Сбой в системе: чем окончится противостояние МВД и Генпрокуратуры

    19 апреля, 2016 15:03
    Правоохранительная система страны по определению не может работать эффективно, пока два главных силовых ведомства соревнуются, кто кого красивее подставит

    Давняя неприязнь между прокурорским и полицейским начальством, то переходящая в стадию «холодной войны», то сменяющаяся активными «боевыми действиями», получила очередное развитие.

    Формальной причиной стала ситуация вокруг экс-замгенпрокурора Виталия Касько, которого подозревают в незаконных действиях со служебным жильем.

    «Я не знаю Касько, и не знаю деталей претензий к нему со стороны ГПУ, но выглядит это все – как некрасивое вульгарное сведение счетов», – так прокомментировал Арсен Аваков попытку вручения повестки на допрос бывшему заместителю Виктора Шокина со стороны сотрудников Генпрокуратуры.

    ГПУ на колкость министра МВД ответила молниеносно: практически на следующий день стало известно, что уголовное производство в отношении Касько передано Национальной полиции, то есть подчиненным Авакова.

    Несдержанному на комментарии министру дали понять, что раз он так сочувствует Касько, пусть тогда попытается снять с него обвинения или же исполнит свой служебный долг и засадит правонарушителя за решетку.

    И в том, и в другом случае Аваков гарантировано окажется в проигрышном положении. Если Касько оправдают, значит из-за личного расположения министра. Если же докажут вину, значит министр заступался за преступника.

    Пока правоохранители соревнуются в остроумии, уровень преступности в стране растет.

    Такой «обмен любезностями» демонстрирует всю суть взаимоотношений между руководством двух столпов правоохранительной системы – ГПУ и МВД. И это лишь очередной виток противостояния в череде постоянных склок между этими двумя ведомствами.

    А пока правоохранители соревнуются в остроумии, а также кто лучше выставит на посмешище своего оппонента, уровень преступности в стране растет. По статистике, в 2015 году по состоянию на март было зарегистрировано 172 тысячи 196 преступлений. А в этом году за тот же период – 203 тысячи 505. При этом из ста преступлений раскрывают в лучшем случае двадцать.

    Наследственное заболевание

    Противостояние Генпрокуратуры и МВД  – дело давнее и доставшееся новому руководству в наследство от предыдущей власти. «Прокурорские» всегда недолюбливали милиционеров, а те отвечали им взаимностью.

    Правда, тогда основной причиной такого противостояния была борьба за благосклонность Виктора Януковича. Теперь это – перетягивание каната между президентской и экс-премьерской зонами контроля, поскольку ГПУ пребывает в сфере интересов президента, а МВД – под контролем его «заклятых друзей» из «Народного фронта», то есть Арсения Яценюка.

    Независимо от причин противостояния силовиков, опыт показывает, что оно очень небезопасно. Примером может служить вооруженный конфликт между представителями ГПУ и МВД летом 2013 года.

    Тогда в Артемовске милицейский спецназ штурмовал местную прокуратуру, чтобы вызволить задержанного участкового милиционера. Большую бойню предотвратило лишь вмешательство первых лиц этих ведомств.

    Конфликту предшествовала не только давняя неприязнь между прокурорским и милицейским начальством, но и информационные «сливы» со стороны ГПУ о милицейских «оборотнях в погонах», возглавлявших преступные схемы. В ответ МВД обвиняла прокуроров в дискредитации всей украинской милиции. Каждое ведомство хотело казаться более эффективным и преданным лично президенту.

    Прошло два года, власть поменялась, но традиционная неприязнь между силовиками никуда не делась: при первой же возможности руководство этих двух структур упражняется в язвительности и отпускаемых в адрес оппонентов колкостях. Впрочем, этим дело не ограничивается, и в ход зачастую идут более весомые аргументы – в точности как в 2013-м.

    Настоящим горячим периодом противостояния стал 2015 год. С весны по инициативе ГПУ начались расследования в отношении высоких чинов МВД.

    Более 14 миллионов бюджетных гривен якобы были перечислены коммерческим структурам, входящим в сферы интересов министра Авакова.

    Апрель ознаменовался обысками в здании центрального аппарата министерства в связи с финансовыми злоупотреблениями. В мае всплыли факты незаконной продажи арестованного песка подконтрольной МВД структурой по заниженной стоимости с последующей выгодной перепродажей. Тогда речь шла о том, что кто-то положил в карман более 2 млн гривен.

    А уже летом прокуратура вплотную взялась расследовать возможные злоупотребления по делу о «рюкзаках Авакова» – более 14 миллионов бюджетных гривен на рюкзаки для бойцов АТО якобы были перечислены коммерческим структурам, входящим в сферы интересов министра Авакова.

    Но и этим дело не закончилось: в феврале 2016 года ГПУ засомневалась в правильности действий полицейских, которые остановили БМВ нарушителя, расстреляв автомобиль.

    Прокуратура инициировала показательный обыск в офисе Нацполиции с изъятием документации, а замгенпрокурора Юрий Севрук со всей серьезностью заверил, что это ни в коем случае не следует воспринимать как дискредитацию проводимых в МВД реформ.

    Он подтвердил журналистам, что полицейские имели право открыть огонь, чтобы остановить автомобиль. Но тут же со свойственной ему язвительностью добавил: «Как можно остановить автомобиль путем повреждения салона, я не знаю».

    Всем этим событиям предшествовала постоянная критика действий руководства Генпрокуратуры со стороны Арсена Авакова. При каждом удобном случае он обращал внимание на плохую работу прокуроров на фоне проводимых в МВД реформ. Он не стеснялся в выражениях, комментируя решения ГПУ по резонансным делам.

    Когда стало слишком очевидно, что давнишняя неприязнь переходит в острую фазу, советник Авакова Зорян Шкиряк поспешил выступить с заявлением, что никакого противостояния между этими ведомствами нет. Все острые углы – это лишь видимость конфликта, а на самом деле есть лишь небольшие разногласия по различным вопросам.

    «Что касается недоразумений, то они могут возникать, – прокомментировал он взаимоотношения ГПУ и МВД в эфире одного из телеканалов. – Это объективный процесс, и каждый правоохранительный орган имеет право отстаивать свою точку зрения».

    Но после недолго затишья между двумя силовыми структурами снова возникли трения: ведомства начали меряться реформами. Аваков бравировал успешной реализацией проекта «Моя новая полиция», не забывая посмеиваться над провальным конкурсом в местные прокуратуры.

    МВД нечем похвастать, кроме создания патрульной службы, – о каких-то реальных прорывах и достижениях в этом ведомстве речь не идет.

    Со своей стороны ГПУ демонстративно нахваливала полицейские реформы, одновременно недоумевая, почему при таком успехе растет преступность, количество ДТП, а прибывшие на вызов полицейские часто не могут правильно провести элементарные процессуальные действия.

    «Для меня объективным фактором работы патрульной полиции является количество ДТП, и оно, к сожалению, растет, – заявляет нынешний и.о. генпрокурора Юрий Севрук. – И когда общаешься с водителями в Киеве, они говорят, что порядка на дорогах стало меньше. Почему? Не знаю».

    Камень за пазухой

    Недвусмысленные намеки из ГПУ о необъяснимом стремительном росте правонарушений, несмотря на столь успешные аваковские реформы, министра, естественно, раздражают. И вдруг Генпрокуратура прокололась, начав расследование в отношении Виталия Касько, больше похожее на месть за его деятельность по очистке ведомства от коррупции, в частности за дело «бриллиантовых прокуроров».

    Арсен Аваков не смолчал, отвесив нелицеприятный для ГПУ комментарий, и тут же получил ответный выпад – вывод, что этим делом должна заниматься именно Нацполиция. Для этого специально из Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) дело передали в Нацполицию.

    Какое отношение имеет НАБУ к разборкам между прокурорами и полицейскими? А такое, что и.о. генпрокурора Севрук, хвастая отменной подготовкой прокурорских кадров, обмолвился, что глава НАБУ Артем Ситник – выходец из прокуратуры, как и большинство детективов этого агентства, набранных в первую группу. А подобные связи просто так не рвутся.

    Никто из двух противоборствующих ведомств всерьез не планирует разбираться, что означает уголовное производство в отношении Касько – месть активному критику старой системы ГПУ или действительно есть какие-то нарушения права с его стороны. Главное, появился еще один повод швырнуть камень в противника.

    Но самым контрпродуктивным в этой ситуации остается то, что оба силовых ведомства по-прежнему будут оставаться «заклятыми друзьями». И дело не в соперничестве по поводу того, у кого реформы идут быстрее и чье руководство более успешно. Все более банально.

    Силовые ведомства зеркально отображают модель поведения своих кураторов – взаимное недоверие, завуалированные или прямые претензии, обвинения в торможении реформ и консерватизме.

    ГПУ по-прежнему остается сферой влияния президента. Именно он предлагает кандидатуру генпрокурора, который, в свою очередь, выстраивает всю вертикаль власти в ведомстве.

    И затянувшаяся пауза Петра Порошенко с предложением кандидатуры нового генпрокурора ничего хорошего для МВД не обещает. В любом случае это будет преданный президенту человек, вопрос лишь в том, насколько активно он начнет инициировать расследования в отношении чиновников министерства.

    И здесь уже не только в процессе словесной перепалки, но и вполне реально может встать вопрос о росте преступности и ухудшившейся ситуации на дорогах. И кому-то в полиции придется на эти вопросы отвечать. А по факту МВД нечем похвастать, кроме создания патрульной службы, – о каких-то реальных прорывах и достижениях в этом ведомстве речь не идет.

    С другой стороны, после дележа министерских портфелей в новом правительстве МВД осталось в сфере влияния экс-премьера Арсения Яценюка: министерство уже в третий раз возглавляет преданный ему однопартиец Аваков.

    А взаимоотношения двух политсил, контролирующих силовые ведомства – БПП как главного куратора Генпрокуратуры и «Народного фронта» как патрона МВД, – оптимизма не внушают.

    По сути, силовые ведомства зеркально отображают модель поведения своих кураторов – взаимное недоверие, завуалированные или прямые претензии, обвинения в торможении реформ и консерватизме.

    Тем временем ситуация с преступностью в Украине ухудшается. А вопрос о том, насколько эффективно может работать правоохранительная система страны в условиях скрытого противостояния ГПУ и МВД, остается открытым.

    Теги: ГПУ МВД Арсен Аваков Арсений Яценюк Петр Порошенко национальная полиция Виктор Шокин Виталий Касько преступность Юрий Севрук генпрокурор
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив