С кем на самом деле воюет Турция

    3 августа, 2015 15:39
    Лидер Турции Реджеп Тайип Эрдоган вступил в войну с «Исламским государством» или преследует другие цели? Ответ на этот вопрос следует знать, учитывая активный интерес турок в событиях в Крыму, обещания всячески помогать крымским татарам и заигрывания с Россией по поводу газопровода в обход Украины

    Решение Турции присоединиться к борьбе с «Исламским государством» (ИГИЛ) пришло неожиданно. И сначала выглядело как победа американской дипломатии. Но уже через несколько дней турки начали вместо игиловцев бомбить курдов, а в американских СМИ появились заголовки вроде «вторая роковая ошибка США после вторжения в Ирак».

    Курдский вопрос

    Единственная сила, которая последовательно и жестко противостоит «Исламскому государству» в Ираке и Сирии, – курды. Для них это вопрос принципиальный, поскольку джихадисты со своим халифатом ставят под угрозу мечту, взлелеянную веками, – создать собственное независимое государство Курдистан. После Первой мировой им отказали в государственности. Но после вторжения Буша-младшего в Ирак и падения режима Хуссейна, который травил их химическим оружием, курды получили еще один шанс.

    Многомиллионный этнос компактно проживает на территории сразу четырех государств – Турции, Ирана, Ирака и Сирии. На севере Ирака у курдов уже есть собственное мощное государственное образование со столицей в городе Эрбиль. В Сирии после начала гражданской войны они взяли под контроль территории на севере, вблизи от границы с Турцией.

    Курдам есть что терять, и поэтому они так упорно сражаются с ИГИЛ. Блестящий пример их упрямства и победы – битва за город Кобани. В западных СМИ ее сравнивали с боями за Сталинград.

    США увидели в курдах естественного союзника в борьбе с ИГИЛ. Пентагон спланировал и провел с их командирами уже не один десяток совместных военных операций против джихадистов. Курдам помогают поддержкой с воздуха, разведывательными данными. Если так пойдет и дальше, они смогут получить и современное американское оружие.

    Эрдоган ведет страну по пути уклона в смесь национализма с умеренным исламизмом.

    Впрочем, американцы известны своим циничным принципом никогда не складывать все яйца в одну корзину. Поэтому в борьбу с «террористическим халифатом» они постепенно втягивают всех ключевых игроков региона: саудитов, турок и иранцев. Все эти силы на словах хотят как можно скорее уничтожить «Исламское государство», однако их поступки указывают на то, что у каждого есть свой тайный план.

    Человек, разогнавший Майдан

    Турция давно и последовательно уничтожает курдский сепаратизм. Наиболее активные лидеры курдского сопротивления сидят по тюрьмам. Миру Эрдоган изображает курдов не иначе, как террористов.

    Основания для этого есть. Рабочая партия Курдистана (РПК) считает террор вполне подходящим инструментом для достижения своих целей. Ее бойцов еще в 1980-х приютила и тренировала Сирия. Там правил отец нынешнего президента Хафиз Асад. Эта история, конечно, не добавила меда в и без того недружественные отношения Дамаска и Анкары. Впрочем, не стоит отождествлять РПК со всеми курдами. Далеко не все они ожесточенные марксисты.

    Есть признаки финансирования Турцией радикальных исламистских группировок на территории Сирии, в частности Ахрар аш-Шам и Фронта ан-Нусра.

    Эрдоган ведет страну по пути уклона в смесь национализма с умеренным исламизмом. Держать курс ему тяжело – мешает молодежь, которой больше нравится европейский стиль жизни и которая готова защищать свою точку зрения на уличных демонстрациях.

    Но и Эрдоган – это вам не Янукович. Хотя кое-что общее у них есть – любовь к авторитарному стилю правления.

    Силовой разгон стамбульского майдана на площади Таксим летом 2013-го произошел быстро и жестко, с водометами, слезоточивым и перечным газом, резиновыми дубинками, арестами. Эрдоган, несмотря на членство его страны в НАТО и заявку на членство в Евросоюзе, показал, что чихать он хотел на европейскую «глубокую обеспокоенность» и «решительное осуждение». А на что-то более серьезное Брюссель оказался не способен, поскольку не хочет терять важного союзника в регионе.

    Прикармливание джихадистов

    На ситуацию в соседних странах турки пытаются влиять через движение «Братья мусульмане». В Египте исламистов удалось привести к власти, но ненадолго. На Сирию были такие же планы – заменить Башара Асада дружественными Анкаре умеренными исламистами.

    Возможность реализовать этот план появилась во время Арабской весны 2011 года. Официальная позиция Турции – ликвидация режима Асада будет залогом безопасности в регионе. «ИГИЛ – это повод свержения Асада», – разъяснил UA1 журналист и востоковед Вадим Нанинец.

    Но до сих пор турки не воевали непосредственно с «Исламским государством». Напротив, они делали все, чтобы эта группировка оставалась живой. Граница Турции, как отмечает в своих текстах журналист-востоковед Кайл Ортон, несколько лет была прозрачной для контрабандистов нефти из подконтрольных игиловцам территорий, а также рекрутов и наемников, которые десятками едут воевать в Сирию из стран Европы и Азии.

    США и Евросоюз наблюдают за действиями турок в оцепенении.

    По мнению Ортона, есть признаки финансирования Турцией радикальных исламистских группировок на территории Сирии, которые не входят в «Исламское государство». В частности, группировки Ахрар аш-Шам и Фронта ан-Нусра.

    Таким образом власти Турции способствовали укреплению джихадистов, которые режут головы сразу двум врагам Анкары: правительственным войскам Башара Асада и курдам.

    Тот же бой за Кобани трудно объяснить рационально. Город не представлял стратегического интереса для ИГИЛ. Джихадисты положили там в боях с курдскими Отрядами народной самообороны (YPG) не один десяток боевиков, их методично атаковала с воздуха американская авиация. Но если учесть поддержку, которую халифат получал со стороны Турции, их действия похожи на благодарность. Они таки добились своего – Кобани лежит в руинах.

    Кого будем бомбить?

    Теперь Эрдоган изменил тактику. Он разрешил американским военным самолетам использовать авиабазу Инджирлик. За это Турция получила от США согласие на создание на сирийской территории безопасной буферной зоны вдоль турецкой границы. Ее глубина составит 40 км и будет проходить по землях курдов. Контролировать зону будут 3000 бойцов так называемой умеренной сирийской оппозиции. Они, похоже, будут вполне лояльны Анкаре. По крайней мере, так все выглядит, судя по тому, что уже известно о стратегии Эрдогана.

    Турция задействовала и собственную боевую авиацию. Как было объявлено, для ударов по террористам. Но вскоре выяснилось, что речь идет о боевиках и базах не «Исламского государства», а курдов из РПК и YPG. Касательно первых Турция официально заявила об авиаударах по их военным объектам. Однако обстрелы сирийских курдов в Анкаре продолжает отрицать.

    Также в Стамбуле, Измире и других городах были задержаны около 800 «подозреваемых в терроризме». По странному совпадению, все они – члены РПК, а не «Исламского государства», как можно было ожидать из анонса арестов.

    США и Евросоюз наблюдают за действиями турок в оцепенении. Было сделано несколько заявлений, но, зная Эрдогана (снова вспомним площадь Таксим), можно утверждать, что его это не остановит. Между тем турецкие военные утверждают, что убили уже около 200 бойцов РПК и уничтожили несколько их баз.

    Еще один интересный штрих к характеристике политики, которую проводит Турция, – ее отношения с Ираном. Последний является опорой для ненавистного туркам режима Асада. Однако это не помешало руководству Турции продать Тегерану около 200 тонн золота, несмотря на международные санкции. В обмен были получены газ, нефть и улучшение торгового баланса в отчетах для международных кредиторов.

    Украине же в общении с турецкими властями стоит помнить: далеко не всегда то, что они делают, является тем, на что оно похоже.

    Теги: Крым Россия США Евросоюз финансирование терроризма турция Пентагон ИГИЛ курды
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив