Путин оставил нам три-четыре месяца, – генерал СБУ Скипальский

    31 марта, 2016 09:59
    Что будет с Савченко, в какие политические партии внедрены агенты спецслужб и возможно ли в Киеве повторение брюссельской трагедии
    Александр Скипальский
    Фото: UA1
    Александр Скипальский

    Родоначальник украинской контрразведки, дважды зампредседателя СБУ, председатель Союза офицеров Украины, генерал-лейтенант Александр Скипальский внимательно наблюдает за деятельностью своих коллег. Одни их действия он жестко критикует, другие одобряет, а о каких-то предпочитает молчать.

    Скипальский всегда в курсе событий, происходящих в самых закрытых государственных структурах, что позволяет ему быть незаменимым экспертом в вопросах госбезопасности и обороны, хотя не обо всем он имеет право говорить. Во многом из-за этого каждый ответ он хорошо продумывает, тщательно подбирая слова.

    В беседе с UA1 Скипальский поведал, о чем он раньше никогда не рассказывал в своих интервью (и почему), о вероятности появления майора Мельниченко №2, а также о «барыгах» в большой политике, о которых ему известно абсолютно все.

    Армию долго и планомерно разваливали из-за опасений, что военные могут сбросить скомпрометировавшую себя власть.

    После обвинительного приговора имя Надежды Савченко не сходит со страниц газет, и не только в Украине. Сейчас появились версии, объясняющие безуспешные попытки украинской стороны ее освободить. Среди них жесткая критика Генштаба и всего армейского руководства, которую позволяла себе летчица, а также не слишком сильное желание видеть ее в Украине в статусе нардепа. Причина действительно в этом?

    Эти версии имеют право на существование, но я более склонен верить неофициальной информации – за освобождение Савченко россияне хотели открытие коридора в Крым.

    Кроме того, Путину не так просто ее освободить. Это означает признать, что все было сфальсифицировано, тенденциозно, необъективно. И что он получит взамен? В Украине нет адекватного ресурса для обмена Савченко, а ее освобождение – это имиджевые потери для него.

    Практически с самого момента захвата Савченко ею занимались российские спецслужбы. Неужели наша контрразведка не могла решить вопрос ее освобождения на первоначальном этапе – на основе личных договоренностей, денег, наконец?

    Нет, не могла. В Украине никогда не велась работа в том направлении, чтобы заинтересовать деньгами работников российской прокуратуры, ФСБ, службы внешней разведки. Это всегда вызывало страх и неловкость. Никому даже в голову не могло прийти, что это может понадобиться.

    Зато внутри страны агентура всегда работала четко. Не секрет, что была практика внедрения информаторов в радикальные политические движения, такие как «Свобода», «Правый сектор». Собственно, они и составили потом основу добровольческого движения. Скажите, нынешние массовые аресты среди добровольцев – это итоги деятельности внедренных спецагентов?

    Ситуация вот в чем. Армию долго и планомерно разваливали из-за опасений, что военные могут сбросить скомпрометировавшую себя власть. Военным вплоть до сегодняшнего дня говорили: политика – не ваше дело. Но это вранье, потому что даже ведение войны является особым методом политики.

    Путин нам оставил три-четыре месяца до возникновения гражданского конфликта, который превратится в общественный взрыв и сметет всю страну.

    В результате Вооруженные силы возглавляли люди, которые держали военных в покорности и одновременно разваливали армию. Офицеров-патриотов «выбивали» со времен Кучмы, и в армии не сформировалась естественная готовность к защите страны.

    И вдруг война, тяжелейший переломный момент. Армия развалена, руководство страны растеряно и перепугано – что показал опубликованный доклад СНБО. Но у народа сработал инстинкт самосохранения – начали формироваться добровольческие отряды, волонтерское движение. И если посмотреть сегодня на то, что сделал народ, возникает вопрос – а что сделала власть?

    Ничего, чтобы разоблачить провал под Дебальцево, под Иловайском. Не расследовала, как мог какой-то игравший в игры подполковник запаса Стрелков обмануть всех наших начальников и провести колонну на марше более 60 км до Донецка. И то, что наши летчики хотели бомбить эту колонну, но им не позволили.

    Кто-то должен ответить. А кто это может спросить? Только народ, те добровольческие силы, которые объединились. Поэтому было принято решение скомпрометировать и разделить их. И тут совпали позиции тайных намерений России и наших руководителей, которые перепугались и дали соответствующую команду спецслужбам. Они лучше отпустят реального сепаратиста – начальника винницкой полиции, а посадят пацана, который вез в кармане десять патронов.

    Часть агентуры, о которой вы говорите, которая была внедрена раньше, сработала на разделение добровольческого движения и его компрометацию. Это принцип «разделяй и властвуй».

    И очень хорошо, что, например, Дмитрий Ярош это понял, вовремя отгородившись от части своих последователей.

    А сегодня сохранилась практика внедрения информаторов в новые зарождающиеся политические проекты? Примером, того же Яроша или Саакашвили?

    Хочешь не хочешь, а знание оперативной обстановки требует таких действий, и не следует этого бояться. Меня лично не пугает слово«агентура». Я знаю, что это мощное оружие, если его правильно использовать, и если агентура патриотично настроена.

    Бояться следует того, что люди, которые ею руководят, беспокоятся не о безопасности государства, а о том, как прислужиться грабящим это государство.

    Часть агентуры, которая была внедрена раньше, сработала на разделение добровольческого движения и его компрометацию.

    Я никогда раньше этого не говорил, но сегодня делаю это, потому что Украина находится в очень опасном положении. Путин нам оставил три-четыре месяца до возникновения гражданского конфликта, который превратится в общественный взрыв и сметет всю страну.

    Поэтому нужно называть вещи своими именами, а народ должен быть готов к тому, что эту власть придется менять. Путем проведения демократических выборов, народных сборов. Без перезагрузки, без тотального изменения кадрового состава нынешних руководителей, которые пришли и сели на старые схемы, ситуация в стране не изменится.

    Главная особенность нынешнего политического процесса – это постоянные ночные совещания, тайные договоренности, закрытые встречи. Но периодически информация о них всплывает – пока на уровне министров, их заместителей. Как вы считаете, возможно ли появление майора Мельниченко №2, который «сольет» уже не среднее звено, а первых лиц государства?

    Да уже давно пора бы. Но возможно ли это сегодня – я не знаю. Лично мне такая информация ни к чему – я и без того знаю, кто такой президент Порошенко, кто такой Ложкин. Я знаю Яценюка со времен Черновцов – под чьим патронатом (в том числе и силовых руководителей) он утверждался, кто его проталкивал в банковской системе.

    Не так важно получить информацию – важно, чтобы люди, которые их выбирали, поняли: нельзя доверять власть авантюристам и проходимцам.

    А что касается тайных встреч, то это почерк не государственных деятелей, а барыг. В таких интригах зарождалось становление первичного капитала: где вступить в сговор, где цены поднять, где скупить ваучеры. И, к сожалению, этот почерк перенесли на систему управления государством, а это совсем другая категория. Это не приведет к стабильности и победе. Они сами себя уничтожат.

    Вы были противником публикации стенограммы заседания СНБО по поводу захвата Крыма. Однако по инициативе некоторых нардепов она попала в открытый доступ. Кто был в этом заинтересован – россияне или украинские политики?

    Думаю, при насыщенности российской агентурой наших верхних эшелонов власти, у России уже давно была копия этого документа, так что вряд ли это интересовало россиян.

    А вот возможности спецслужб других стран это, безусловно, расширило. Анализируя каждое слово, поведение, они получили реальное представление о потенциале нашей власти.

    Эта публикация – очередной перенос приемов ведения бизнеса на приемы государственного управления. Сделали это исключительно для борьбы с конкурентами.

    Но бороться с конкурентами в бизнесе – это одно, а бороться с оппонентами в государственном строительстве – совсем другое. Получилось, как у унтерпришибеевской вдовы – сами себя высекли.

    Более 20% присутствия иностранного капитала в ключевых сферах промышленности – это уже небезопасно.

    Сергей Пашинский (глава парламентского Комитета по вопросам национальной безопасности и обороны – ред.) никогда бы не принял этого решения самостоятельно – у него не хватило бы потенциала на озвучивание такой информации. А если бы даже и попытался, то система контрразведывательных мер государства должна была обнаружить это и не допустить.

    По большому счету господин Грицак (Василий Грицак, глава СБУ – ред.) должен завести уголовное дело на Пашинского или в процессе расследования выйти на тех, кто реально санкционировал это.

    А реально видно, что такое решение одобрил Александр Турчинов, который тоже не имел на это полного права, поскольку это не только его сферы касалось, но и других, где он не является экспертом. Значит, нужно брать выше… Но имеем то, что имеем. Это показывает уровень мышления и зрелости наших руководителей.

    Вы упомянули о насыщенности страны российской агентурой. Сейчас слишком многие чины украинских спецслужб не могут объяснить свое благосостояние. Это результат коррупции, «крышевания» схем или плоды сотрудничества с разведками других стран?

    Важный и хорошо законспирированный агент может получать прибыль со стороны иностранной спецслужбы. Но ценность агента в его конспиративности. Поэтому даже если спецслужбы платят, то они не позволяют использовать с размахом полученные деньги.

    Только два-три процента из общего количества тех, о ком вы говорите, могут получать плату от иностранных спецслужб и разведцентров. Остальные – это результат эрозии совести, когда тотально вся правоохранительная система пронизана преступниками в погонах. Но опасность в том, что они уязвимы.


    Вот представьте: вы – начальник таможни и договариваетесь со своими иностранными коллегами об урегулировании каких-то проблем. Иностранные спецслужбы тут же подставят «коллегу», который позволит вам втянуться как раз настолько, чтобы однажды вы подписали все, что предложат. Так происходило у нас, в особенности последние несколько лет на Донбассе.

    И никто не исследовал, сколько фур с оружием под видом контрабандного товара завозилось раньше по проверенному маршруту в Украину, когда пограничники и таможенники брали под козырек, как у нас было заведено. Вот где опасность, вот почему мы сейчас имеем такое положение.

    Наш оборонный комплекс сейчас пытается любыми способами, любыми обходными путями вооружать врага, который с нами воюет.

    И бороться нет возможности, потому что пошла круговая порука, а иностранные спецслужбы, как марионетками руководят отдельными нашими капитанами и майорами, а не только генералами.

    На фоне такого положения вещей как воспринимать то, что топ-менеджмент украинских госкомпаний зачастую полностью состоит из граждан РФ? Например, как в стратегически важной «Укргаздобыче»?

    Это вопрос абсолютного нереагирования со стороны президента как главнокомандующего и руководителя системы безопасности, Турчинова как главы СНБО, главы СБУ. Причины разные: непрофессионализм, нежелание что-то менять, общие связи с Россией – все в комплексе.

    В цивилизованных государствах, которые беспокоятся за свою безопасность, есть пороги допустимости. Если есть более 20% присутствия иностранного капитала в ключевых сферах промышленности, это уже считается небезопасным.

    А мы отдали все. Даже оборонный комплекс сейчас пытается любыми способами, любыми обходными путями – через Белоруссию или еще как-то, но вооружать врага, который с нами воюет.

    Война идет не только на востоке – в СБУ постоянно говорят о предотвращенных попытках терактов на мирных территориях. Как вы считаете, в умиротворенном и далеком от боев Киеве возможна реализация сценария терактов, произошедших в Париже, Брюсселе?

    Я бы не проводил аналогию. Сытая, благодушная Европа вела себя так, что сама себе подложила мину. Спецслужбы не реагировали на потенциальные угрозы. Свою роль сыграло и различие мировоззрений: благодушному европейцу сложно понять и разобраться в позиции мусульман.

    Если европейские спецслужбы выйдут на след тех, кто дирижировал терактами и в Париже, и в Брюсселе, это может помочь Украине.

    У нас ситуация другая – мы второй год ведем войну. При этом мы не зашли в столкновение с мусульманским миром настолько, чтобы он нам посылал террористов. А Россия пока не осмеливается проводить такие тотальные теракты на нашей территории.

    Кроме того, нас выручает понимание психологии того, кто это может делать. Это помогает выявлять закладки оружия и боеприпасов российских диверсантов.

    Теракты в Европе, скорее всего, ослабят внимание европейцев к украинскому вопросу. О нас забудут окончательно?

    Безусловно, своя рубашка ближе к телу. Более того, сейчас будут попытки хоть как-то привязать к этой трагедии Украину, распространять среди европейцев мысль, что пока не было противостояния в Украине, то и в Европе все было спокойно.

    На определенное время теракты отвлекут внимание от Украины, и есть вопросы, кому это выгодно. Но если европейские спецслужбы выйдут на след не только исполнителей, но и тех, кто дирижировал терактами и в Париже, и в Брюсселе, то это наоборот, может помочь Украине.

    Теги: Дмитрий Ярош Путин Россия СБУ Порошенко фсб Генштаб Арсений Яценюк теракты Борис Ложкин добровольцы СНБО сергей пашинский Надежда Савченко Европа Александр Турчинов иловайск дебальцево Скипальский василий грицак спецслужбы
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив