Протесты в Армении: Майдан или не Майдан?

    29 июня, 2015 17:09
    Массовые протесты армян против повышения электроэнергии с легкой руки журналистов уже окрестили армянским Майданом. Однако сами участники протеста и сочувствующие им эту аналогию отрицают, настаивая, что у них свой путь

    Электрический катализатор 

    Начало протестов очень похоже на наш Майдан. Небольшая группа активистов движения «Нет грабежу» устроила сидячую забастовку. Причиной стало решение Комиссии по регулированию общественных услуг повысить с 1 августа тарифы на электроэнергию на 16,7%. Об этом попросила компания «Электрические сети Арамении» (ЭСА). Что важно – это дочерняя компания российской «Интер РАО», совет директоров которой возглавляет Игорь Сечин. 

    Причем изначально в заявке компания просила повысить тарифы на 40%. ЭСА задолжала банкам 250 млн долл. и, как справедливо полагают армяне, намерена за их счет решить свои финансовые проблемы. 

    Властям поставили ультиматум. Он истек 22 июня, и к этому моменту стало ясно, что власть тарифы снижать не собирается. Протестующие отправились маршем к администрации президента Сержа Саргсяна. На проспекте Баграмяна, где расположен не только президентский офис, но также парламент и Конституционный суд, протестующих встретил полицейский кордон и два водомета. 

    Ранним утром 23 июня полиция начала разгон протестующих. Помните разгон Евромайдана в Киеве? Он тоже проводился под утро. И в нем тоже активно участвовали переодетые «стражи порядка» – в Ереване в штатском, в Киеве – в униформе работников коммунальных служб. 

    Сейчас протест перешел в позиционную борьбу. Те, кто пытается управлять протестом, всячески подчеркивают, что он мирный. Тех, кто говорит иначе, обвиняют в провокациях. Помните бои с милицией на Банковой, в Киеве? Их участников тоже обвиняли в том, что они – провокаторы. 

    Еще одна аналогия – отсутствие явных лидеров протеста. «Говорить об управляемости не приходиться. Есть видные ребята, которые наладили некоторые элементы жизнеобеспечения. Допустим, идет дождь – достать целлофан, организовать питание, убрать мусор. Они могут к чему-то локально призывать. Но это спонтанный протест и он на этом уровне остается», – рассказал UA1 оппозиционер, редактор русской службы Первого армянского информационного портала ru.1in.am Рубен Меграбян. 

    Российская пропаганда 

    Российские СМИ и политики сходу усмотрели в армянских протестах очередную «цветную революцию». На РТР, РЕН ТВ, LifeNews и Первом канале вышли сюжеты, в которых говорилось о «руке Запада», «деньгах США», «украинском сценарии», «флагах Евросоюза и бандеровцев». У митингующих они заметили «ножи и кастеты». Водометы и дубинки полиции в их репортажах стали «ответом на нападения пикетчиков». 

    Председатель международного комитета Совета Федерации РФ Константин Косачев заявил, что протесты в Ереване повторяют сценарий «цветной революции». «Окрас здесь с самого начала политический. С самого начала – заточенность на смену правящего режима, который поддержал Россию и вошел в Евразийский проект», – заявил глава комитета Госдумы по делам СНГ Леонид Слуцкий. 

    Подобные высказывания вызвали возмущение протестующих. Некоторые пытались поговорить с российскими журналистами, убедить, что демонстранты призывают не к свержению власти, а к снижению тарифов. Возмутились многие армянские деятели, мягко говоря, не питающие к Украине теплых чувств. 

    «Это не социально-политическая акция протеста, какие имели место в других странах, а четкая социальная акция протеста. Таких в Армении в последние два года было много, и практически во всех случаях они завершались диалогом с властями», – говорит Армен Минасян. 

    А ереванский журналист Тигран Кочарян написал у себя в Facebook: «Если бы я был послом США в Армении, я бы дал благодарственную грамоту руководству программы "Вести" за разжигание ненависти к российским медиа среди населения и подстрекательство мирных протестующих к организации майдана в Армении». 

    Что дальше? 

    «Сейчас правительство не намерено идти навстречу. Уже были заявления премьер-министра, министра энергетики и Комиссии по регулированию общественных услуг о том, что решение о повышении тарифов они менять не намерены, поскольку оно, видите ли, безальтернативно. Протестующие решили их игнорировать. Они считают, что это не ответ. Они считают, что адресатом их требований является президент Серж Саргсян, от которого пока никакого официального ответа не последовало. Принято решение не менять тактику борьбы, ее повестку и считать что этих заявлений не было», – говорит Рубен Меграбян. 

    Силовое решение прямо сейчас, по его мнению, маловероятно: «После разгона протестующих 23 июня через несколько часов произошел мультипликационный эффект, и людей собралось вчетверо больше. У меня такое впечатление, что власти просчитали возможные последствия еще одного силового разгона. Тем более что протест носит исключительно мирный характер. Это сомнению не подлежит, сколько бы российская пропаганда ни распространяла свою дурь насчет кастетов, арматуры и прочее вранье». 

    Лояльный властям политолог Армен Минасян также считает, что наиболее вероятный вариант – мирное разрешение. «После 23 июня правоохранители, кажется, отказались от намерения применять силу, и в этих условиях остается только, чтобы участники акции преодолели стихийность (у них до сих пор нет ярко выраженных лидеров) и начали диалог с правительством. Оно уже заявило о готовности к данному шагу. Остается только, чтобы участники акции сформулировали более реализуемые требования и сумели сформировать группу делегатов», – рассказал он UA1. 

    Собственно, отсюда следует, что власти, похоже, пытаются применить гонконгский вариант. Революцию зонтиков тоже сначала пытались подавить силами полиции. Людей на улицы вышло еще больше. Власти заняли выжидательную позицию – не стали больше применять силу, начали переговоры, но никаких уступок демонстранты от них так и не добились. Через несколько недель противостояния люди устали, и большая часть протестующих разошлась. Те несколько десятков самых упрямых, которые продолжали блокировать улицы, полиция аккуратно растащила в стороны и на этом протест иссяк. 

    Впрочем, по словам Меграбяна этот вариант в Армении может не сработать. «В Армении сейчас жаркая погода, температура иногда поднимается до 36-37 градусов. Власти надеются, что людей станет меньше, протест будет менее убедительным и дело удастся спустить на тормозах. Но это контрпродуктивная тактика. Чем больше власть будет тянуть с удовлетворительным ответом (а им может быть только снижение тарифов), тем вероятнее у протестующих сложиться впечатление, что их еще и игнорируют. А это очень опасно», – говорит Меграбян. 

    «Сержик, уходи» 

    Сейчас движение «Нет грабежу», начавшее протест, действительно старается свести к минимуму политические лозунги, подчеркивая, что их акция – не политическая. Но не все с ними согласны. 

    «Часть людей считает, например, что проблема создана всем режимом Сержа. Коррупция, грабеж – часть этого режима. Мол, отменят это решение – будут сдирать с газа, с пенсионных фондов и прочее, – пишет в своем Facebook участница протестов Зара Арутюнян. – Вчера (25 июня – Ред.) подходили к протестующим, говорили, что не надо кричать: «Сержик, уходи» – мол, только про тарифы и про свободную-независимую Армению. Представлялись как организаторы». 

    Также активистка писала, что любые попытки встроить нынешние события в Армении в контекст Россия-Запад больше похожи на спекуляцию. В частности, нет массового призыва к выводу российских войск, выходу из Евразийского экономического союза, вступлению в ЕС и НАТО. 

    «Ключевым требованием остается снижение тарифов на электроэнергию. Есть самые разные речевки и лозунги, но они еще не являются частью повестки протеста. Она может расшириться, если у протестующих сложится впечатление, что их обманывают, что ими манипулируют, что их игнорируют. Так что давайте ничего не исключать», – говорит Меграбян. 

    По его словам, аналогии с украинским Майданом проводить не совсем корректно: «Майдан – это площадь. В любой точке мира, где люди собираются на площадь, есть аналогия с Майданом. Но где эта аналогия началась, там же она и заканчивается. У каждой страны свой предмет протеста и своя история болезни. Это как в больнице, где все больные, но лекарства каждому нужны разные». 

    Можно сказать, что армяне начали догадываться, чем чревата дружба с Россией. Но о полном прозрении говорить пока рано.

    Теги: Россия Евромайдан Армения акции протеста Серж Саргсян
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив