Очередной кумир. Для чего из ГБР лепят последнюю надежду общества

    13 марта, 2019 08:44
    На фоне разочарования НАБУ, замешанным в коррупционном скандале, Госбюро расследований пытается играть роль объективного следователя. Но это ненадолго

    После публикации журналистского расследования о взятках правоохранителей в связи с закупками «Укроборонпрома», миф о непогрешимости и незаангажированности НАБУ рухнул. Священная корова оказалась типичным представителем крупного рогатого скота, как и все остальные в коровнике.

    «Из-за всеобщего разочарования любая новая институция вызывает в обществе чрезмерно завышенные ожидания. Но рано или поздно наступает разочарование. Это сыграло злую шутку с НАБУ», – констатирует в разговоре с UA1 политолог Олег Саакян.

    Сегодня из осколков мифа окончательно складывается целостное представление о процессах, происходящих в «последнем бастионе борьбы с коррупцией». Например, о том, что Бюро все чаще через суд заставляют открывать уголовное производства в отношении коррупционеров, поскольку собственной инициативы ведомство Ситника не проявляет. И теперь, после публикации фактов вероятного взяточничества в НАБУ, становится понятно, почему так происходило.

    А также о сомнительной эффективности и результатах работы. Об отсутствии аудита деятельности, вследствие чего никто не знает, насколько эффективны многомиллионные бюджетные вливания в этот орган, и какой работой он вообще занимается.

    В результате на четвертом году существования НАБУ его глава Артем Ситник начал раздражать даже тех нардепов, которые принимали участие в создании Бюро и поддерживали его руководство.

    Зачастую он попросту игнорировал заседания профильных парламентских комитетов, при этом постоянно жалуясь на то, что ему все мешают – несовершенный закон, ГПУ, САП, СБУ. Не мешали его работе лишь ночные визиты в резиденцию Петра Порошенко, о которых он не слишком любил упоминать на публике.

    И когда вскрылись факты вероятного взяточничества в НАБУ, даже самые горячие его сторонники поостыли. А представители грантовых антикоррупционных общественных организаций, четыре года подряд твердившие «не мешайте Ситнику, не трогайте НАБУ», в этот раз предпочли воздержаться от любых комментариев и петиций в защиту Бюро. Хотя еще год назад любую критику в адрес Ситника подавали как нападки на единственно честный и принципиальный антикоррупционный орган в стране, внедряя постулат «кто против Ситника, тот за коррупцию».

    Впрочем, активисты, исправно ходившие на митинги с плакатами «Руки прочь от НАБУ», не долго оставались без кумира. Обществу срочно предложена и активно навязывается в качестве очередного последнего бастиона борьбы с коррупцией новая священная корова.

    В ситуации, когда практически все правоохранительные органы предстали не в лучшем свете в связи с расследованием закупок в «Укроборонпроме», лишь один новосозданный орган чудом не попал в скандал. И был немедленно объявлен последней надеждой гражданского общества. Речь идет о Государственном бюро расследований.

    Вот только с большой долей вероятности ГБР в точности повторит незавидную судьбу не оправдавшего надежды и весьма дорогостоящего НАБУ. И произойдет это намного раньше, чем это случилось с их коллегами по борьбе с высокопоставленными преступниками.

    Мешает всё

    Народные депутаты от демократической оппозиции уже давно обсуждали возможный позитив от ликвидации НАБУ и САП с перераспределением предназначенного им финансирования Государственному бюро расследований. Правда, делали это в кулуарах и вполголоса, дабы не прослыть ретроградами.

    Но на фоне разгоревшегося скандала со взяточничеством в правоохранительных органах, вопрос об усилении поддержки ГБР снова стал актуален.

    В свою очередь ведомство активно использует сложившуюся ситуацию в свою пользу, позиционируя себя как авторитетного и независимого участника расследования.

    В течение суток после публикации скандальных журналистских материалов замглавы ГБР Ольга Варченко заявила, что открыто уголовное производство в отношении сотрудников Генпрокуратуры, СБУ, Государственной фискальной службы и НАБУ, которые могли получать неправомерную выгоду.

    Естественно, не впутанное в этот скандал ГБР стало героем дня и единственной надеждой на справедливое расследование. Но в силу ряда причин вряд ли это ведомство может обеспечить качественный и объективный результат.

    Прежде всего, у ГБР нет своих оперативников – в закон о Госбюро расследований забыли вписать такую должность, и она не предусмотрена штатным расписанием.

    В результате оперативную работу для ГБР проводят сотрудники других правоохранительных органов, в том числе и СБУ. Смогут ли оперативники Службы безопасности объективно провести необходимые мероприятия в отношении своих коллег – вопрос риторический.

    Другая зона риска – это сами следователи ГБР. Факты их возможных злоупотреблений в заявленном Варченко уголовном производстве, впрочем, как и во всех остальных случаях, могут расследовать только сами сотрудники Госбюро. А именно работники Управления внутреннего контроля.

    Но на сегодняшний день такого подразделения в ГБР не существует. По словам главы ведомства Романа Трубы, это также произошло из-за того, что законом не предусмотрена должность оперативного работника.

    «Без принятия изменений в закон у меня нет возможности сформировать подразделение внутреннего контроля», – жалуется он.

    И если предположить, что в ходе уголовного производства о взяточничестве в правоохранительных органах следователь ГБР сам получит взятку, расследовать этот факт не сможет ни одно ведомство.

    Кстати, в Госбюро не существует и дисциплинарной комиссии, которая должна рассматривать результаты служебных расследований и принимать решение о привлечении сотрудников к дисциплинарной ответственности. Но и тут Роман Труба ни при чем.

    «Дисциплинарную комиссию нужно создавать на основе типового положения, а его нет, – утверждает он. – Мы начали разработку типового положения и думаю, что в ближайшее время оно будет утверждено Кабмином. Пока у нас нет возможности сформировать дисциплинарную комиссию».

    Вдобавок ко всему уже в ближайшее время может встать вопрос о качестве кадровой политики ГБР, что стало отголоском ожесточенной борьбы за контроль над этим ведомством. А это неминуемо скажется и на результатах расследования коррупции в правоохранительных органах.

    По тому же пути

    Формирование ГБР с самого начала сопровождали скандалы: партнеры по парламентской коалиции БПП и «Народный фронт» отчаянно боролись за право контролировать орган, уполномоченный расследовать деятельность высших должностных лиц страны.

    Нынешнее руководство Госбюро стало итогом компромисса: кресло главы ведомства занял близкий к НФ Роман Труба, а его первым заместителем стала ставленница Администрации президента Ольга Варченко.

    Быстро наигравшись в открытые конкурсы в ГБР, Труба стал подминать процесс под себя. В разговоре с UA1 экс-секретарь одной из конкурсных комиссий Александр Леменов отметил, что по личной инициативе главы ГБР порядок отбора кандидатов изменили.

    «Во время первой волны отбора проверка на полиграфе была перед собеседованием, и по ее итогам мы видели, кто перед нами, – вспоминает он. – Теперь полиграф проходят уже после собеседования, и смысла в этом никакого нет».

    Также Леменов утверждает, что сейчас непрозрачно создается третья по счету комиссия по отбору персонала ГБР и к тому, как она формируется, есть большие вопросы.

    Это не говоря уже о том, что комиссии работают по устаревшему принципу революционной целесообразности: бесплатно, в свободное от основной работы время пять человек решают, кто достоин работать в ГБР. В таком принципе уже может быть заложена коррупционная составляющая.

    Этот комплекс проблем приводит к тому, что качество кадровой политики снижается, и в Госбюро оказываются не слишком принципиальные сотрудники.

    В частных беседах близкие к руководству ГБР люди признают, что во многих областях представители региональных элит уже нашли общий язык с работниками территориальных управлений Госбюро, и сразу после президентских выборов возникнут неприятности как в теруправлениях, так и в центральном аппарате ГБР.

    «У новых институций всегда есть ряд проблем, связанных с их формированием и ростом, – подтверждает Саакян. – Они переживают кадровый рост, когда на работу приходят нечистые на руку сотрудники. Нормативный рост, когда правовая база сразу не идеальная. Кроме того, институции не всегда приживаются в политическом контексте, и могут быть заложниками политических игр. Поэтому с ГБР будут те же проблемы, что возникли с НАБУ».

    Теги : ГПУ СБУ Порошенко Укроборонпром БПП Артем Сытник Народный Фронт НАБУ Государственное бюро расследований ГБР Ольга Варченко
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось


    Архив