Особо опасны и свободны: особенности национальной амнистии

    12 апреля, 2016 11:27
    Освобождение Виктора Лозинского, экс-нардепа убийцы, – лишь начало широкомасштабной амнистии, под которую попадают тысячи убийц, наркоторговцев и воров

    Педофил из Черкасской области, изнасиловавший в общей сложности около трех десятков девочек. Экс-нардеп, зверски расправившийся с безоружным человеком. Сепаратист, активно призывавший в Одессу русский мир. Судья, за вынесение незаконных решений получивший взяток на более чем миллион долларов.

    Всех этих людей объединяет одно: они неожиданно даже для самих себя оказались на свободе, сменив полагающуюся им по закону арестантскую робу и кайло на гражданскую одежду и возможность наслаждаться всеми благами свободной жизни.

    А еще их объединяет тянущийся за каждым из них шлейф смертей, искалеченных судеб, невинно пострадавших людей. Точно так же, как и за тысячами убийц, насильников, наркоторговцев, которые внезапно вышли на свободу благодаря новой поправке в Уголовный кодекс: день пребывания в следственном изоляторе (СИЗО) во время следствия приравнивается к двум дням в колонии.

    Другими словами, вор, пробывший под следствием в СИЗО два года и осужденный на четыре года колонии, уже отбыл свое: он сам, его семья или адвокат могут ходатайствовать о пересчете срока.

    При этом человек в 100% случаев выходит на свободу, а апелляции Генпрокуратуры по этому поводу суд не удовлетворяет, поскольку есть норма закона, которую следует выполнять.

    Из шести тысяч осужденных, которые до­срочно освободятся по «Закону Савченко», каждый шестой осужден за убийство.

    Изначально цель поправки была в том, чтобы люди, чья вина еще даже не доказана, не жили годами в невыносимых условиях СИЗО. Нередко подозреваемые находятся там по пять-семь лет без предъявления каких-либо обвинений, что по международным стандартам является недопустимым. Но благие намерения внезапно создали другую проблему.

    «Под действие этого закона­ попадает около 50 тысяч осужденных, и в ближайшее время почти шесть тысяч человек будут освобождены по этому закону до­срочно, – приводит слова председателя Государствен­ной пенитенциарной службы Владимира Палагнюка пресс-служба ведомства. – Из шести тысяч осужденных каждый шестой, который освободится, осужден за убийство. Мы сейчас в соответствии с этим законом отпускаем более одной тысячи убийц».

    Всего, по данным пресс-службы ГПтС, на свободу выйдут три тысячи осужденных за тяжкие преступления. При этом по статистике ведомства, до 60% вышедших на свободу заключенных вновь идут на преступления.

    Процесс широкомасштабного освобождения уже начался. По официальным данным, в Днепропетровской области всеми прелестями свободной жизни наслаждаются не отбывшие свой срок 51 убийца, 61 наркоторговец, 58 осужденных за нанесение тяжких телесных повреждений. Более 5 тысяч заключенных готовятся «на выход с вещами».

    Бориспольский суд отклонил апелляцию ГПУ на освобождение экс-нардепа Виктора Лозинского, ранее осужденного на 15 лет за чудовищное развлечение в виде охоты на человека.

    В Кировоградской области весеннему солнышку на свободе радуются 21 убийца, 20 наркоторговцев, 18 осужденных за нанесение тяжких телесных повреждений. Под освобождение попадают еще 1376 человек.

    В Черкасской области освободили 17 убийц, 16 нанесших людям тяжелые телесные повреждения и 11 наркоторговцев. Еще около двух тысяч человек готовятся освободить. Улицами Житомира снова будут прогуливаться десять убийц, а около трех тысяч осужденных выпустят. Еще 37 убийц вышли на свободу в Хмельницкой области, к освобождению готовятся 1800 человек.

    Список можно продолжать долго: освободившихся благодаря этому закону людей по всей Украине тысячи. Правоохранители и юристы хватаются за голову – такой неразборчивой амнистии страна не знала со времен обретения независимости.

    При этом Генпрокуратура, имеющая право обжаловать решение об освобождении особо опасных преступников, ничего сделать не может: закон превыше всего.

    Так, 6 апреля Бориспольский суд отклонил апелляцию ГПУ на освобождение экс-нардепа Виктора Лозинского, ранее осужденного на 15 лет за чудовищное развлечение в виде охоты на человека. Решение окончательное и обжалованию не подлежит, а сам бывший нардеп уже на свободе.

    Точно так же, как и Николай Шекерли – кошмарный сон всех матерей Мариуполя, растящих несовершеннолетних дочерей. Получивший десять с половиной лет за насилие над малолетними, он уже без проблем может жарить шашлык на майские праздники.

    И это не считая «менее болезненных» примеров. Таких, как освобожденный лидер одесских сепаратистов Антон Давидченко. Или неизвестно сколько судеб исковеркавший своими неправомерными решениями судья Игорь Зварыч, насобиравший более миллиона долларов взяток.

    Тем временем, в профильном парламентском комитете считают, что никакой проблемы здесь нет. «Закон правильный, это не огульная амнистия – это акт гуманизации. Дорабатывать закон не планируем», – заявил член этого комитета Владимир Мысик. Тот самый, который протащил норму о переносе электронного декларирования чиновниками своих доходов, что вызвало настоящий скандал и жесткую критику представителей Евросоюза.

    Благими намерениями

    Проблему неоправданно жестоких условий содержания людей в украинских СИЗО правозащитники поднимали годами, но безрезультатно. Те, чья вина даже не была доказана, а только подозревалась, по нескольку лет жили на нарах. Выживали в переполненных до предела камерах изолятора без каких-либо перспектив пожаловаться на неподобающие условия содержания под стражей.

    «Закон Савченко» распространяется на всех преступников, независимо от тяжести совершенных ими преступлений.

    Первые подвижки начались с выбором Украиной европейского вектора развития: сначала декриминализировали часть статей Уголовного кодекса, затем пришла пора разгребать проблемы пенитенциарной системы.

    Облегчить участь находящихся в СИЗО подозреваемых в совершении преступлений, разгрузить следственные изоляторы, сократить количество работников пенитенциарной системы и сэкономить бюджетные деньги должен был Закон Украины № 838. Его официальное название «О внесении изменения в Уголовный кодекс Украины относительно усовершенствования порядка зачисления судом срока предварительного заключения в срок наказания».

    Этот закон и внес норму пересчета тюремного срока – один день в СИЗО засчитывается за два дня пребывания в колонии. Но важнейший аспект, о котором предупреждали парламентские юристы, в документе не учли: закон распространяется на всех преступников, независимо от тяжести совершенных ими преступлений.

    Таким образом, и вор-карманник, и убийца могут воспользоваться этой своеобразной амнистией, хотя вред от их действий несопоставим.

    Инициаторами такой скандальной нормы стали представители «Батькивщины». И нардепы никогда бы единогласно не проголосовали за более чем популистскую и непродуманную норму, если бы не один маневр этой политсилы.

    Закон предоставил льготу на сокращение тюремного срока совершившим наиболее тяжкие преступления, поскольку именно их чаще всего берут под арест и содержат в СИЗО.

    В списке инициаторов данного закона партийцы первым номером указали Надежду Савченко. Женщину-воина, ставшую символом сопротивления всего украинского народа российской агрессии. Символом противодействия всей тоталитарной системе России. Женщину, чью фамилию знают во всем мире и чьим мужеством восхищаются во многих странах.

    Это сыграло свою роль наряду с давней традицией нардепов не вникать в содержание законов, за которые они голосуют. Народные избранники нажимают кнопку «за» или «против» по указанию руководства своей фракции. Руководство, в свою очередь, также не особо внимательно вчитывается в нормы, которые ставятся на голосование.

    А чтобы закрепить успех и не нарываться на критику, с подачи «Батькивщины» проект так и назвали – Закон Савченко. Его поддержал подконтрольный этой политсиле Комитет по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, несмотря на жесткую критику со стороны парламентских юристов-экспертов. И 24 декабря 2015 года закон вступил в силу.

    Но всего несколько месяцев спустя стало ясно, что благие намерения превратились в сущий кошмар. А парламентские юристы вынуждены были констатировать, что «принятие закона № 838-VIII было грубой ошибкой и привело к очевидным негативным последствиям».

    Вернуть все назад

    Фактически, произошло следующее: закон предоставил льготу на сокращение тюремного срока совершившим наиболее тяжкие преступления, поскольку именно их чаще всего берут под арест и содержат в СИЗО.

    Люди, совершившие менее тяжкие правонарушения, такой льготы не имеют. Соответственно, досрочно на свободу стали выходить наиболее опасные преступники.

    Вместе с тем, подозреваемые получили стимул максимально затягивать следствие и оставаться в СИЗО как можно дольше, поскольку это сокращает будущий тюремный срок.

    «Принятый 26 ноября 2015 года Закон Украины № 838-VIII является несправедливым и социально вредным, а внесенные в результате его принятия в статью 72 УК неудачные положения нуждаются в корректировке», – значится в анализе Главного научно-экспертного управления Аппарата Верховной Рады.

    На сайте президента Украины уже зарегистрировано восемь петиций с требованиями либо подкорректировать, либо вообще отменить «Закон Савченко».

    Одним из первых забил тревогу главный радикал страны Олег Ляшко: «Закон Савченко», за который мы голосовали, имел перед собой цель прекратить злоупотребления, когда людей годами без вердикта суда держат в СИЗО, – заявил нардеп. – Но в то же время мне кажется большим просчетом закона то, что под его действие могут попасть убийцы и те, кто совершил тяжкие преступления. Считаю, нужно немедленно внести изменения в закон, чтобы отменить возможность избегать ответственности таким убийцам и людоедам».

    Опосредствовано свою позицию высказала и сама Надежда Савченко, ранее не одобрявшая какое-либо вмешательство в текст закона: «Я поспешила. Нельзя начинать ничего, что потом не сможешь контролировать. А из тюрьмы это сделать нелегко. Вырвусь – разберусь», – привел ее комментарий по этому поводу российский журналист Аркадий Бабченко.

    Одновременно с этим за процесс внесения правок в скандальный закон начали выступать местные власти в регионах. Так, 29 марта депутаты Львовского облсовета проголосовали за решение обратиться к парламенту с просьбой внести изменения в закон, с тем, чтобы его нормы не распространялись на совершивших тяжкие преступления.

    Свою позицию начали высказывать и «низы»: на сайте президента Украины уже зарегистрировано восемь петиций с требованиями либо подкорректировать, либо вообще отменить этот закон.

    К процессу подключились и нардепы. В парламенте зарегистрирован альтернативный законопроект № 4032, внесенный депутатами Бориславом Березой и Игорем Луценко. Он в общих чертах повторяет «закон Савченко», но с важной поправкой – пересчет срока по принципу «день за два» не распространяется на лиц, совершивших тяжкие преступления.

    Правда, и этот документ парламентские юристы считают несовершенным, аргументируя это тем, что он вносит неразбериху в значительное количество законов и трудно применим на практике.

    Пока единственный выход юристы видят в том, чтобы «откатить» ситуацию до нормы, которая действовала до принятия этого закона, и хорошо продумать, как нужно ее изменить, чтобы благо не превратилось во вред.

    Но когда у нардепов дойдут до этого руки, неизвестно – на повестке дня более важные для них вопросы создания парламентской коалиции и формирования правительства. А пока сотни опасных преступников продолжают выходить на свободу.

    И самое безобидное, что может произойти, – они начнут присматриваться к вашему кошельку. Гораздо хуже, если они начнут присматриваться к вашим несовершеннолетним детям или прикидывать, насколько активно вы будете сопротивляться, если к вашему горлу приставить нож.

    Теги: Савченко Президент генпрокуратура суд Ляшко СИЗО заключенные заключение Батькивщина амнистия лозинский петиция зварич пенитенциарная служба Владимир Мысик закон Савченко
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив