Отставка лидера «Правого сектора»: мяч на поле Яроша

    17 ноября, 2015 09:01
    Дмитрий Ярош объявил о сложении с себя полномочий руководителя «Правого сектора». Этому предшествовала скандальная партийная конференция, в которой он не участвовал, однако делегировал на нее своих представителей
    Андрей Шараскин (Богема) 
    Андрей Шараскин (Богема) 

    Представлять собственные интересы на партийной конференции Ярош отправил своего заместителя по партийной работе Андрея Шараскина (Богема) и члена центрального провода Валерия Чеботаря (Гатила).

    8 ноября в Киеве члены конференции проголосовали за новый состав руководства ВС. Мотивировали свои действия тем, что это – провод всего движения ВС, а старый провод – это только руководство партии. В новое образование вошли командир Добровольческого украинского корпуса Андрей Стемпицкий (Летун), бывший заместитель Яроша по политработе Андрей Тарасенко, руководитель внутренней службы безопасности Семен Палий и руководитель тернопольской ячейки ПС Василий Лабайчук. Также делегаты заочно включили в «новый» провод проводника Дмитрия Яроша.

    Решение конференции стало новостным поводом номер один. Два дня Ярош избегал комментариев, а на третий объявил, что уходит с поста лидера «Правого сектора». Его заявление имело эффект бомбы.

    Главным достижением новоизбранный «провод» называет наработки стратегии «безальтернативности революционного пути борьбы с бандитским режимом Петра Порошенко». И кадровые, и стратегические решения конференции Дмитрий Ярош назвал нелегитимными. Также добавил, что не будет в организации «свадебным генералом», а потому слагает с себя полномочия руководителя, оставаясь националистом, государственником и революционером.

    Впоследствии Дмитрий Ярош призвал провести съезд ПС, выбрать на нем эффективный провод и очиститься от случайных людей. «Как от тех, для кого «Правый сектор» является средством для собственного обогащения и воплощения каких-то эгоистических стремлений, так и от всевозможных «движевателей», мародеров и других неопределенных псевдореволюционных личностей», – заявил он.

    Об истинных и надуманных разногласиях в среде «правосеков» и о том, почему Дмитрий Ярош подал в отставку, UA1 рассказал его заместитель по партийной работе, киборг Андрей Шараскин (Богема).

    Вы присутствовали на этом собрании, которое вызвало такой резонанс. Что там произошло?

    Конференция имела право лишь наработать какие-то рабочие решения. Затем их надо было согласовать в узком кругу провода ПС. А уже тогда довести до проводника, который их должен легитимизировать и акцептовать. В свою очередь, решение конференции подали как свершившийся факт, с которым Яроша лишь ознакомили.

    В планах инициаторов конференции изначально было избрание «параллельного» провода?

    В заявленных планах – нет. Организаторы объявили об этом уже в ходе собрания. В любом случае это было бы рабочее предложение, ведь провод имеет право выбирать только съезд. Меня на конференцию делегировал проводник, так же как и друга Гатила (Валерия Чеботаря. – Ред.). Он попросил нас представить там свое видение и начать обсуждение. В свою очередь, рассмотрение было только формальным. Пользуясь моментом, члены конференции приняли совсем другие решения.

    Я категорически против поливания друг друга грязью, потому что мы все – побратимы. Но каждый в силу своего опыта и специфики сам принимает решение.

    Кто инициировал проведение этого собрания?

    Стемпицкий, Тарасенко и Палий, плюс часть активного членства из батальонов и внутренней службы безопасности, предварительно общались и наговаривали варианты возможных изменений. Инициаторы и делегаты конференции имели право на свою позицию. Но их нельзя выдавать за окончательные решения, которые имеет право принимать только съезд. Стоп, ребята. Мы хотим построить страну, в которой все будут соблюдать нормы и законы? Так давайте начинать с себя. Я вообще убежден, что стратегические решения вырабатываются не на конференциях, а небольшим определенным кругом лиц, которые готовы брать на себя ответственность.

    Журналистка и боец ДУКа Елена Белозерская заявила: если политическая сила или ее крыло публично выражает желание революционным способом смести власть, эти люди сразу должны идти в подполье.

    Именно так. Часть членства ПС заявляет, что нынешняя власть – нелегитимна, хотя Петра Порошенко и поддержали более половины избирателей, пришедших на участки. Мы тоже заявляем, что эта власть является порождением режима, оставшегося нам в наследство. Как у представителя легальной политической силы у меня есть внушительный набор инструментов, чтобы с этим бороться. Белозерская права: если человек декларирует незаконные методы борьбы, он как бы подписывается под заявлением: «Теперь вы можете меня сажать в тюрьму». Декларировать изменения и воплощать их – это разные вещи. Зачем этот шум, я не понимаю. За это, правда, некоторые называют нас «мягкими либералами».

    После дебатов вы разошлись, пожав друг другу руки?

    Побратимы всегда должны оставаться побратимами. На своей странице в Facebook сегодня я написал, что мы не имеем права поливать друг друга грязью. Друзья, мы должны работать вместе для блага Украины.

    С Андреем Стемпицким вы в эти дни общались?

    Нет, потому что вопросов по Корпусу к нему не было. Я воспринимаю Стемпицкого исключительно как командира ДУКа. Но и не скрываю, что первыми моими командирами считаю друга Проводника и друга Гатила, с которым я приехал на войну. Здесь вопрос личного доверия: с кем ты пойдешь в разведку, а с кем нет, и ничего больше. Это не значит, что я не уважаю позицию Стемпицкого. Я категорически против поливания друг друга грязью, потому что мы все – побратимы. Но каждый, в силу своего опыта и специфики, сам принимает решение.

    Сейчас необходимо активно привлекать поддержку мира, объяснять ему нашу позицию.

    Вы до сих пор является представителем Добровольческого корпуса или ушли с этой должности?

    Рапорта о сложении полномочий я не писал. Поэтому пока совмещаю обязанности.

    Ладно, с Андреем Тарасенко – вашим предшественником на посту заместителя Дмитрия Яроша по партийной работе – вы говорили?

    Мы с ним общались. Тарасенко – воспитанник Дмитрия Яроша. В течение 15 лет Дмитрий Анатольевич наставлял его в организации «Тризуб». Я познакомился с националистической «кухней» всего полтора года назад, когда пришел на войну, руководствуясь обязательством защищать свою страну, близких и родных. На Майдане была другая ситуация. Для меня события на Майдане были не революцией, а бунтом. Он мог стать революцией, но не стал – потому что не предложил конструктива. Для меня революция – прежде всего изменение политической, государственной системы.

    Собственно, мы с Тарасенко говорим об одинаковых вещах. Но мне кажется, что его инструментарий заточен на реалии начала, середины и второй половины 20 века. А на дворе уже век 21-й: с мощным информационным ресурсом, современными геополитическими реалиями. Держась за старый инструментарий, мы только ограничиваем себя. Сейчас нужно активно привлекать поддержку мира, объяснять ему нашу позицию.

    Сначала могло показаться, что в ПС речь идет о конфликте «Тризуба» с «новыми людьми». Пока основатели «Тризуба» – от полковников, до хорунжих и капелланов – сами не задекларировали свою четкую поддержку Дмитрия Яроша. И не потребовали построить наконец «четкую вертикаль власти» в ПС.

    Для меня тоже это стало открытием. Таким образом, проблема не в такой организации орденского типа, как «Тризуб», которая все контролирует и направляет. Не стоит забывать, что именно Дмитрий Ярош – проводник «Тризуба», что друг Гатило и комбат 5-го батальона друг Черный – так же «тризубовцы». Просто какие-то люди сумели правильно оценить вызовы, стоящие перед государством, а какие-то – нет. Я точно знаю, что члены ПС, побывавшие на войне, не хотят ее у себя дома. Любой, и гражданской тоже.

    Какая часть «Тризуба» поддержала Дмитрия Яроша: меньшая, большая, половина?

    Основная – это однозначно.

    Также на его сторону перешли большинство областных и местных ячеек. Как гром среди ясного неба, прозвучали заявления из Ровно, Сум, Харькова, Львова, Днепропетровска, Донетчины... Сколько ячеек поддерживают оппонентов лидера ПС?

    Немного, но они есть. Их лидеры присутствовали на конференции в Киеве. Знаете, когда начинается политика, всегда может быть спекулятивный момент. Например, человека спрашивают: «Эта власть все разворовывает, ее надо завалить?» – «Да!». А если поставить вопрос иначе: «Друг, ты готов вооруженным способом сбросить эту власть, если завтра мировое сообщество отвернется от нас, а Россия под видом «миротворцев» уже открыто введет войска?». Важно избежать спекуляций с обеих сторон.

    Пока мы не выработаем общественный договор и не закрепим его в Конституции, которую возьмут на себя обязанность выполнять все, – до тех пор доверия к власти не будет.

    Штаб ДУКа попросил Дмитрия Яроша возглавить Добровольческий корпус. Собственно, ваш руководитель уже возглавил штаб Корпуса, 5-й и 8-й батальоны, а также «Госпитальеров». О чем идет речь?

    Это было заявление не только штаба, но и основных боевых батальонов. 5-й батальон – это вообще то, с чего началась славная история ДУКа. Поэтому это очень серьезно. Боевые побратимы, видя именно Дмитрия Яроша, а не кого-то другого у себя на передовой и доверяя ему, решили выбрать его своим командиром. Мы и раньше декларировали, что «Правый сектор» является правопреемником Сечи, а там люди могли собраться и выбрать себе командира.

    На Львовщине выразили недоверие руководителю 2-го батальона ДУКа Тарасу Бабенко (Хаммеру). Это вызвало недовольство части бойцов, которые заявили о его поддержке. Причиной называют участие Хаммера в киевской конференции.

    У казачества бывали случаи, когда одного сечевого атамана меняли по несколько раз. ДУК – это добровольцы, которые умеют принимать собственные решения. Если атаман по каким-то причинам потерял их доверие, его заменят другим. В то же время отмечу, что окончательно снять Хаммера может только проводник.

    Социологические опросы показывают, что в настоящее время «Правый сектор» легко преодолевает проходной барьер в парламент. Будет ли партия идти на выборы?

    Однозначно, да. До сих пор мы были представлены преимущественно как военные – потому что мы мобилизовались и создали батальоны. Наша военная дисциплина и мотивация уже стали легендой на фронте. Однако мы, к сожалению, не ознакомили мир, и прежде всего Украину, с тем, как хотим изменить это государство. И теперь начали специализироваться и профессионализироваться. Даже выходим на международный уровень. Наших ребят согласился принимать на обучение Балтийский университет – там их обучение оплачивают. Начинаем реализовывать договоренности также с другими странами.

    В то же время в Украине милиция возбудила тысячи уголовных дел в отношении членов ПС. События в Мукачево, граната где-то завалялась, мусорная люстрация – все это используют, чтобы закрыть как можно больше ваших активистов. Как вы собираетесь остановить это?

    Необходимо наконец рассортировать, где имел место реальный криминал, а где лишь попытка политического давления на «Правый сектор». Одним из примеров такого давления является сфальсифицированнео дело в отношении главы одесской ячейки ПС Сергея Стерненко. Я убежден, что его закрыли за чистую политику. И у нас там есть вопросы к следственным органам. Собственно, такие действия старой системы были прогнозируемы. Другого мы от них и не ожидали. Иначе старая система действовать не умеет.

    Кстати, в Соединенных Штатах полицейские ведут себя значительно жестче, чем наши. Там если есть намек на неповиновение полиции, сразу разрешено применять оружие. Но американцы сами выработали такой общественный договор. Они построили государство, в котором полицейскому учреждению доверены именно такие, а не другие функции и права. В Украине сейчас колоссальное недоверие к правоохранительным органам. Пока мы не выработаем общественный договор и не закрепим его в Конституции, которую возьмут на себя обязанность выполнять все, – до тех пор доверия к власти не будет. Только после этого исполнение любой нормы закона станет практикой.

    Часть ДУКа, как было обещано, уже перешла в подчинение СБУ?

    Там идет речь об одном из подразделений Добровольческого корпуса. Сейчас идет обучение. Нам и самим это интересно. Лично я даже вижу в этом какой-то сакральный смысл: «Правый сектор» защищает Украину и входит в состав Службы безопасности Украины. К сожалению, там есть немало людей, которые работают не в пользу Украины. Ну что же, мы можем это изменить.

    Возможно ли приобщение к вашей политсиле экс-главы СБУ Валентина Наливайченко?

    Я об этом ничего не слышал. Эти слухи для меня новость.

    Теги: Дмитрий Ярош СБУ Правый сектор Порошенко Валентин Наливайченко уголовное дело парламент добровольческий корпус Львовщина Мукачево тризуб Андрей Стемпицкий Андрей Шараскин
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив