Риски закона об Антикоррупционном суде: за что проголосовала Рада

    8 июня, 2018 09:45
    Историческое решение и победа или очередная манипуляция власти – чем является принятый закон "О Высшем антикоррупционном суде", разбирался UA1

    «Сегодня мы до последнего боролись за каждую правку. Было мошенничество, были попытки «случайно» ошибиться с цифрой поправки и номерами статей. Мы все исправили. На сегодняшний день это очень хороший закон для создания Антикорупционного суда. Я считаю, что антикоррупционное законодательство в парламенте сформировано навсегда», – так подытожил принятие закона «О Высшем антикоррупционном суде» нардеп от «Самопомощи» Егор Соболев.

    После беспрецедентного давления со стороны западных финансовых доноров эпопея с принятием этого документа, длившаяся два года, окончилась 7 июня в практически полном зале парламента: 317 нардепов из 382 присутствующих поддержали идею создания Антикоррупционного суда.

    Всю ночь перед голосованием команда президента вела переговоры с западными партнерами, пытаясь согласовать вариант закона, который бы устроил и Администрацию Порошенко, и финансовых доноров Украины. По словам представителя президента в парламенте Ирины Луценко, согласие было достигнуто только к пяти утра в день голосования.

    Чтобы сбить неприятный осадок этих переговоров и продемонстрировать независимость мнения АП, депутаты президентской фракции и сам Петр Порошенко постоянно акцентировали внимание на том, что закон этот не для МВФ, а для Украины.

    В 10.30 приехавший в парламент президент обратился к депутатам с призывом проголосовать за текст закона, которого на тот момент никто из депутатов не видел – конечной его редакции просто не существовало. После этого в течение двух часов профильный комитет в авральном режиме согласовывал конечную редакцию закона.

    И только за 15 минут до голосования, когда уже никто из депутатов при всем своем желании не мог вникнуть в нюансы текста, распечатку закона раздали на руки. Подчиняясь партийной дисциплине, нардепы проголосовали «за».

    Так в Украине завершилось создание вертикали органов по борьбе с коррупцией: Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), Специализированная антикорупционная прокуратура (САП), Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции (НАПК) и Высший антикоррупционный суд, который будет рассматривать дела о взяточничестве в сумме от 500 прожиточных минимумов (по состоянию на июнь это 881 тыс. гривен).

    Правда, с учетом того, как сложно шли переговоры западных финансовых доноров с Администрацией Порошенко, МВФ уже заявил, что детально рассмотрит конечную редакцию принятого закона, чтобы убедиться, что все договоренности соблюдены.

    Битва титанов

    Два дня рассмотрения 1927 поправок к закону, которое проводилось в полупустом зале парламента, были лишь формальностью. На самом деле камнем преткновения стало всего одно положение документа.

    До последнего момента Петр Порошенко пытался отстоять свою позицию в основополагающем для западных партнеров вопросе – кто и как будет контролировать набор судей в Антикоррупционный суд.

    Президентская редакция закона отводила международным экспертам лишь роль наблюдателей с правом рекомендовать того или иного кандидата. Эту позицию жестко раскритиковали в МВФ, Всемирном банке и Венецианской комиссии.

    Западные партнеры настаивали на безоговорочном праве международных экспертов блокировать назначение сомнительных кандидатов на пост судьи Антикоррупционого суда. Но команда Порошенко категорически стояла на своем под предлогом того, что такое требование нарушает суверенитет и противоречит Конституции.

    В результате компромиссная формула, устраивающая обе стороны, с огромным трудом все же была согласована. Судей Антикоррупционного суда будут отбирать 16 членов Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС) и шесть членов Совета международных экспертов (СМЭ), делегированных международными организациями, предоставляющими Украине помощь в борьбе с коррупцией.

    При этом представители СМЭ имеют право заблокировать любую сомнительную кандидатуру, которую выдвинет ВККС. В таком случае собирают специальное заседание, и если большинство из комиссии и минимум трое международных экспертов выскажутся против кандидата, его снимают с конкурса.

    «Все решения будут приниматься как СМЭ, так и ВККС, – объясняет Егор Соболев. – А это означает, что никто не сможет сказать, что международные эксперты вместо украинцев выбирают судей. Вместе с тем, международные эксперты могут заблокировать любого кандидата».

    Пока остается неясным, каким образом члены СМЭ будут получать информацию о недобропорядочности кандидатов и кто будет источником такой информации.

    Кроме того, опрошенные UA1 нардепы-юристы отмечают несколько положений закона, которыми при желании, команда президента сможет манипулировать.

    Место для маневра

    «Порошенко все же заложил несколько опасных норм, которые будет использовать, чтобы формировать Антикоррупционный суд под себя», – говорит UA1 нардеп с юридическим образованием Юрий Деревянко и перечисляет насторожившие его положения закона.

    По его мнению, в документе недостаточно четко выписано, какие именно организации будут делегировать членов в СМЭ. Также одним из недостатков депутат считает то, что международных экспертов предлагают не правительства стран, предоставляющих Украине помощь, а сами международные организации.

    Мнение коллеги разделяет Соболев: «Тут риск в том плане, что это может быть МВФ, Всемирный банк, а может быть какая-то общественная организация, которая скажет, что предоставляет Украине помощь, и предложит непонятного кандидата. Есть риск, что будут пытаться привести иностранных мошенников с иностранными паспортами и говорить – это эксперты от международных организаций, с которыми у Украины есть соглашения».

    Также, по словам Соболева, есть вероятность, что сейчас уголовные дела о коррупции будут быстро передавать в местные суды, чтобы Антикоррупционный суд не успел их рассмотреть, и все можно было бы «порешать» на местах.

    «Я не вижу в этом логики, – говорит UA1 нардеп от президентского БПП Игорь Артюшенко. – Если бы суды захотели за какой-нибудь коррупционный стимул всех поотпускать, они бы делали это и вчера, и сегодня, им ничего не мешает. Но они и так не справляются с работой, суды просто завалены делами».

    Также Артюшенко считает преувеличенными опасения, что в роли международного эксперта может фигурировать представитель какой-нибудь непонятной организации: «Я уверен, что ни гражданское общество, ни Венецианская комиссия, которая одобрила этот закон, ни наши международные партнеры никогда не позволят так сделать».

    Тем не менее, у скептиков есть еще один повод сомневаться в прозрачной работе Антикоррупционного суда.

    «ВККС – это полностью подконтрольная президенту структура, – уверяет Деревянко. – И он может провести в Антикоррупционный суд большое количество своих людей, у которых нет коррупционной истории, но это его люди, как говорят, «юристы Рошен». И мы можем получить судей, полностью подконтрольных Порошенко».

    С коллегой согласен еще один нардеп-юрист Виталий Куприй. «Не решен главный вопрос – чтобы Антикоррупционный суд был абсолютно независимым, – объясняет он UA1 свою позицию. – Я считаю, что есть много механизмов, которые позволяют сажать коррупционеров уже сейчас. А этот суд станет бутафорией».

    Кроме того, депутата возмутило, что такой важный и сложный документ раздали за 15 минут до голосования: «Невозможно было вникнуть в решения, которые там были, это однозначно нарушение регламента».

    Когда старт

    Несмотря на все опасения, оппоненты Порошенко соглашаются, что лучше такой закон, чем вообще никакого.

    «Сказать, что я сильно счастлив по этому поводу не могу, – признается Деревянко. – Но считаю, что это шаг правильный. Это все равно лучше, чем ничего».

    «Как и всегда, будут попытки манипулировать, – предполагает Соболев. – Но в целом закон выписан так, чтобы мы смогли создать настоящий Антикоррупционный суд».

    Пока никто не может сказать, когда этот орган сможет вынести первый приговор. В самом законе предусмотрено, что Высший антикоррупционный суд формируется в течение года, а его работа стартует с момента назначения не менее 35 судей.

    Порошенко по этому поводу полон оптимизма и прогнозирует формирование суда уже до конца года: «Антикоррупционный суд с таким уровнем независимости, с таким уровнем защиты, с таким, я надеюсь, уровнем эффективности, мы должны сделать как можно быстрее. Некоторые меня критиковали, когда я обратился с просьбой завершить процедуру создания Антикоррупционного суда в Украине уже в 2018 году. Это не обещание. Это наше с вами общее дело».

    Но в стане президента высказывают более сдержанные прогнозы – начало работы примерно в середине следующего года.

    «Все коррупционеры дружно не сядут уже завтра, – убежден Артюшенко из БПП. – И даже через месяц. И даже через год. Потому что сначала должны быть эксперты, конкурс, возможно, будут какие-то проблемы с набором судей. Нужна материально-техническая база, потом передача дел в суд и только потом начнется работа. И если суд действительно честный, независимый и прозрачный, он за один день решение не выносит, это общемировая практика».

    В пример депутат приводит дело экс-главы фискальной службы Романа Насирова, которое составляет около 300 томов, а обвинительный акт расписан на 700 страниц, и их, как минимум, нужно прочитать, и это длительный процесс.

    «Я уверен, что с таким законом действительно будет результат. Но не должно быть так, что сегодня проголосовали за суд, а завтра уже спрашивают, почему никто не сидит, – говорит Артюшенко. – У нас в обществе завышенные ожидания потом приводят к тотальной зраде».

    Но такой оптимизм разделяют далеко не все. «Люди думают, что создали суд и уже кто-то будет сидеть. Да не будет такого, – усмехается «радикал» Игорь Попов. – Создали НАБУ – и что? За три года никакие обвинительные акты в суд не поданы. Да и вообще, совсем не для того создается Антикоррупционный суд. Он нужен для политического шантажа».

    Теги : Верховная Рада Порошенко МВФ куприй БПП всемирный банк АП НАБУ игорь попов егор соболев НАПК насиров Ирина Луценко юрий деревянко Антикоррупционный суд Игорь Артюшенко
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ


      Архив