Нынешняя власть заинтересована в обнищании украинцев – Степан Хмара

    13 октября, 2016 11:31
    Почему украинцы бедные, почему преступники избегают уголовной ответственности, а у власти находятся те, кто разрушает страну, – Степан Хмара в интервью UA1

    У него крепкое мужское рукопожатие, несмотря на его 78 лет, в которые уместились и допросы в КГБ, и срок в советских лагерях, и ссылки за попытку сделать Украину настоящим независимым государством.

    Несмотря на свой почтенный возраст, он ведет страницу в Facebook и тщательно следит за всеми политическими событиями, не пропуская ни одной трансляции заседаний Верховной Рады и активно комментируя все на многочисленные журналистские запросы.

    Он был очень неудобен советской власти, и как ни странно, остается таким же неудобным сегодня, жестко критикуя политику президента. Эта власть, как и та, которую он всю жизнь пытался свергнуть, кажется ему антинародной и антиукраинской.

    Но сказать, что Герой Украины и политзаключенный в прошлом Степан Хмара – предатель или отрабатывает чей-то заказ, ни у кого язык не повернется – слишком авторитетная и бескомпромиссная фигура.

    Хотя даже несмотря на такой авторитет ему пытались дать понять – критика должна иметь свои пределы. Именно с этим он связывает свой вызов в СБУ весной якобы по поводу его возможного знакомства с представителями Л/ДНР.

    Несмотря на все, Степан Хмара имеет свой взгляд на то, что сейчас происходит в стране, и своими наблюдениями он поделился с UA1.

    Прямо сейчас, когда мы с Вами общаемся, под стенами МВД люди митингуют против предложения Авакова по презумпции правоты полицейского – сначала подчиняйся, затем оспаривай. Что Вы думаете по поводу такого принципа?

    Я думаю, что Аваков вообще не на месте. Давно его надо менять, как и голову Нацполиции Деканоидзе, которая абсолютно непрофессиональная, и мне кажется, с неким авантюристическим характером.

    Этот принцип – абсурд. Это откровенная попытка строить полностью полицейское государство. И я думаю, что эта авантюра не пройдет, потому что у депутатов хватит здравого смысла, чтобы не пойти на такое.

    Относительно нардепов – они обещали в кратчайший срок проголосовать за введение визового режима с Россией. Как Вы считаете, насколько это строгий и адекватный ответ на российскую агрессию?

    Знаете, Украина давно должна была бы определиться. До сих пор у нас юридически внутренний конфликт – антитеррористическая операция. И здесь в большом долгу Верховная Рада. Она давно должна принять закон о временно оккупированных территориях и четко определить Россию как агрессора. И давно должны быть расторгнуты дипломатические отношения.

    А просто введение визового режима – это неадекватный ответ на действия агрессора. Посмотрим, на что депутаты способны. Нам очень мешает, что со стороны Украины нет четкого определения, что у нас война с Россией, поэтому наша дипломатия связана по рукам и ногам.

    Я уже не говорю о том, что так называемый Минский процесс – это абсолютно путинский план, и с самого начала было понятно, что он ведет в тупик и толкает Украину к капитуляции.

    Если посмотреть, какие кадры у нас выставляют и кто их отстаивает, то очевидно, что успеха в борьбе с коррупцией без воли, без желания президента не будет.

    Вы неоднократно подчеркивали, что в стране два фронта – внешняя агрессия и ряд внутренних проблем. С агрессией сознательным и в своем уме украинцам все понятно. А вот с внутренними проблемами все гораздо сложнее. Например, мы проигрываем в борьбе с коррупцией. В чем причина? Чего не хватает?

    А что такое коррупция? Это ответная кадровая политика – все начинается с кадров. И начинается это с высших эшелонов власти, с президента страны. Говорится, «не хватает политической воли». Не хватает желания, и это преднамеренно делается.

    Если посмотреть, какие кадры у нас выставляют и кто их отстаивает, то очевидно, что успеха в борьбе с коррупцией без воли, без желания президента не будет, я не вижу успеха в этом направлении.

    И здесь можно привести целый ряд примеров. У нас банковская система практически разрушена и не выполняет своей главной функции – кредитования. Уничтожено более 80 банков. От такой работы Нацбанка, которым руководит протеже президента госпожа Гонтарева, произошло ограбление граждан на миллиарды гривен.

    Но есть еще и другой очень опасный фронт – у нас почти не ведется борьба с пятой колонной. Доходит до абсурда – у нас идет война, а наша Служба безопасности не отменяет соглашение о сотрудничестве с ФСБ. Как это называется? И меня беспокоит, что нет никакого контроля над СБУ со стороны парламента. Работа СБУ неудовлетворительная, и в определенных случаях я вижу, что она выполняет заказ ФСБ.

    Знаете, когда я задал вопрос начальнику контрразведки СБУ, почему до сих пор не арестован Медведчук, он говорит – нет оснований, это ваше оценочное суждение.

    Если человек не понимает, кто такой Медведчук и его «Украинский выбор» – это подрывная организация, то как такое лицо может работать начальником контрразведки?

    Вот поэтому и разгуливает у нас пятая колонна. Поэтому СБУ не дает представления на часть депутатов для снятия неприкосновенности и привлечения к уголовной ответственности.

    Мы знаем, как Вилкул организовывал своз бандитов на так называемый Антимайдан. И такие уроды сидят в ВР, и не только он один. Тот же Левочкин, через которого шла вся информация в Администрацию президента, тот же Бойко.

    У нас почти нет настоящих идеологических партий. Есть некие клубы по интересам или такие, которые порождены олигархами и отстаивают их интересы в парламенте.

    Да, но у СБУ почему-то нашлись вопросы не к ним, а к Вам. Весной этого года Вас внезапно вызвали в СБУ по поводу возможного знакомства с сепаратистами. И произошло это именно после Ваших заявлений с острой критикой президента. У Вас есть опыт общения с советским КГБ. Можете сравнить методы работы и политику этих двух служб?

    Если бы наше СБУ работало теперь на Украину, как в свое время против Украины работало КГБ, то я думаю, вопросов бы не было. Дело в том, что у нас на этих должностях ставят людей, которые не соответствуют им ни своими человеческими, ни профессиональными качествами, а прежде всего по принципу личной преданности.

    Я знаю, что в среднем и нижнем звеньях очень много офицеров-патриотов. Но они должны быть все такие. А президент, представьте себе, заявил, что СБУ в большинстве – это патриоты Украины. Простите, а что там есть меньшинство не патриотов Украины и оно имеет право там находиться? Это абсурд! И это говорит глава государства. Это ужас.

    Но мы помним, что этот глава государства пришел к власти путем договоренностей с политическими представителями Майдана – Олегом Тягнибоком, Арсением Яценюком и Виталием Кличко. Считаете ли вы, что на этих людях также лежит ответственность за то, что сейчас происходит?

    Думаю, что там была договоренность с определенными олигархическими пророссийскими элементами, в частности с Фирташем. А это ставленник «Газпрома», это ставленник Кремля.

    И вообще, если говорить о том, что Порошенко в свое время был министром в кабинете Азарова, то я хочу задать риторический вопрос: а мог ли он работать у Азарова без санкций Кремля? Абсолютно нет. Потому что понятно – Янукович и Азаров проводили пророссийскую политику в Украине и соответственно кадры тоже подбирали, согласовывая с Кремлем.

    И эта цепочка ведет дальше, потому что само поведение Порошенко об этом говорит. Даже Янукович не посмел публично афишировать свои отношения с Медведчуком, как путинским смотрящим в Украине. А Порошенко это делает открыто и более того – послал его в Минск в так называемую переговорную группу.

    И то, что Порошенко упирается и никак не хочет юридически признать факт войны с Россией, также говорит об определенных договоренностях до выборов и после выборов. И это очень опасно для Украины.

    Президент прежде всего бизнесмен и занимается своими бизнес-интересами за счет национальных интересов Украины.

    Видите ли Вы сегодня перспективную политическую силу, которая смогла бы изменить ситуацию?

    Пока в парламенте я не вижу такой силы. Там действительно есть достойные депутаты. Но организованной силы еще нет. Если бы она была, то бесспорно давно было бы определение, что Россия агрессор, и соответственно была бы другая политика на международной арене.

    Может быть, досрочные парламентские выборы могли бы изменить ситуацию?

    Здесь очень серьезная проблема. С одной стороны, оставлять Верховную Раду такой малоэффективной и безответственной опасно. Но вряд ли досрочные выборы существенно что-то изменят, потому что надо менять избирательный закон, потому что ЦИК уже три года нелегитимна и президент делает все, чтобы она осталась, потому что ею легче манипулировать.

    И еще: у нас почти нет настоящих идеологических партий. Есть некие клубы по интересам или такие, которые порождены олигархами и отстаивают их интересы в парламенте.

    Вы были народным депутатом трех созывов, знаете, как работал парламент в тяжелых 90-х и как работает сейчас в не менее сложный период. Можете сравнить, насколько изменились принципы и эффективность работы нардепов?

    Наиболее ответственным был первый созыва. Мы были в меньшинстве и среди этого меньшинства была радикальная группа, в которую я входил, около 13 депутатов. Коммунисты имели конституционное большинство, а всего было 124 депутата. Но все это были самоотверженные люди – мы работали день и ночь.

    Я вам приведу такой пример: мы начали работу первой сессии 15 мая 1990 года и без перерыва работали до 3 сентября. Без перерыва. Работали в постоянном сессионном режиме, а после заседаний работали в комиссиях Верховной Рады. Тогда были люди, которых волновала национальная идея.

    И коммунисты?

    И даже среди коммунистов были патриотичные люди, которые поняли, что время пришло. С такими людьми можно было работать. Плюс поддержка граждан позволяла нам, находясь в меньшинстве, принимать государственные решения.

    Революция происходила, но не закончилась, потому что не произошло смены системы власти.

    А относительно нынешней Рады?

    Я удивляюсь безответственности. Посещение заседаний, постоянное нарушение режима – все это печально наблюдать. Я уже не говорю, что работа в пленарном режиме – это практически два дня в неделю. Принимаются некачественные законодательные акты, в которые сразу надо вносить изменения, так как документ абсолютно некачественный.

    К тому же есть много депутатов, у которых недостаток образования, я уже не говорю о нехватке ответственности. Очень многие депутаты – это группы по интересам, зависящие от олигархов, которые узурпировали власть в стране. В том числе и олигарх-президент, который все время берет на себя несвойственные для него полномочия.

    Это абсолютно нездоровая ситуация и она несет угрозу построения не правового, а авторитарного государства, причем в худшем варианте, потому что президент прежде всего бизнесмен и занимается своими бизнес-интересами за счет национальных интересов Украины.

    Именно поэтому он успешно осуществляет свой бизнес в стране агрессора, и это неслыханное дело. И не только в Липецке, но и в Севастополе, где работает его судоремонтный завод.

    Возможно, именно поэтому Революция Достоинства сейчас выглядит как мятеж одного олигархического клана против другого. И мятеж этот произведен руками патриотов, которых просто обманули. И вообще, считаете ли Вы, что революция произошла?

    Революция происходила, но не закончилась, потому что не произошло изменения системы власти. Общество сделало достаточно заметный шаг в своем развитии, а так называемая политическая элита стоит на месте, законсервирована. И здесь общество должно принимать дальнейшие меры, чтобы все же изменить это. То есть здесь нужны новые люди. Не просто другие по фамилиям, а по способу мышления, ответственности.

    Майдан привел в Верховную Раду часть новых людей. Там есть способные, порядочные люди. Их еще мало, у них недостаток практического опыта, но это все равно шаг вперед.

    Но здесь у нас большие проблемы с партийным строительством, это очень непростое дело. Я думаю, что будущее за развитием настоящих общественных организаций, а не грантоедов. У нас слишком много тех, которые отрабатывают зарубежные гранты.

    Здесь должны быть наши организации, отстаивающие те или иные интересы общества, и из таких здоровых организаций выкристализируется человеческий материал для действительно новых политических партий.

    Массовая нищета, обеднение людей замедляет эти процессы общественного развития, в том числе формирование политических структур и построение нужной Украине власти. А нынешняя власть, такое создается впечатление, заинтересована, чтобы люди были бедны, несчастны, полуголодные, потому что ими легче манипулировать.

    Это поднимает вопрос целесообразности смены власти путем уличных акций. Ведь первый Майдан привел к власти Виктора Ющенко и, в конце концов, закончился пшиком. Второй Майдан, похоже, повторяет те же ошибки. Так возможно, это ложный путь?

    Это был вынужденный путь. Потому что народ видел угрозы государству, своим интересам, и унижение человеческого достоинства, и несправедливость. Это вытолкнуло людей на улицу, потому что конституционным, парламентским путем изменить ситуацию было невозможно.

    И это был шаг вперед. Этот Майдан привел в Верховную Раду часть новых людей. Там есть способные, порядочные люди. Их еще мало, у них недостаток практического опыта, но это все равно шаг вперед.

    Я думаю, что в дальнейшем таких людей должно быть больше и они должны быть более организованными. И общество должно более ответственно относиться к своей конституционной обязанности на выборах.

    Украинцы должны больше думать головой, а не эмоциями. Мы должны понимать – если кто-то дает, или очень много обещает, то он врет. И за такого человека голосовать не нужно. Но, к сожалению, пока происходит не так.

    Теги: Майдан СБУ Порошенко фсб закон Янукович гонтарева парламент ВР Ющенко Антимайдан Медведчук
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив