Печерское правосудие: судьи, как обслуга власти

    21 ноября, 2017 09:45
    Для судий Печерского суда Киева смена режима Януковича на режим Порошенко ничего не изменила. Они остались послушными исполнителями решений, принятых в Администрации президента
    судья Печерского суда Татьяна Остапчук
    судья Печерского суда Татьяна Остапчук

    Если сегодня суд признал вас потерпевшим от ограбления, то завтра вполне может решить, что в этом ограблении виноваты вы сами. Просто к судье найдут правильный подход.

    Украинским судьям за всю их карьеру нечасто выпадают случаи рассматривать иски известных и очень состоятельных людей и принимать решения, касающиеся сумм в миллиарды гривен. И лишь одной из самых одиозных судей Печерского суда Киева, Татьяне Остапчук, такие дела попадают с завидной регулярностью.

    Компьютерная система автораспределения дел между судьями постоянно подбрасывает ей особо денежные дела вроде ареста денег Александра Януковича, иска Романа Насирова, ареста миллиардов олигарха Олега Бахматюка.

    И по удивительному стечению обстоятельств Татьяна Владимировна неизменно принимает решения в пользу скандальных фигурантов судебного разбирательства. Но лишь в тех случаях, когда цена вопроса – сотни миллионов или несколько миллиардов гривен.

    Когда же автораспределение неожиданно подбрасывает ей дела ничем не примечательных граждан, судья Остапчук не отличается милосердием. К примеру, по информации Всеукраинской общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль Украины», она вошла в топ-3 судей Печерского суда, которые приняли больше всего решений против чернобыльцев, подававших иски к государству.

    А эксперты кампании гражданского контроля «Честно. Фильтруй суд», изучив трудовые достижения Остапчук, сделали всего две пометки относительно ее деятельности: принимала сомнительные с правовой точки зрения решения, а также нарушала права и свободы.

    Несмотря на это, Татьяна Владимировна продолжает выносить судебные решения. И ни дисциплинарные производства, которые в отношении ее регулярно открывает Высшая квалификационная комиссия судей Украины, ни постоянные разбирательства Высшего совета правосудия по поводу принятых ею решений, ничуть ее не смущают. Кстати, последнее дисциплинарное дело в отношении Остапчук ВСП открыла не далее, как 24 июля этого года.

    А что смущаться, если у тебя две квартиры, полгектара земли со строящимся домом более чем на 300 «квадратов», автомобиль почти за 800 тыс. гривен и родственники в судебной системе и Нацполиции?

    Да еще и новое дело подоспело. И не просто по поводу каких-то копеек, которые у государства пытаются отсудить оставшиеся в живых чернобыльцы, а по поводу 2,7 млрд гривен.

    Именно такую сумму у государства Украина пытается отсудить американский инвестор Игорь Бойко. Он лишился принадлежащей ему Житомирской кондитерской фабрики в результате рейдерского захвата, организованного высшими должностными лицами страны с ведома и при поддержке президента Петра Порошенко.

    Не добившись справедливого расследования по факту захвата его фабрики в Украине, Бойко собрался отстаивать свои права в Международном арбитражном суде в Гааге. Люди из «Народного фронта» ему посоветовали – не нужно, просто поверь на слово, себе дороже будет.

    Тем не менее, 1 ноября 2017 года Бойко все же подал свой иск на возмещение 100 млн долларов убытков. А на следующий день началось его уголовное преследование: следователь и прокурор мгновенно изменили статус несговорчивого американца с «потерпевший» на «обвиняемый», провели обыски в квартире и офисе и постановили немедленно его арестовать.

    Апогеем всего этого действа стал беспрецедентный для Украины денежный залог в 407 млн гривен, который запросила прокуратура в обмен на то, чтобы не арестовывать Бойко.

    Стиль работы судьи Остапчук: благосклонность к состоятельным фигурантам судебных разбирательств и стойкое отвращение к открытым судебным заседаниям.

    За рассмотрение этого дела в суде с удовольствием взялась Татьяна Остапчук. И уже в который раз ее не смутил явный конфликт интересов. Ее сын Сергей работает в Департаменте защиты экономики Национальной полиции, а именно сотрудники этого подразделения проводили обыски у Бойко и потом присутствовали в суде, как бы намекая на зависимость карьеры сына от принятого судебного решения.

    А двоюродный брат судьи Павел Никончук работает в Житомирском апелляционном административном суде, где также рассматривалось дело о захвате Житомирской кондитерской фабрики. Житомирская область – это вотчина организатора рейдерского захвата фабрики – нардепа Сергея Пашинского, одного из первых лиц «Народного фронта».

    Несмотря на это, судья Остапчук наотрез отказалась взять самоотвод и самозабвенно взялась разбираться в этом деле, в ходе которого было допущено столько процессуальных ошибок, что можно писать учебники для следователей и прокуроров – как не нужно делать.

    Но, как вы понимаете, этот малозначительный факт также не смутил Татьяну Владимировну. Почему? Возможно, ответ кроется в ее не таком уж далеком прошлом.

    Судейские будни

    Печерский суд Киева за все годы независимости Украины успел заслужить славу карманного суда Администрации президента. Каждый руководитель государства через своих доверенных лиц брал этот суд под свою личную опеку. Взамен судьи принимали нужные АП решения.

    Именно здесь в свое время проходили заказные процессы над Юрием Луценко и Юлией Тимошенко. Вот в таком суде и формировались рабочие навыки Татьяны Остапчук.

    Начала она свою трудовую деятельность в качестве секретаря, когда ее мать работала там архивариусом. С этим периодом связана темная история с подделкой документов, которую якобы осуществила Татьяна Владимировна, из-за чего ею очень интересовалась Генпрокуратура.

    Как бы там ни было, к концу 2002 года Остапчук получает статус судьи и начинает формировать свой неповторимый стиль работы: благосклонность к состоятельным фигурантам судебных разбирательств, страсть к делам, в которых фигурируют внушительные суммы, и наряду с этим – стойкое отвращение к журналистам и открытым судебным заседаниям.

    К примеру, по информации издания «Украинская правда», в марте 2017 года Остапчук отказалась пустить журналистов для освещения процесса над экс-главой Госуправления делами Игорем Тарасюком по поводу завладения Межигорьем. Она мотивировала это тем, что подозреваемый ходатайствовал о проведении закрытого процесса. Позднее Тарасюк сказал, что ни о чем таком не просил и подобного ходатайства не было.

    Впрочем, не обращать внимания на требования кодексов судье не впервой. В 2011 году журналист, консультант по юридическим вопросам Юрий Свирко в своей публикации на «Украинской правде» описал, как Остапчук рассматривала его дело, будучи ответчицей по его иску в другом суде. «Где это видано, чтобы ответчица по иску в одном суде судила истца в другом? Только в Печерском!», – возмущался журналист.

    Соответственно, несложно понять, почему решения Татьяны Владимировны порой ставят в тупик не только адвокатов, но и представителей Генпрокуратуры, Нацполиции и НАБУ.

    «По оперативным данным, за свой судебный беспредел судья Остапчук получила денежную компенсацию в 50 тысяч долларов».

    К примеру, в 2016 году  Остапчук отклонила иск в отношении одного из киевских прокуроров, который к тому времени уже был фигурантом четырех досудебных расследований. Судья решила, что если он не внес в реестр заявление о правонарушении своего подчиненного, то это ничего страшного.

    Абсурдным называли и другое ее решение по иску Романа Насирова, подозреваемого в хищениях более чем 2 млрд гривен. Остапчук обязала Генпрокуратуру открыть уголовное производство на детективов НАБУ. По мнению судьи, они арестовали «заведомо невиновного».

    Также она стала героем публикации международного фонда Центр Судейских Студий, когда отказала Нацполиции в аресте 354 млн гривен и 127 млн долларов, принадлежащих «Всеукраинскому Банку Развития» Александра Януковича. Речь шла об уголовном расследовании присвоения 50 млн гривен, но по решению Остапчук сын экс-президента остался со своими активами. Точно так же, как и фигурант другого резонансного и очень денежного дела.

    Совершенно случайно дело об аресте имущества олигарха Олега Бахматюка, задолжавшего Нацбанку 2 млрд гривен, попало на рассмотрение судье Остапчук. И она решила, что арестовывать имущество такого уважаемого человека не нужно – он рассчитается. Решение было настолько спорным, а обоснования судьи настолько зыбкими, что Апелляционный суд Киева его отменил.

    Впрочем, дело на 2 миллиарда – это не самое крупное в финансовом отношении разбирательство с сомнительными результатами, в котором фигурирует судья Остапчук.

    В 2007 году она закрыла дело о конвертационном центре, через который за два года прошло 4 млрд гривен – по тем временам это 800 млн долларов. Причем Татьяна Владимировна не просто закрыла дело, а и запретила его расследовать ввиду отсутствия состава преступления.

    Отслеживавшее этот процесс интернет-издание «Тема» утверждало: «По оперативным данным, за свой судебный беспредел она получила денежную компенсацию в 50 тысяч долларов».

    Впрочем, нужно отдать должное судье Остапчук – ей выпадает рассматривать не только миллиардные дела. Вот, к примеру, любопытнейший случай произошел с ней в этом году: система автоматического распределения дел трижды поручила ей рассматривать иски Марины Кутеповой, близкой подруги состоятельного украинского спортсмена.

    Женщина судилась со своим бывшим мужем, и во всех трех случаях судья Остапчук принимала решения в ее пользу. При этом в канцелярии суда так и не смогли ответить, как могло произойти такое чудесное совпадение – три раза компьютер сводил Кутепову и Остапчук в судебном заседании.

    Следившие за этим процессом журналисты информационного агентства «Актуальная правда» пришли к такому выводу: «Либо Кутепова состоит с судьей в дружеских отношениях, либо коррумпировала служительницу Фемиды».

    Конечно, честного человека может оговорить каждый. Но изучая крайне противоречивую декларацию о доходах судьи Остапчук, к такой информации начинаешь относиться более внимательно.

    Секрет благополучия

    Стоит признать, что в Украине есть такое явление, когда человек покупает дорогую вещь на все деньги, а потом едва сводит концы с концами до следующей зарплаты.

    Но судью Остапчук сложно заподозрить в том, что она может обречь себя и своего сына на голодную смерть только ради того, чтобы купить новую машину.

    И дело тут вовсе не в цене автомобиля и не в размере зарплаты. Дело в том, что эта покупка с полученной зарплатой никак не вяжется, если внимательно изучить декларацию Татьяны Владимировны.

    При общем доходе в 649 тыс. 719 гривен судья Остапчук не побрезговала материальной помощью в шесть тысяч гривен.

    В 2014 году общий доход судьи и членов ее семьи составил 527 тыс. гривен, плюс банковский счет 3700 гривен. В то время Остапчук передвигалась на автомобиле Suzuki Grand Vitara 2006 года выпуска. Но уже в 2015 году в ее декларации появляется новенький автомобиль Suzuki Grand Vitara 2015 года за 798,5 тыс. гривен.

    Теперь давайте считать. Если бы судья весь год не ела, не пила, не одевалась и не платила за коммунальные услуги, то все равно не смогла бы насобирать на такую покупку, поскольку весь доход ее и членов семьи составил 655 тыс. 767 гривен. То есть на машину не хватило бы еще почти 143 тыс. гривен.

    Что ж тут непонятного, скажет пытливый читатель, – добавила сбережения с прошлого года. Но и тут не клеится, поскольку в декларации за 2014 год указан общий доход 572 тыс. гривен. Отнимаем недостающие для покупки машины 143 тысячи и получаем остаток в 429 тысяч. Но из него вычитаем 400 тыс. гривен – это стоимость 20 тыс. долларов, которые появились на счету судьи в 2015 году.

    Выходит, что судья Остапчук совместно с членами семьи смогла прожить два года на 29 тыс. гривен, по 1208 гривен в месяц – не хватит не то что на еду, но и на коммуналку и топливо для нового авто. Соответственно, у Татьяны Владимировны есть другие, не указанные в декларации источники финансирования, о которых можно только догадываться.

    Впрочем, это могут быть и досужие домыслы, поскольку, судя по всему, живется судье Остапчук ой, как нелегко. Ведь при общем доходе в 649 тыс.719 гривен она не побрезговала материальной помощью в шесть тысяч гривен.

    Именно эта, такая нуждающаяся во всесторонней поддержке судья, сейчас ломает голову, как вопреки всем процессуальным нарушениям арестовать пострадавшего от рейдеров американского инвестора и не дать ему возможности участвовать в международном процессе против Украины.

    И делает это только потому, что в Минюсте, при содействии которого была захвачена фабрика, попросту не знают, как объяснить в Международном арбитражном суде, на каких основаниях фабрика американского бизнесмена захвачена полицией по личному приказу главы МВД Арсена Авакова.

    Судейский беспредел

    Владелец кондитерской фабрики, американский инвестор Игорь Бойко неоднократно заявлял в СМИ, что Нацполиция и ГПУ фальсифицируют уголовное дело против него, чтобы заставить добровольно подписать документы на передачу отобранной у него фабрики людям Сергея Пашинского.

    Также Бойко считает, что суд над ним является политическим и направлен на уничтожение главного конкурента кондитерской корпорации «Рошен» Петра Порошенко. Ведь до захвата Житомирская кондитерская фабрика входила в топ-3 кондфабрик Украины, а теперь производство фактически остановлено и пустующую нишу на рынке заполнила продукция президентской корпорации.

    Американского бизнесмена пытаются запугать и подтолкнуть к выезду из страны, чтобы без проблем оформить права собственности на захваченную Пашинским, Аваковым и Петренко Житомирскую фабрику.

    При этом самым циничным является то, что дело против Бойко ведут люди, которых ранее суд признал нарушившими его права.

    В сентябре суд обязал Генпрокуратуру начать расследование в отношении преступной бездеятельности, а также фальсификации доказательств следователем Главного следственного управления Нацполиции Дмитрием Любезниковым и прокурором отдела процессуального руководства досудебным расследованием Владимиром Казмиренко. Это те люди, которые должны были расследовать захват кондитерской фабрики.

    Но суд установил, что вместо этого они составляли заведомо ложные документы и вносили в официальные документы заведомо ложные сведения, т.е. фактически занимались служебным подлогом.

    Также в части нерасследования фактов захвата Житомирской кондитерской фабрики, следователь Дмитрий Любезников и прокурор Владимир Казмиренко подозреваются в служебной халатности.

    Прошло всего два месяца, и Любезников возглавил следственную группу из 30 следователей, пытающихся сейчас арестовать американского бизнесмена, причем с грубыми нарушениями процессуальных прав гражданина США.

    К примеру, во время судебного заседания 8 ноября судья Остапчук обязала прокуратуру предоставить Бойко все материалы ходатайства о заключении его под стражу на английском языке. А уже через три дня, 11 ноября, судья напрочь забыла о своем решении, ее слова странным образом «выпали» из стенограммы судебного заседания, хотя есть на видеозаписи журналистов. Создалось впечатление, что на мнение судьи кто-то оперативно повлиял.

    Кроме того, следствие не предоставило суду документов, доказывающих, что уголовное производство против Бойко открыто законно, а представленные доказательства допустимы. Пока все указывает на прямую фальсификацию уголовного дела.

    Также показательно, что государственное обвинение по закону должен поддерживать только прокурор. Тем не менее, на всех заседаниях присутствуют многочисленные следователи и оперативники Главного следственного управления Нацполиции. Все это выглядит, как давление на судью.

    На сегодняшний день в отношении американского инвестора судья Остапчук приняла решение в своем духе – противоречивое и труднообъяснимое. Игорь Бойко должен внести залог в сумме 4 млн 800 тыс. гривен за возможность оставаться на свободе, а также носить электронный браслет.

    Вместе с тем, судья не вынесла постановления о том, что Бойко с одетым на него электронным браслетом, не должен покидать территорию Киева или Украины, т.е. фактически у него полная свобода передвижения.

    Этот факт дает основания полагать, что американца пытаются попросту запугать и подтолкнуть к выезду из страны. Тогда оформление прав собственности на захваченную Пашинским, Аваковым и Петренко Житомирскую фабрику пойдет более гладко.

    Тем не менее, Игорь Бойко, который уже два года сам активно пытается добиться от прокуратуры объективного расследования его дела, не собирается уезжать из Украины и намерен отстаивать свои права, как в украинских, так и международных судах. 

    Теги : ГПУ генпрокуратура Порошенко Рошен Арсен Аваков суд сергей пашинский АП НАБУ национальная полиция печерский суд рейдерский захват «ЖЛ» игорь бойко Дмитрий Любезников Владимир Казмиренко судья Татьяна Остапчук
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ


      Архив