Понять и простить. Почему люстрация в Украине стала фикцией

    8 сентября, 2015 12:31
    Сотни чиновников во всех эшелонах власти успешно избегают люстрации. Помогают высокие покровители, гуманные суды и личные связи

    «Сегодня приходится констатировать саботаж органов власти разного уровня – они пытаются сохранить конкретного человека, выгодного им на конкретной должности, – откровенно признает глава Департамента по вопросам люстрации Минюста Татьяна Козаченко. – Тянут время, потому что каждый час, пока пребывают на должностях, они думают, что им все простят и забудут».

    По данным Минюста, в Реестр лиц, в отношении которых применяются положения закона об очищении власти, на сегодняшний день внесено 749 чиновников. Это при общей численности госслужащих в Украине на уровне 295 тыс. человек, исходя из подсчетов Нацагентства по вопросам госслужбы.

    При этом процессу люстрации уже год – закон «Об очищении власти» президент подписал 16 сентября 2014 года. Проверки должностных лиц на предмет соответствия Закону будут продолжатся до декабря 2016 года.

    В законе четко прописаны критерии люстрации для каждой категории госслужащих. Общее для всех условие – если не менее года занимал государственную должность в период, начиная с 2010-го (для некоторых категорий – с 2013-го), то в течение срока от пяти до десяти лет не можешь работать на госслужбе.

    Но в законе есть ряд исключений, которые позволяют попадающим под люстрацию чиновникам оставаться на своих местах. К примеру,  исключение делают для участников боевых действий из зоны АТО, достаточно получить соответствующую справку.

    На местах создают маленьких Януковичей, демонстрируя обществу, что с ними ничего нельзя сделать.

    Также нельзя увольнять чиновника, если по заявлению его непосредственного начальства он является особо ценным сотрудником и без него никак не обойтись. Причем такое ходатайство можно подавать даже в отношении уже уволенных по закону служащих.

    Этими лазейками, а также судебной волокитой по рассмотрению дел об увольнении и пользуются чиновники, сохраняя свои кресла и полномочия.

    «Кто-то имеет свой интерес, назначая таких людей, – уверен нардеп Виктор Романюк. – На местах создают маленьких Януковичей, демонстрируя обществу, что с ними ничего нельзя сделать».

    В итоге растет и без того высокий уровень радикальных настроений украинцев.

    «Есть разочарование общества относительно люстрации, – констатирует Козаченко. – Люди надеялись на другие кадровые назначения и изменения».

    Неприкасаемые

    Прокуратура, фискальная служба, исполнительная власть – вот основные направления, где чиновники всеми возможными способами стараются остаться у руля. Или же их пытаются там оставить с подачи высшего руководства.

    Глава люстрационного департамента Минюста приводит десятки примеров, когда закон попросту игнорируют, и ведомству приходится ввязываться в бесконечные судебные разбирательства по этому поводу.

    В законе есть ряд исключений, которые позволяют попадающим под люстрацию чиновникам оставаться на своих местах.

    «Есть позорные случаи, которые в действительности показывают все сохранившиеся недостатки системы», – возмущается Козаченко.

    Так, по ее словам, стопроцентно попадает под запрет глава фискальной службы Киева Людмила Демченко. Летом 2013 года ее назначили замглавы столичной налоговой службы Печерского района – самого лакомого куска пирога всей налоговой системы города, а возможно и Украины.

    «Как вы думаете, какие должны были быть условия этого назначения? – спрашивает Козаченко. – Но ни единого судебного заседания, в котором бы участвовала фискальная служба и Минюст, чтобы рассмотреть этот вопрос, не было».

    Еще один уникальный персонаж, оказавшийся «ни при чем», – глава Национального университета Государственной налоговой службы Украины Павел Пашко.

    «Человек был руководителем Таможенной службы в этой стране, нужно еще что-то говорить?», – иронизирует Козаченко.

    По ее словам, министерство сейчас пытается выяснить, каким образом однозначно попадающий под действие люстрационного закона чиновник проходил проверку.

    Одновременно им же занимается и депутатский корпус. «Это классический случай, когда человек подлежит люстрации, но люстрировать его невозможно, потому что вся система работает на его защиту, – уверяет нардеп Романюк. – Суд или затягивает процедуру, или выносит абсурдные решения, хотя аналогичные чиновники были уволены. Это выборочное применение законодательства».

    Есть свидетельства сговора и того, что определенным чиновникам необходимы конкретные люди на должностях.

    Что касается прокуратуры, то одной из наиболее одиозных фигур для контролирующих люстрацию органов стал первый зампрокурора Киева Олег Валендюк.

    По информации нардепа Виталия Куприя, этот чиновник по личному указанию бывшего генпрокурора Виктора Пшонки был премирован за разгон Майдана.

    Но сейчас обнаружилось решение суда о том, что Валендюк не подпадает под запрет: суд обязал Генпрокуратуру воздержаться от увольнения этого человека.

    Причем 8 месяцев это решение не фигурировало в Госреестре судебных решений и внезапно «всплыло» только в результате претензий Минюста.

    При этом, по словам Козаченко, Генпрокуратура в судебных заседаниях не участвовала и апелляции не подавала. Вместо ГПУ это сделал Минюст, но безрезультатно.

    Суд постановил, что указанное дело не затрагивает интересы Минюста, поэтому министерство не может выступать субъектом обжалования решений по люстрации в судах Украины.

    Хотя в законе четко сказано: «Органом, уполномоченным на обеспечение проведения проверки, предусмотренной настоящим Законом, является Министерство юстиции Украины» (ст.5).

    «Это свидетельствует о сговоре и о том, что определенным чиновникам необходимы конкретные люди на должностях, чтобы обеспечивать нужные решения», – считает Козаченко.

    Не все гладко и в более высоких инстанциях. К примеру, в Минюсте не понимают, почему Кировоградскую область возглавляет Сергей Кузьменко.

    Чиновник более года руководил Александрийской райадминистрацией в Кировоградской области, что уже дает право на люстрацию. При этом его фамилия была связана с разгоном местного Майдана, а 16 января 2013 года Кузьменко вместе с соратниками по Партии регионов голосовал в парламенте за пакет так называемых «диктаторских законов».

    В свое время премьер Яценюк лично инициировал его увольнение, но потом умолк, а президент не стал пересматривать назначение Сергея Кузьменко.

    «Его должны были уволить, но не сделали этого, и он теперь возглавляет область. Это плевок в лицо обществу»,– считает Козаченко.

    Люди, контролирующие процесс очищения власти, откровенно признают, что зачастую оказываются бессильными против сформировавшейся системы.

    Собственно, Администрация президента также лоббирует интересные и нужные ей кандидатуры.

    К примеру, одним из замглавы АП работает Алексей Днепров – бывший замминистра образования Табачника.

    «Имеет обширный опыт работы в органах власти, но при этом не является политическим деятелем, поэтому лучше подпадает под выбранную Администрацией политику технократизации и профессионализации власти»,– так характеризует его глава АП Борис Ложкин.

    «Представитель европейского класса профессиональных аполитичных чиновников», – отзывается о нем министр образования Сергей Квит.

    А вот Кузьменко уверена, что Днепров не имеет права работать на госслужбе, хотя «наверху» и решили иначе.

    «Для того чтобы он был назначен на эту должность, АП сделала запрос в Нацагентство по вопросам госслужбы, и на следующий же день получила ответ, что, по мнению этого ведомства, должность замминистра не подпадает под действие закона».

    Замкнутый круг

    В результате противодействия системы попытки выполнить положения закона о люстрации попадают в замкнутый круг и заканчиваются ничем. Чаще всего получается, что та или иная госструктура должна обеспечить люстрацию человека, который входит в ее же руководство.

    Абсурдность этих действий состоит в том, что придется обращаться к нелюстрированным прокурорам, чтобы они проверили нелюстрированных фискалов и передали дело нелюстрированным судьям.

    Либо же одно ведомство покрывает нарушения в другом. К примеру, нардеп Романюк собирается обращаться в Генпрокуратуру по поводу нарушений закона о люстрации со стороны Государственной фискальной службы.

    Он намерен выяснить, как фискалы проводят люстрационные проверки, какими документами при этом пользуются, и на основании полученных результатов привлекать чиновников к уголовной ответственности.

    Да, действительно, в Минюсте есть реестр, по которому министерство готовит уголовные дела. А нардепы со своей стороны пытаются сдвинуть процесс с мертвой точки при помощи депутатских запросов.

    Однако на сегодняшний день абсурдность этих действий состоит в том, что придется обращаться к нелюстрированным прокурорам, чтобы они проверили нелюстрированных фискалов и передали дело нелюстрированным судьям.

    Люди, контролирующие процесс очищения власти, откровенно признают, что зачастую оказываются бессильными против сформировавшейся системы.

    Например, Минюст хоть и назначен главной контролирующей инстанцией в этом вопросе, но люстратором не является и не может увольнять чиновников.

    А депутатские запросы либо остаются без ответа, либо оканчиваются ничего не значащими отписками.

    «Единственное, чего они боятся, – это огласка информации. Они боятся публичности», – утверждает Козаченко.

    Отчасти ее слова подтверждают результаты такой тактики. К примеру, скандально известная на всю Житомирскую область Лилия Куришко, до недавнего времени возглавлявшая областную фискальную службу, после многочисленных акций протеста все же лишилась должности.

    Поводом для возмущения горожан стали расследования касательно ее недвижимости не на один миллион гривен, прессинг предпринимателей, повальная коррупция во вверенном ей ведомстве и «неоднократное пребывание в зоне АТО», которое должно было обеспечить ей неприкосновенность при люстрации.

    Однако победа общественности оказалась частичной: чиновница хоть и потеряла один высокий пост, но тут же заняла другой – высшее руководство Государственной фискальной службы не нашло более удачной кандидатуры чем Куришко на должность первого зама главы Житомирской ГФС. Так и замыкается круг.

    Теги: ГПУ люстрация суд Минюст Арсений Яценюк АП Петр Порошенко чиновники Куришко олег валендюк ГФС
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив