Приравнены к Януковичу. Чего ждать от закона о спецконфискации

    24 июня, 2016 12:36
    Как отразится принятие закона о конфискации активов беглого экс-президента на благосостоянии простых украинцев – выяснял UA1

    Совсем скоро у любого гражданина Украины может появиться реальный шанс законно лишиться сбережений, жилья, транспорта по самому абсурдному обвинению. Но все ради благой цели – добраться, наконец, до арестованных на счетах беглого экс-президента миллиардов.

    «Ни в коем случае нельзя допустить принятия такого варианта законопроекта, который позволит правоохранителям злоупотреблять процедурами. Особенно по определению, что и куда конфисковать – в бюджет или в карман. Не исключено, что он спровоцирует «законные» рейдерские захваты».

    Такую оценку очередной попытки представителей «Народного фронта» провести через парламент «сырой» закон с явными признаками коррупционной составляющей дал глава парламентского комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Андрей Кожемякин. Речь идет об очередном витке споров, как именно конфисковать деньги со счетов Януковича.

    В отместку глава фракции НФ Максим Бурбак поставил отдающий шантажом ультиматум: «Народный фронт» заявляет, что если законопроект не будет проголосован, мы не будем голосовать за любые другие законопроекты».

    В результате на чаши весов брошены с одной стороны важнейшие законопроекты в сфере социальной политики, касающиеся каждого украинца, с другой – несовершенный с юридической и практической точки зрения закон, лоббируемый первыми лицами НФ.

    Закон, который продвигают как прописанный конкретно под активы Януковича, но который при желании можно обернуть против любого гражданина Украины, владеющего хоть каким-нибудь имуществом.

    Есть возможность, но нет желания

    Даже самые яростные критики законопроекта НФ не сомневаются в том, что украденные из госбюджета миллиарды беглых чиновников должны пойти в пользу государства. Вопрос лишь в механизме возврата этих средств и контроле над теми, кто их возвращает.

    По уверению «фронтовиков», нет возможности добраться до денег беглого экс-президента иначе, чем через принятие отдельного закона под этот процесс.

    Хотя юристы утверждают, что у Генпрокуратуры, Антикоррупционного бюро и других правоохранительных структур имеются все механизмы для того, чтобы сделать это прямо сейчас: законодательство о заочном суде и необходимая для конфискации имущества правовая база.

    Хранящиеся на счетах Ощадбанка 1,5 млрд долларов – это преимущественно ценные бумаги на имя Януковича, внутренний долг государства. Достаточно просто арестовать их и списать госдолг.

    А замглавы парламентского комитета по вопросам промышленной политики и предпринимательства Александра Кужель в ходе одного из политических ток-шоу буквально на пальцах объяснила, как вернуть украденное без каких-либо новых законов.

    По ее словам, хранящиеся на счетах Ощадбанка 1,5 млрд долларов – это преимущественно ценные бумаги на имя Януковича. Другими словами, внутренний долг государства. Достаточно просто арестовать их, списать госдолг, и проблема будет решена. Иначе непонятно, кто и каким образом будет реализовывать указанные ценные бумаги в случае их конфискации. А это уже поле для коррупции.

    Если же речь идет о том, чтобы обязательно под данный процесс был принят отдельный закон, то он должен быть грамотно составлен. По словам Кожемякина, эксперты его комитета наработали ряд предложений, но НФ работа юристов не заинтересовала.

    «Кому-то законопроект, разработанный рабочей группой, не нужен, потому что кому-то горит принять слабый проект», – прокомментировал ситуацию Кожемякин.

    Но в НФ стоят на своем, приводя массу аргументов в пользу необходимости закона. Андрей Тетерук заявил, что если документ не примут, ситуация на фронте может резко ухудшиться, поскольку армия не получит запланированные 9 млрд гривен от конфискованных активов.

    Текст законопроекта № 4057 о спецконфискации был жестко раскритикован не только украинскими, но и европейскими экспертами в области права.

    Еще один аргумент в защиту конфискации в редакции НФ – в стране невозможно будет повысить социальные стандарты, например, увеличить зарплату бюджетникам, поскольку на это запланировано потратить порядка 30 млрд гривен из конфискованных денег.

    А глава фракции Максим Бурбак вообще заявил, что если не воспользоваться процедурой спецконфискации, то к концу года деньги могут быть разморожены и возвращены на оффшорные счета Януковича.

    Это не первая попытка НФ провести в парламенте отдельный закон, позволяющий конфисковать активы на общую сумму около 50 млрд гривен на счетах Януковича и его окружения.

    В середине марта они продавливали принятие проекта № 4057 на ту же тему, однако текст был жестко раскритикован не только украинскими, но и европейскими экспертами в области права. Поэтому после долгих споров законопроект приняли в первом чтении с условием, что существенно его доработают.

    В результате такой доработки появился закон о спецконфискации № 4811. Представители НФ наперебой убеждают, что ошибки исправлены и все пожелания европейских экспертов учтены, в частности замечания Генеральной дирекции по правам человека и верховенства права Совета Европы.

    Но на поверку оказалось, что основные коррупционные риски в новом законе остались. И касаются они не только изъятия и распределения активов Януковича, но и возможности при желании завладеть имуществом любого гражданина Украины.

    Приравненные к Януковичу

    Представьте, вы что-то продали состоятельному покупателю (свои услуги, товар – все, что угодно) и получили за это деньги. Внезапно оказывается, что покупатель – коррупционер, и все его активы подлежат конфискации. И покупал он у вас за ворованные деньги. Которые тоже необходимо конфисковать, несмотря на то, что они уже ваши.

    Возможно, у вас на руках даже окажется подтверждение сделки, что выведет полученные вами от коррупционера деньги из-под определения «необоснованные доходы».

    Однако у прокурора есть возможность согласно этому закону «разумно сомневаться» в ваших доводах. Это и есть конфискация у третьих лиц, которая прописана в законе. И коснуться она может каждого.

    Законом вводится возможность конфискации активов до вступления в силу обвинительного приговора суда.

    Еще один пример – конфискация имущества у неустановленных лиц. Это означает, что если есть какие-то активы, хозяина которых невозможно определить, их имеют право конфисковать.

    Теперь вспомним десятки задокументированных случаев несанкционированного вмешательства в Госреестр юрлиц и физлиц-предпринимателей со стороны регистраторов Минюста и частных нотариусов. В ходе этих действий имущество одного владельца нелегально записывали на другого.

    По той же схеме владелец имущества может быть вообще удален из реестра, а новый не вписан, либо же активы могут оформить на любого человека, объявленного в розыск за совершение преступления. И в том, и в другом случае имущество может быть конфисковано.

    Также законом вводится возможность конфискации активов до вступления в силу обвинительного приговора суда. То есть судебный процесс еще идет, вину пока не доказали, но имущество уже конфисковали.

    Другими словами, если вас обвинят в коррупции, вы лишитесь своего имущества еще на стадии уголовного производства. И только потом, когда в суде докажут вашу невиновность, получите право ходатайствовать о возврате собственности. Но кто, каким образом и в каком виде будет ее возвращать  – неясно.

    И наоборот, адвокаты виновного лица смогут апеллировать к Конституции, поскольку нарушается принцип презумпции невиновности. Это означает, что подозреваемый считается невиновным и не может подвергаться уголовному наказанию, пока его вина не доказана судом. А конфискация – это именно уголовное наказание, о чем говорится в законопроекте.

    Если собранные доказательства вины недостаточны, адвокаты будут подавать иск с целью не только возвратить конфискованное имущество, но и получить от государства компенсацию. А интересы высокопоставленных чиновников, подозреваемых в коррупции, как правило, представляют лучшие адвокаты из Европы.

    Самый свежий пример – снятие европейских санкций с беглого экс-министра доходов и сборов Александра Клименко. Суд ЕС посчитал собранные украинской Генпрокуратурой доказательства о присвоении им 616 млн гривен несостоятельными. Если бы в Украине его имущество конфисковали, сейчас пришлось бы все возвращать с внушительной компенсацией.

    Обыкновенный шантаж

    Несмотря на все замечания, НФ спешит любой ценой принять проект 4811. Спешит настолько, что вместо того, чтобы рассматривать этот документ в парламентском комитете по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, его передали в возглавляемый «фронтовиком» Сергеем Пашинским комитет по вопросам нацбезопасности и обороны. Для этого в текст закона вписали несколько незначительных абзацев в качестве дополнения к «Закону о нацбезопасности».

    Интрига в том, что автором первого, забракованного варианта закона о спецконфискации № 4057, был именно Пашинский. Кроме него в ядро группы инициаторов этого проекта входили Иван Винник и Татьяна Черновол.

    Преследуя цель во что бы то ни стало принять закон о спецконфискации, Пашинский и вся фракция НФ не останавливаются ни перед чем.

    Все трое фигурировали в скандале с пропажей денег от проданного топлива бежавшего из страны Сергея Курченко. Продажей занимались близкие к Пашинскому коммерческие структуры.

    Винник был членом комиссии, которая оприходовала топливо. А Черновол обеспечивала агрессивно-истеричную информподдержку конфискации этого актива.

    При этом в парламенте Пашинский уже давно заслужил репутацию законодателя, в чьих законопроектах заложена масса коррупционных рисков, о чем уже поднимался вопрос в Комитете по вопросам предотвращения и противодействия коррупции.

    Естественно, что Пашинский на заседании своего комитета вынес вердикт об идеальности законопроекта от НФ. Во-первых, как ни крути, это его инициатива. Во-вторых, 9 млрд гривен из конфискованных активов будут направлены на оборону. А это как раз сфера влияния скандального нардепа, и вся сумма будет подконтрольна ему.

    О злоупотреблениях же в секторе госзакупок для военпрома, связанных с фамилиями Пашинского и приближенного к нему Винника, в Минобороны не слышал только глухой. В том числе и о топливе Курченко, часть которого якобы была передана армии, где его следы странным образом затерялись.

    Преследуя цель, во что бы то ни стало принять закон о спецконфискации, Пашинский и вся фракция НФ не останавливаются ни перед чем. В том числе и перед шантажом в виде отказа голосовать за любые законы.

    Уже провалены законы о переизбрании членов Центризбиркома, о формировании тарифов ЖКХ и о решении проблем аграрной политики. Продолжает оставаться неясной судьба сотен тысяч преподавателей и учащихся профтехучилищ – за соответствующий законопроект также нет голосов. Да и будущее других важнейших законов в сфере социальной политики, которые касаются жизни рядовых украинцев, под большим вопросом.

    Теги: коррупция Янукович законопроект Татьяна Чорновол сергей пашинский Курченко Народный Фронт бюджет Максим Бурбак Александра Кужель спецконфискация
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив