаре февраль, но от НАБУ  не слышно ни об одном громком задержании, объявлении о подозрении в совершении преступления или передаче дела в суд. Хотя в конце 2015 года Сытник анонсировал первые достижения:

    «В производстве НАБУ находится ряд перспективных и резонансных дел, решения по которым будут приняты в ближайшие месяцы. Некоторые дела, связанные с коррупцией в судебной ветви власти, готовятся к передаче в суд», – заявлял он.

    А теперь взглянем на реалии: из сотен сообщений в СМИ и заявлений общественных активистов о коррупции во всех эшелонах власти, по сообщению пресс-службы НАБУ в производстве находится только 45 дел.

    Среди них, безусловно, важные расследования о махинациях на «Артемсоли» с ущербом в 37 млн гривен. Покупка машины за 1,21 млн гривен гражданской женой военного прокурора Константина Кулика. Расследование причастности сотрудников Генпрокуратуры к снятию ареста со счетов экс-министра природных ресурсов Николая Злочевского и ряд других дел.

    Исходя из первых результатов работы НАБУ, складывается впечатление, что крупных дел в стране нет.

    Все эти расследования нужны и важны. Но еще в сентябре 2015-го во время общения с первыми детективами НАБУ, президент Порошенко просил:

    «Если коррупционные потоки сверху будут идти неограниченно, а мы будем заниматься мелочами, то быстро потеряем доверие людей. Поэтому следует определять степень и приоритетность коррупционных дел там, где идут крупнейшие финансовые потоки».

    Сравним эту просьбу со сводками НАБУ о достижениях детективов: задержание судьи в Ровенской области за взятку в 3,5 тыс. долларов. Еще один судья попался на взятке в 4 тыс. долларов в Северодонецке. Одного разоблачили в Харькове за взятку в 800 долларов.

    Каждый из перечисленных случаев – это преступление, которым необходимо заниматься. Но как быть с приоритетами: сначала крупные дела, а потом все остальные?

    С одной стороны, исходя из первых результатов работы НАБУ, складывается впечатление, что крупных дел в стране нет. С другой стороны, еще в декабре 2015 года Артем Сытник анонсировал скорые достижения в приоритетных для его ведомства расследованиях.

    «Основной приоритет – расследование тех производств, которые внесены по результатам аналитической работы детективов – Одесский припортовый завод, «Житомирські ласощі», госпредприятия – заявлял директор НАБУ. – Эти дела сложны и определенный прогресс по ним будет уже где-то в январе 2016 года».

    Сопротивление, которое оказывают коррупционеры, и отсутствие результатов расследований резонансных дел наводят на мысль, что работу детективов НАБУ попросту блокируют.

    Но из рассказа главы наблюдательного совета ТДВ «ЖЛ» Игоря Бойко, предприятие которого атакуют рейдеры под прикрытием чиновников Минюста, полиции и ряда нардепов во главе с Сергеем Пашинским, следует совершенно противоположное.

    Речь идет не о 800 долларах взятки, и даже не о 23 млн долларов Злочевского, а об активах Житомирской кондитерской фабрики на сумму более чем 2 млрд гривен. Это дело прогремело на всю страну, но НАБУ ограничивается только обещаниями.

    «Я был несколько дней назад в НАБУ (наше заявление было написано более месяца назад), где спрашивал следователей, какие они провели действия? – рассказывает Бойко. – Мне ответили, что, мол, проделана большая работа. Я спрашиваю: вы допросили Нину Грущак, которая остановила работу предприятия – подавала иски против нас, которые судьи удовлетворили. Отвечают, что нет. – А ее адвокатов допросили? – Нет. – А сделали запрос в швейцарский банк, о том, что Лещинский (один из рейдеров – Ред.) получил от меня 20 млн долларов? – Говорят, что не сделали. Вот вам и ответ, как работает НАБУ».

    Что мешает НАБУ

    Сопротивление, которое оказывают коррупционеры, и отсутствие результатов расследований резонансных дел наводит на мысль, что работу детективов НАБУ попросту блокируют.

    Но даже беглый анализ заявлений Сытника говорит об обратном: это полностью независимый орган с профессиональными сотрудниками, способный работать быстро и эффективно.

    Годовой бюджет НАБУ на 2016-й составляет 495 млн гривен.

    По свидетельству директора НАБУ во время набора детективов на него никто не давил, не использовал телефонное право, а его должность определена законом как полностью независимая.

    Более того, в одном из интервью Артем Сытник обращал внимание на высокую скорость работы своих подчиненных.

    «Когда мы представили свою работу, наши коллеги из США говорили, что для того, чтобы запустить Бюро, им понадобилось бы три года. Мы смогли начать расследование уже через 8 месяцев», – рассказывал директор НАБУ.

    Тем не менее, за 8 месяцев пока ни одного результата хотя бы по одному резонансному делу. Возможно, кто-то диктует НАБУ, что расследовать, а что нет?

    Но в другом интервью Сытник категорически заявил: «Не было ни одного звонка ко мне с просьбой или рекомендацией о том, что и как нужно делать. По всем делам, инициированным в НАБУ, никаких обращений».

    Чем же можно объяснит промедление? Недостаточное финансирование? Нет, годовой бюджет НАБУ на 2016-й составляет 495 млн гривен – по словам Сытника, недостаточно, но хватит для того, чтобы вести расследования.

    Тогда, возможно, сотрудники завалены ворохом дел и не справляются с их потоком? Тоже нет – 22 тысячи томов, которые готовилась передать в НАБУ Генпрокуратура, действительно могли бы полностью парализовать работу ведомства, но сошлись на том, что НАБУ будет вести только вновь открытые дела, а старые требовать, если это понадобиться.

    Законы, регламентирующие антикоррупционные расследования? Они есть. Антикоррупционная прокуратура, без которой НАБУ не может передавать дела в суд, – тоже есть. То есть вроде бы и ничего не мешает, но и результатов нет.

    Правда, еще на заре создания бюро в одном из интервью Артем Сытник подготовил почву для пояснения медлительности своих подчиненных.

    «Есть предусмотренная законом процедура, которая должна быть выдержана, чтобы не возникало сомнений в законности проведения расследования, а права человека и гражданина были обязательно соблюдены, – заявил он. – Скажем, в Румынии некоторые коррупционные дела слушаются по пять, а то и более лет».

    Но в этой связи встает еще и вопрос добросовестности самих чиновников бюро.

    Пошли в отказ

    Несмотря на открытый конкурс на должности в НАБУ и тщательнейший отбор кандидатов, нельзя с точностью до 100% гарантировать, что в этом ведомстве собрались исключительно достойные работники.

    Кредит доверия к государственным борцам с коррупцией месяц от месяца становится все менее весомым.

    Об этом свидетельствует скандал, вспыхнувший между действующими сотрудниками бюро и представителями Совета общественного контроля этого ведомства сразу же после формирования НАБУ.

    Тогда, в октябре 2015 года,  члены Совета заявили о блокировании их заседания и хамском отношении к себе со стороны чиновников НАБУ. Так, заместитель Сытника по оперативно-розыскной работе Анатолий Новак назвал представителя Совета Алису Юрченко «скотиной» за то, что она голосовала против назначения человека, которого протаскивал Новак.

    Другой же чиновник и вовсе представлялся «хозяином бюро» и пытался блокировать заседание Совета. Тогда в НАБУ пообещали провести служебное расследование, но по итогам никаких нарушений не обнаружили.

    Возможно, в этом кроются истоки не только медлительности детективов ведомства, но и отказов в возбуждении уголовных дел.

    К примеру, нардепу Виталию Куприю отказали в расследовании деятельности приближенного к президенту народного депутата Игоря Кононенко, хотя речь шла о возможном уклонении от уплаты налогов через оффшорную компанию на сумму до полумиллиона долларов. Несмотря на изложенные Куприем факты, в НАБУ не нашли достаточных оснований для возбуждения уголовного дела.

    А позднее нардеп Сергей Лещенко сообщил о том, что в бюро отказались регистрировать уголовное производство в отношении экс-нардепа Николая Мартыненко об уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах.

    Таким образом, кредит доверия к государственным борцам с коррупцией месяц от месяца становится все менее весомым. И ситуация полностью в руках сотрудников НАБУ – они способны ее изменить, причем как в одну, так и в другую сторону. И первое же переданное в суд дело покажет, в какую сторону качнутся чаши весов.

    Теги: коррупция ГПУ Порошенко куприй сергей лещенко сергей пашинский Артем Сытник НАБУ НИКОЛАЙ ЗЛОЧЕВСКИЙ «ЖЛ» игорь бойко
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив