Особенности национального здравоохранения: чем грешат в Минздраве

    1 сентября, 2015 12:25
    Рассекречены результаты служебного расследования о нарушениях в Минздраве. Министр Квиташвили все отрицает и считает выводы комиссии политическим заказом

    Несостоявшиеся госзакупки лекарств. Не отправленные за границу больные, деньги на лечение которых находились на счету Минздрава. Блокирование перерегистрации медикаментов, из-за чего в Украине сотни наименований были изъяты из оборота.

    Это только часть проблем, которые вскрылись в ходе служебного расследования по поводу деятельности руководителей Минздрава. Его инициировала группа из 67 нардепов.

    На повестке дня – отставка министра Александра Квиташвили и увольнение его первого зама Александры Павленко из-за несоответствия занимаемой должности.

    В комиссию вошли представители Минэкономики, Минфинансов, Госфининспекции и 15 депутатов от всех крупных фракций. А возглавил расследование замглавы Нацагентства госслужбы Александр Скопич.

    На повестке дня – отставка министра Александра Квиташвили и увольнение его первого зама Александры Павленко из-за несоответствия занимаемой должности.

    Обычно информация служебного расследования – протоколы встреч, совещаний, решения комиссии – имеет гриф «для служебного пользования». Но учитывая, какой резонанс в обществе вызвали последствия просчетов и ошибок руководства Минздрава, премьер распорядился сделать эту информацию открытой.

    А поскольку с кадровой политикой в МОЗ не все складывалось гладко, то кроме как у министра Квиташвили и его первого зама Павленко спросить будет не с кого.

    На момент проведения расследования на счетах министерства «зависло» 67,3 млн грн, выделенных из госбюджета на лечение 17 человек.

    Это и вынуждена была констатировать комиссия, в выводах которой значится: «За 4 месяца пребывания на посту – с декабря 2014-го по апрель 2015-го – министром Квиташвили не вносились изменения в МОЗ относительно распределения обязанностей между руководством. В связи с этим установить, кто из заместителей отвечал за конкретные направления деятельности в МОЗ в период с января по апрель 2015-го, оказалось невозможным».

    Накопали на «статью»

    Выводы следственной комиссии крайне неутешительны для чиновников Минздрава.

    К примеру, затягивание с назначением ответственного за контроль над реестром оптово-отпускных цен на лекарства и медизделия привело к блокировке регистрации и перерегистрации препаратов. В результате украинские больные лишились доступа к 311 позициям лекарств и 566 наименованиям медизделий.

    Похожая ситуация и с госзакупками медикаментов. Расследование выяснило, что с 1 января по 28 апреля 2015-го в министерстве не было руководителей и координаторов работы финансово-экономического департамента, отдела госзакупок и комитета конкурсных торгов.

    В результате не проведен ни один тендер, не подписаны договора на поставку лекарств, что поставило под угрозу медобеспечение людей с тяжелыми заболеваниями.

    Непростая ситуация и с тяжелобольными украинцами, которым необходимо лечение за границей. На момент проведения расследования на счетах министерства «зависло» 67,3 млн грн, выделенных из госбюджета на лечение 17 человек.

    Люди готовы были ехать на лечение, деньги есть. Но министерство попросту не конвертировало миллионы гривен в валюту, соответственно, поездки откладывались.

    За это время шесть претендентов на зарубежное лечение умерло. Хотя Квиташвили заявил, что это не имеет никакого отношения к задержкам, – люди были нетранспортабельны и находились на последних стадиях тяжелых болезней.

    Из шести умерших только трое – дети. Это были люди нетранспортабельные, на последней стадии, очень тяжелые случаи.

    Проблемы возникли и с бойцами АТО. В министерстве не разработали документацию по поводу направления на лечение за границу этой категории. И на момент проведения расследования ни один участник боевых действий не был поставлен на учет в Минздраве.

    «Это требует дополнительного изучения в рамках возможного уголовного производства. Комиссия пришла к выводу все данные расследования передать правоохранительным органам», – резюмировал глава комиссии Скопич.

    Тем не менее, Квиташвили и его замы считают результаты расследования политически заангажированными и на 99% неверными.

    «Когда проводится такое расследование, и участник комиссии до принятия акта рассказывает СМИ, что на моей совести жизни шести детей, и он врет, я вообще ставлю под вопрос весь этот акт и его легитимность, как и все остальное, что там написано», – заявил министр.

    Особенности национальной бюрократии

    По мнению Квиташвили, на результаты расследования повлияло то, что среди членов комиссии были люди, лично заинтересованные в итогах.

    «В комиссию входил господин Мусий, госпожа Богомолец и госпожа Корчинская, – объяснил министр на открытых слушаниях. – Это люди, которые публично еще до расследования и во время него очень негативно отзывались о нас».

    Также он пожаловался, что письменно ответил на присланные ему 13 вопросов, но в тексте акта их не учли – к тому времени документ был уже готов, а объяснения Квиташвили пошли лишь приложением к акту, что также повлияло на ситуацию.

    Что же касается промедления с назначением ключевых в структуре министерства чиновников, Квиташвили объяснил это реструктуризацией ведомства.

    По его словам, в начале года в МОЗ вошли Санэпидемстанция, служба по проблемам СПИДа и другие службы. Поэтому первые три месяца министр не мог утвердить структуру Минздрава. «Это элементарная вещь, которую можно было просто узнать, но цель была поставлена по-другому», – уверен Квиташвили.

    Но больше всего его задела распространенная Олегом Мусием информация о смерти шести детей из-за нерасторопности министерства, которое не отправило их на лечение за границу.

    «Для меня это момент чести, – заявил министр. – Я расскажу реальную историю. Из шести умерших только трое – дети. Это были люди нетранспортабельные, на последней стадии, очень тяжелые случаи. Но никто этим не поинтересовался».

    У Минздрава нет законодательной базы, чтобы направлять лечиться бойцов АТО вне общей очереди.

    А ситуацию с провалом госзакупок и отправкой бойцов АТО на лечение за границу прояснил замминистра Игорь Перегинец. По его словам, есть перечень лекарств, которые закупаются за государственные деньги – номенклатура. Из года в год список формировался в ручном режиме, приводя к коррупционным рискам. Поэтому новая команда решила подойти к вопросу более тщательно, что заняло много времени.

    «Мы могли пойти простым путем, и чтобы не тратить время, взять номенклатуру прошлого года, купить у тех же компаний по тем же ценам, – говорит он. – И потом нарваться на критику, мол, остались те же коррупционные риски и те же организации».

    Также задержки были связаны с попыткой проводить закупки через международные организации. Это быстрее, прозрачнее и потенциально дешевле. Но, по словам Квиташвили, слишком долго пришлось убеждать представителей ВОЗ и ЮНИСЕФ работать с Украиной.

    А по словам первого замминистра Александры Павленко, госзакупки затормозила и чиновничья волокита прохождения нужных документов по всем инстанциям.

    «Закон Украины о международных закупках вступил в силу в конце апреля. Этот инструмент появился в Украине впервые, и никто из экспертов не понимал, каким образом нужно его регулировать», – объяснила она.

    Павленко рассказала, что министерство разработало нормативно-правовые акты по этому поводу, но согласно регламенту Кабмина их должны были утвердить ряд ведомств: Минэкономики, Минфин, Минюст, Государственная регуляторная служба.

    «Пройти эту процедуру за один-два дня невозможно,– утверждает замминистра. – Потому что приходилось пояснять каждому органу, зачем это Украине, как МОЗ разработал документы и что именно предлагает».

    Наконец, на сегодняшний день список лекарств для госзакупки утвержден, и первые торги уже проведены.

    «Ни в одном абзаце этого акта нет информации, какое законодательство, какое постановление мы нарушили» – Квиташвили.

    А что касается лечения за границей для солдат, то у Минздрава нет законодательной базы, чтобы направлять лечиться бойцов АТО вне общей очереди.

    «Мы не могли определить, какие приоритеты кому ставить, потому что в общей очереди стоят и дети, – объяснил Перегинец. – Нужно иметь отдельные процедуры, которые мы разрабатываем».

    В целом, по его словам, очередь начала двигаться. Комиссия министерства рассмотрела и оплатила лечение за границей для 51 человека, 20 из них уже отправили лечиться.

    На выход

    Как ни парадоксально, основная ошибка Квиташвили оказалась в том, что он скрупулезно придерживается буквы закона. И если соответствующего законодательного акта нет, в министерстве ничего не будут делать, пока нужный документ не вступит в силу.

    Собственно, в этом и есть основная претензия комиссии, в выводах которой значится: «Руководство МОЗ практически самоотстранилось от обеспечения организации работы по подготовке госзакупок, ожидая внесения изменений относительно нормативно-правовых актов, которые регулируют госзакупки».

    Наряду с этим министр настаивает, что руководство его ведомства в своей деятельности не нарушило ни один закон.

    «Ни в одном абзаце этого акта нет информации, какое законодательство, какое постановление мы нарушили», – прокомментировал он выводы комиссии.

    В то же время вице-премьер Валерий Вощевский просветил Квиташвили по поводу особенностей национальной бюрократии и адаптации к ней. Он согласился, что закон нарушен не был, но вместе с тем не было и эффективной работы.

    «Да, это не требование закона. Мы можем говорить, что все забюрократизировано, но пока это существует, вы должны действовать так, чтобы решения все-таки принимались», – посоветовал он министру.

    Ко всему прочему не обошлось и без подковерной борьбы. Об этом, в частности, свидетельствует сразу несколько фактов.

    Во-первых, решение открыть результаты служебного расследования, чего раньше никогда не делалось.

    Во-вторых, еще до окончания расследования у журналистов оказалась копия уже готового решения комиссии – 62 страницы текста, который тогда еще был для служебного пользования.

    В-третьих, активная критика Квиташвили со стороны Олега Мусия, экс-министра МОЗ, которого в свое время «ушли» с должности, и который безуспешно пытался ее вернуть.

    Тем не менее, все это не уменьшает тех проблем, которые возникли в результате просчетов новой команды Минздрава. Теперь решение за премьером и парламентом. И на сегодняшний день Квиташвили – один из главных кандидатов на вылет из министерского кресла.

    Теги: коррупция Минздрав квиташвили ВОЗ бюджет Госсанэпидслужба госзакупки ГФИ юнисеф
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив