Почему в Украине ничего не меняется. Американский взгляд

    29 сентября, 2015 17:26
    О грязных деньгах в политике, эволюции украинских бюрократов, правильной блокаде Крыма и о том, почему грузинский опыт реформ не подходит Украине

    Расстрелы бюрократов, принятые, но неработающие законы, технологии развала государства – эти вопросы UA1 обсудил с одним из лучших украинских экономистов по версии Forbes, профессором экономики Питсбургского университета (США) Тимофеем Миловановым.

    Профессор не слишком частый гость в нашей стране, но периодически прилетает поучаствовать в телевизионных политических и экономических ток-шоу.

    Как раз в перерыве между ними мы и пообщались, получив своеобразный взгляд со стороны на ход реформ в Украине, на «зраду» и «перемогу» в украинской политике, а также на наметившиеся пути развития нашего общества.

    Уже не только украинцев, но и чиновников в ЕС начинают раздражать темпы проведения реформ в Украине. Все медленно, неэффективно, инертно. Что с нами не так?

    Основная причина инертности в том, что все политсилы – «серые»: есть деньги, но нет легализированного процесса политического финансирования. Политическая борьба – это вопрос финансовый, и если сегодня больше денег у вас, то вы выиграете.

    Например, придет человек, скажет: вот вам чемодан денег, чтобы вы шли и стали мэром. Просто потому, что вы построите хорошие дома, восстановите музей и т.д.

    Вам эти деньги нужны в любом случае, чтобы выиграть. Просто хотя бы для того, чтобы заплатить людям в агитационных палатках. Но эти деньги не будут чистыми, потому что вы за них будете что-то обязаны.

    А попытки все списать на саботаж?

    Украинские бюрократы прошли 90-е годы, прошли «Украину без Кучмы», прошли первый Майдан, Врадиевку, второй Майдан. Они уже знают, как спрятаться, где отсидеться, где саботировать. А где под эгидой реформ провести какой-то лоббистский проект или наоборот – дискредитировать нормальный закон.

    Российская оппозиция была разобщена таким же образом – они между собой переругались и фокусировались на разных вещах.

    Нужно понимать, что есть очень много чиновников, которые не должны были допустить титушек, стрельбы на Майдане. В лучшем случае они отмолчались, когда должны были что-то сделать, – им было страшно. Но они не ушли в отставку и уж точно не приняли новых ценностей.

    Эти ребята – враги, и они реально есть. Это старая номенклатура, это люди, у которых есть личный интерес.

    Я живу в Штатах и раньше не верил в это. Но за те несколько эфиров, в которых я участвовал в Украине, я увидел людей, сознательно разрушающих государственность.

    И мы их не можем взять и расстрелять – это ничего не решит. Нам нужно собраться, идти вперед и не допускать ругани между собой. Да, у нас разные точки зрения. Да, мы не готовы, мы наивны, говорим глупости. Это все надо понимать и двигаться вперед.

    Потому что их цель – чтобы мы не двигались, а ругались между собой или с ними о пустых базарных вещах. В этом опасность.

    И как ее избежать?

    Не ссориться, не отвлекаться и постоянно пытаться думать глубже. Потому что российская оппозиция была разобщена таким же образом – они между собой переругались и фокусировались на разных вещах.

    Нам нужно выбирать одну тему и всем вместе наваливаться на нее. Судебная реформа? Все навалились, вышли одним фронтом, сделали ее за полгода и занялись чем-то другим.

    Но зачастую принятые законы попросту не работают…

    Закон – это бумажка, его кто-то должен защищать. Если его не выполняют, кто-то должен подскакивать и начинать кричать с пеной у рта, и если необходимо, то выходить на улицы или подавать в суды. Вопрос в том, кто защищает эти законы.

    На политиков давят спонсоры и какие-то сегодняшние вызовы внутренней и внешней политики, а не избиратели.

    И кто этим должен заниматься?

    Прежде всего, политические лидеры и социально активные люди. И пока общество на уровне активных, небезразличных людей не будет понимать эти законы и что именно они защищают, законы работать не будут.

    И нужно учитывать, что все происходит на фоне того, что у нас опасаются диктатуры, у нас есть коррупция и слабая политическая воля из-за того, что не построен политический процесс.

    Впечатление как раз такое, что все вокруг – это сплошной политический процесс…

    Нет, люди не понимают идеологии. У нас нет четких идеологических партий, и они не давят на политиков. Соответственно, на политиков давят спонсоры и какие-то сегодняшние вызовы внутренней и внешней политики, а не избиратели.

    Но со временем, я надеюсь, активисты, которые сегодня обсуждают законы, превратятся в политиков. За каждым пойдет двадцать, тридцать тысяч человек. Таких групп должны быть тысячи. И когда все они скажут, что что-то плохо, тогда народ отреагирует. И этот процесс начался. Дойдет ли он до конца и сколько это займет времени, никто не знает. Но каждый день за это нужно бороться.

    Хорошо, почему тогда в Грузии все было так быстро, а в Украине так медленно?

    Тут две причины. Первая  – у них было более слабое гражданское общество и, соответственно, с ним не так нужно было считаться. Президент мог прийти и продавить все. Саакашвили, Бендукидзе (Каха Бендукидзе, один из главных идеологов грузинских реформ – Ред.) – они все решили и сделали.

    А в Украине огромный пласт образованных людей с кардинально противоположными точками зрения. Они все патриоты, хорошие люди, но у них разные взгляды на вещи. Из-за этого есть конфликты, из-за этого все сложнее.

    Пока ты не добьёшься  оружия, адекватных налогов или чего-то еще, хорошо не будет.

    Но это закономерно: более развитое общество ведет к тому, что изменения можно делать только медленнее. В Украине не проходит диктатура – это слишком большая и слишком образованная страна.

    Вторая причина – у нас огромное количество бюрократии. Я могу судить на основе моих разговоров с людьми, которые делали грузинские реформы. Там не было устойчивой многотысячной номенклатуры по всей стране, которая поколениями держала все в своих руках.

    Там были какие-то люди, они брали деньги, но их пнули, и они ушли. А у нас бюрократическая система эволюционировала точно так же, как и гражданское общество.

    И выхода нет?

    У нас общество иерархическое, оно привыкло смотреть вверх: пришел Ющенко – все хорошо. Майдан снял Януковича – все хорошо. Но сейчас люди начали понимать, что все хорошо не бывает. Что пока ты не добьёшься  оружия, адекватных налогов или чего-то еще, хорошо не будет.

    Мы должны отойти от этого фейсбучного подхода «зрада-перемога» и прийти к более уравновешенному анализу.

    Если люди недовольны, они должны консолидироваться вокруг конкретных вопросов – децентрализации, налогов, экспорта, лицензирования, блокады, чего угодно. Вокруг вопросов, а не личностей. К примеру, решаем – давайте делать блокаду Крыма…

    И это решит крымскую проблему?

    Вопрос поднимают крымские татары. Давайте посмотрим, почему они его поднимают. Конечно, есть патриотические чувства, но они привлекают внимание к тому, что они были брошены. Их там сажают в тюрьмы, и у них безвыходная ситуация.

    У них нет политически сильной группы представить себя (в украинском парламенте – Ред.), их партии не поддерживаются в парламенте. Поэтому они пошли путем физической блокады. Но это и есть демократия – они же не стреляют.

    Значит, путь выбран верный?

    Давайте посмотрим, кто туда возит продукты. Если это в основном фермеры, то мы убиваем мелкий бизнес. Надо понять, сколько мы убиваем, и стоит ли блокада того.

    Нужно ехать на Херсонскую таможню, анализировать, какие потоки идут в Крым, сколько нам стоит блокада и какое произойдет замещение товаров из России.

    Например, в ходе блокады Россия плюнет, увеличит свои расходы на доставку товаров на 10 млн долларов, но весь их бизнес начнет торговать с Крымом. А мы потеряем 300 млн долларов прибыли. Это уже может быть плохо, и тогда нужно искать другие пути – энергетическую или водную блокаду.

    И снова будут говорить о зраде…

    Мы должны отойти от этого фейсбучного подхода «зрада-перемога» и прийти к более уравновешенному анализу. У нас начинается прорастание настоящего демократического процесса. Но нужно не кричать, что все плохие, а решать, что мы строим.

    Теги: Россия реформы США коррупция Грузия Саакашвили ЕС бюрократия гражданская блокада крыма
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив