Самолеты Эрдогана стерли парижские заготовки Путина. Будет ли третья мировая?

    27 ноября, 2015 14:29
    Кто бы ни совершил парижские теракты, Россия, безусловно, является стороной, которая получила дивиденды от трагедии. Однако сбитый турками самолет Су-24 превращает накопленный капитал в пыль

    Французские следователи все еще работают, и за две недели они уже накопали достаточно, чтобы понять механику парижских терактов. Хотя пробелов все еще очень много.

    Итак, в пятницу, 13 ноября, было совершено семь атак на французов, которые мирно встречали начало уикенда. Наиболее кровавая бойня произошла в концертном зале La Bataclan, где как раз пели американские рокеры из группы Eagles of Death Metal. Такой себе одновременный удар и по  французам, и по американцам, и по их недостойному с точки зрения радикальных исламистов способу отдыха.

    Имена и фамилии некоторых нападавших уже известны, других до сих пор не идентифицировали.

    Человеком, который спланировал теракты, выбрал цели и организовал нападения, французские следователи называют 28-летнего Абдельхамида Абауда. О нем известно, что даже родной отец считал его психопатом и дьяволом. Сам Абауд уже никаких объяснений не даст – террориста застрелили спецназовцы во время спецоперации в парижском пригороде Сен-Дени, которая длилась около семи часов, и в ходе которой прозвучало 5 000 выстрелов.

    Понятно, что сын мелкого марокканского торговца не мог самостоятельно профинансировать теракты. Взрывчатка, автоматы Калашникова, транспортные расходы, аренда жилья – на все это нужна была не одна тысяча евро наличности. Кто ее предоставил?

    Наиболее вероятно, что деньги Абауд получил из копилки «Исламского государства». А вот кто их туда кладет – это уже вопрос, на который есть не один ответ, а несколько.

    Кто платит за танец смертников

    В России штатные пропагандисты обычно указывают пальцем на «коварных ястребов с Капитолийского холма». В их воображении террористам отдают приказы по телефону из штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли. США никаких прямых обвинений не делают, но не забывают напоминать, что Россия и ее подзащитный Башар Асад воюют не с ИГИЛ, а с оппозицией.

    Не забывайте и о Турции, которая некоторое время позволяла наемникам-джихадистам беспрепятственно пересекать границу с Сирией и пополнять ряды отрядов повстанцев. Не оказывала она препятствий и контрабанде нефтепродуктов с территорий, находящихся под контролем игиловцев. В конце концов, арабские шейхи из стран Персидского залива также финансировали джихадистов в Сирии и Ираке.

    На самом деле четкой картины в ближневосточном котле не существует. Интриги и временные союзы там сплетаются молниеносно и точно так же разваливаются. Но что понятно точно – Россия от парижских терактов, бесспорно, выиграла.

    Ужарим по террористам, господин Олланд!

    Теракты в Париже в пакете со збитым российским самолетом над Синаем стали для Путина настоящим подарком судьбы. Трагедии дали ему мощный аргумент в его основном дискурсе последних полутора лет: забудьте об Украине с ее Донбассом и Крымом, давайте вместе бороться с террористами! Первый пункт предусматривает снятие санкций, второй – возвращение России в клуб ведущих мировых игроков в роли гаранта мира и безопасности.

    Уже на следующий день после терактов на саммите G20 Путин доверительно беседовал с Обамой и Кэмероном. Их спикеры потом говорили о конструктиве и компромиссе во время диалога с российским визави.

    Между тем президент Франсуа Олланд, пообщавшись с нацией, упаковал чемоданы, чтобы навестить своего московского товарища по несчастью.

    Российские СМИ трубят о «возрождении диалога» и совместных планах ударить по джихадистам, российские пилоты в Сирии рисуют на бомбе надпись «за Париж», а глава МВД Колокольцев предлагает французам в подарок щенка на замену служебной собаке по кличке Дизель, погибшей в антитеррористической операции в Сен-Дени. Просто идиллия.

    Впрочем, тот факт, что Россия раскручивает теракты в выгодном для себя русле, не делает ее автоматически их организатором.

    По такой же логике в организации терактов можно обвинить французских правых, потому что они также получили несомненную выгоду. В обществе усилились антииммигрантские настроения, которые конвертируются для Нацфронта Марин Ле Пен на декабрьских региональных выборах в дополнительные голоса.

    Пригодился этой подруге Путина и сирийский паспорт, найденный у останков тела одного из смертников, взорвавшего себя у стадиона Stade de France. Документ, как уже понятно, фальшивка, потому что человека с точно таким же паспортом нашли в Сербии. Его наличие у террориста доказывает лишь то, что существует налаженная система изготовления фальшивых документов для желающих выдать себя за сирийского беженца – об этом, в частности, писала британская газета The Guardian. Впрочем, бесспорным является и тот факт, что граница ЕС дырявая, по крайней мере, в Греции.

    Впрочем, все эти тонкости уже не важны для Марин Ле Пен. Повод для пиара она получила и использовала по полной. А заодно и все остальные европейские партии и политики, которые зарабатывают голоса на запугивании граждан мусульманской угрозой.

    Для Олланда же рост правых настроений создает дополнительную проблему и заставляет думать о поиске чего-то, что вернуло бы симпатии французов к его партии социалистов. Поэтому вполне логично, что он ищет союзников для борьбы с ИГИЛ и готов одним из таких признать даже Путина.

    Измена: Олланд едет в Кремль

    Судя по опросам, заигрывание с избирателями Марин Ле Пен и Николя Саркози рейтинги Олланду уже не спасет. Хотя, может сохранить от окончательного обвала.

    В общем, Франсуа Олланд – не очень удачный политик. Его рейтинг президента является одним из самых слабых за всю историю Пятой республики. Он же слабое звено в цепочке антипутинской коалиции.

    К тому же во Франции действует мощное пророссийское лобби, которое включает немало влиятельных бизнесменов. Вспомним хотя бы делегацию французских парламентариев в оккупированном Крыму, мученические прощания с контрактом на продажу россиянам двух «Мистралей». Правда, одного из ключевых своих союзников, главу нефтегазового концерна Total Кристофа де Маржери угробили сами россияне.

    Что касается возможной антитеррористической коалиции, которую хочет создать Франция с участием России, стоит вспомнить о двух важных нюансах.

    Первый – давление на Париж со стороны США. Перед тем, как ехать в Москву к Путину, французский президент посетил Вашингтон.

    После разговора с Обамой Олланд сказал следующее: «Я призываю президента России Владимира Путина пересмотреть политику поддержки Башара Асада. Последнему нет места в политической переходе в Сирии, поскольку это была проблема, и она не может быть решением».

    Россия настаивает как раз на противоположном варианте – предлагает не трогать Асада и помочь ему удержать власть в стране. Так что, похоже, Франция готовится сделать России предложение, от которого та откажется, и об этом известно заранее.

    Второй нюанс – подавление России санкциями на Западе рассматривается как политика, которая необходима, чтобы лишить Кремль ресурсов для смертельно опасных геополитических игрищ.

    На Западе совсем не против того, чтобы Путин как можно дольше продолжал свою сирийскую авантюру. В Вашингтоне только и ждут, чтобы Россия максимально глубоко увязла в грязи ближневосточных конфликтов. Напрашивается параллель с Афганистаном, где увяз Советский Союз, который в конце концов развалился. Конечно, это не было главной причиной конца СССР, но одним из важных факторов – бесспорно.

    Как Россия будет реагировать на сбитый Су-24

    Сбитый Турцией Су-24 окончательно похоронил планы Кремля на создание широкой антитеррористической коалиции. Ибо такие страны, как Франция, должны выбирать между Анкарой и Москвой. Учитывая членство Турции в НАТО, здесь двух вариантов быть не может.

    В России же есть два пути последующей реакции. Первый – дать жесткий ответ и этим развязать полномасштабный военный конфликт. Натовцы, а особенно Вашингтон, дали понять, что поддерживают турецкую интерпретацию событий со сбитым самолетом. Поэтому существует риск увидеть войну России против НАТО, за которой с буддийским спокойствием будут наблюдать китайцы. Украинцы же будут пощипывать российскую армию на востоке и злорадствовать с того, что Крым превратится в полноценную арену боевых действий.

    Второй вариант выглядит более вероятным – Россия проглотит полученный от Эрдогана пинок. На официально дипломатическом уровне прозвучат заверения в том, что Москва не желает эскалации конфликта. Между тем туркам будут делать всевозможные мелкие пакости по типу ¬– разбомбить гуманитарный конвой, устроить проблемы турецким бизнесменам, угрожать перекрыть газ.

    Конец «Турецкого потока» и российским гульбанам в Анталии

    Похоже, что больше всего пострадают от акции благодарения две категории.

    Первая – российские туристические агентства, которым пришлось в патриотическом единении дружно отказаться от продажи туров в Турцию. С учетом того, что Египет уже закрыт, эту сферу российского бизнеса ждет скорый крах.

    Вторая – сирийские туркмены (туркоманы), из-за которых, по большому счету и была сбита «сушка», которая летела над турецкой территорией считанные секунды.

    Вспомним местность, где все это произошло. Российская военная база в Сирии расположена на военном аэродроме Хмеймим, что в 25 км от приморского города Латакия. Там, по последним данным, окопался Башар Асад, поскольку в столице Дамаск стало опасно.

    Сама же Латакия находится примерно в 60 км от границы с Турцией. Это означает, что во время маневров российских самолетов опасное приближение и залет в воздушное пространство Турции неизбежны. С турками об этом надо было договариваться еще до начала операции. Но Башар Асад для Реджепа Тайипа Эрдогана – враг и вообще турецкий лидер имеет собственное видение будущего Сирии. Поэтому ни о чем у русских договориться не получилось.

    Для Анкары туркмены, как метко подметили уже несколько украинских блоггеров, – это такие же «собратья», которыми россияне считают «ДНР» и «ЛНР». Сирийские туркмены давно считают семейство Асадов своими врагами, у них есть свои сепаратистские планы и не без помощи Анкары они организовали уже несколько вооруженных отрядов, которые бьют армию Асада.

    Россиян турки уже несколько раз предупреждали не бомбить «братских туркменов»: вызывали российского посла для объяснений нарушения воздушного пространства, сбивали беспилотник, угрожали сбивать самолеты.

    Возможно, в Кремле надеялись на то, что турок удержит от выполнения угрозы совместный проект строительства газопровода «Турецкий поток», который бы качал голубое топливо в обход Украины в Европу. И судя по тому, как хладнокровно был сбит Су-24, Турция этот проект всерьез не рассматривала. Осенью он вообще был заморожен. И теперь, судя по всему, его строительство не возобновится никогда. В конце концов, у Турции есть другие интересные проекты газопроводов в Европу, такие как TANAP.

    А Россия тем временем осталась без газопровода, в который уже вложила не один миллиард, без «сушки» и без широкой антитеррористической коалиции с Путиным-миротворцем во главе.

    Теги: Путин Россия теракты Франция НАТО турецкий поток Олланд турция Эрдоган Су-24
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив