Не в Шокине дело. Почему в Генпрокуратуре ничего не изменится

    5 апреля, 2016 16:33
    Отставка генпрокурора Шокина не запустит реформы в Генпрокуратуре. С 15 апреля ведомство получит еще один шанс ничего не менять, причем на законных основаниях

    Третий за последние два года генпрокурор Виктор Шокин стал воплощением торможения всех реформ в системе прокуратуры. И его отставка вызвала взрыв оптимизма – вот сейчас-то и начнутся настоящие реформы. Но правда в том, что это увольнение, представленное как шаг навстречу пожеланиям общества, ничего не изменит: на подходе вступление в силу новых положений «Закона о прокуратуре».

    В теории своевременные и прогрессивные – они выписаны так, что позволяют сохранить «статус кво» для старой системы. Под лозунгами грандиозного переформатирования прокуратуры старые кадры получают в свое распоряжение механизм, позволяющий им годами оставаться при должности.

    «Мы фактически консервируем ситуацию, которая есть в органах прокуратуры, если эта норма с 15 апреля начнет действовать, – уверен начальник управления специальных  расследований ГПУ Сергей Горбатюк, которого общественные активисты хотят видеть в статусе генпрокурора. – Она не продумана относительно тех, кто не придерживается закона».

    Речь идет о создании Дисциплинарно-квалификационной комиссии прокуроров, которая должна начать работу 15 апреля. Эта структура перебирает на себя утраченные генпрокурором полномочия относительно проведения конкурса на любую должность в системе прокуратуры и применения дисциплинарных взысканий, вплоть до увольнения любого прокурора.

    Другими словами, генпрокурор, прежде чем уволить кого-то, обязан обратиться с заявлением в Дисциплинарную комиссию, которая выслушает стороны конфликта и примет окончательное решение.

    В состав комиссии входят один представитель от Съезда адвокатов Украины и два ученых, избранных Съездом высших юридических учебных заведений, – эти люди уже отобраны в декабре 2014 года.

    Также в упомянутый орган должны войти три члена, делегированных уполномоченным Верховной Рады по правам человека, и пять членов, предложенных Всеукраинской конференцией работников прокуратуры. Эти кандидатуры еще предстоит утвердить.

    Вступающие в силу нормы в сочетании с нереформированной системой дадут прямо противоположный результат – вместо позитивных изменений они узаконят нынешнее положение дел.

    В теории такие нормы закона прогрессивны только при одном условии: прокуратура уже является реформированной, эффективной и независимой. Но все это не о нынешней системе.

    «Посмотрите социсследования – уровень доверия к прокуратуре менее 5%, – говорит эксперт Центра политико-правовых реформ Александр Банчук. – В эффективность деятельности прокуратуры верят менее 1% граждан».

    Это результат не только многолетней деятельности прокуратур, но и их нынешней недореформированности. По итогам прошедшего под патронатом Виктора Шокина конкурса на замещение должностей руководителей местных прокуратур было назначено 154 работника – все из старых кадров, ни одного внешнего кандидата не из системы.

    Более того, по информации нардепа Елены Сотник, на всю 15-тысячную армию прокурорских работников для внешних кандидатов, никогда не работавших в прокуратуре, оставлено всего 232 должности.

    «Это смешно, потому что, когда мы закладывали идею реформы, мы говорили о 40% обновления штата, а желательно, чтобы это была критическая масса, – констатирует Сотник. – Но этого не произошло. Сегодня имеем нереформированную местную прокуратуру. Удалось отсеять только вопиющих непрофессионалов, остальные – старые кадры. Эта часть реформы была провальная».

    Те единицы, которые после конкурсного отбора заняли места не прошедших проверку прокуроров, уже сейчас говорят о том, что им устраивают экзаменирование старые отсеянные кадры. Это называется «предоставление методической помощи» – когда бывший руководитель прокуратуры, не набравший в ходе тестирования и трети необходимых баллов, проверяет новоназначенного работника.

    Результат такой политики – активные протесты против назначения новых прокуроров Одесской области, Львова, пикеты в поддержку уволенных сотрудников прокуратуры в Киеве.

    И кто бы теперь ни стал новым генпрокурором, вступающие в силу нормы в сочетании с нереформированой системой дадут прямо противоположный результат – вместо позитивных изменений они узаконят нынешнее положение дел.

    Рецепт консервации

    Горбатюк объясняет, что сама по себе идея создания Дисциплинарной комиссии позитивна, поскольку в прокуратуре часто встречалось давление со стороны руководства относительно принятия каких-то решений. При этом сотрудники не были защищены, и потенциально это могло приводить к принятию незаконных постановлений.

    Поэтому должен существовать независимый орган, который позволит прокурорам обращаться по поводу защиты своих прав. Но есть и обратная сторона медали: нерадивых прокуроров, к которым есть серьезные претензии по поводу нарушения закона, практически невозможно будет уволить.

    Отставка очередного не оправдавшего доверие генпрокурора в ближайшей перспективе не сдвинет ситуацию с мертвой точки.

    По словам Горбатюка, подобная ситуация сейчас сложилась в Высшей квалификационной комиссии судей – там обращения по поводу увольнения судей рассматриваются в течение полугода, нередко и год. А 12 месяцев – как раз тот период, после которого истекает срок привлечения к дисциплинарной ответственности. Похожий сценарий будет и в системе прокуратуры.

    «По аналогии с судами можем представить, что по прокурору дела будут рассматриваться до года, потом комиссия определит, что он виновен, но привлечь к ответственности его невозможно, потому что срок дисциплинарного взыскания окончился», – приводит пример Горбатюк.

    При этом, по его словам, оказавшийся под подозрением прокурор в своих интересах будет ежедневно закрывать уголовные дела, потому что закон не предусматривает его отстранение от выполнения служебных обязанностей на время расследования дисциплинарной комиссией.

    И это не говоря о более «мелких» недочетах вступающей в действие нормы закона. Например, о том, что предусмотрено избрание в члены комиссии пяти сотрудников прокуратуры, а в другой норме того же закона указано, что на эти должности не допускается избрание сотрудников правоохранительных органов. Но работники прокуратуры по определению являются сотрудниками правоохранительных органов, таким образом, указанные положения закона противоречат друг другу.

    Да и то, что одиннадцать членов дисциплинарной комиссии вынуждены будут разгребать все, что связано с деятельностью 15 тысяч сотрудников прокуратуры, вызывает у самих прокуроров недоумение.

    «Самопомощь» предложила на переходной период в три года набрать в Дисциплинарную комиссию прокуроров-иностранцев из США, Канады и Евросоюза.

     «Как только комиссия будет сформирована, ее накроет вал жалоб, и она там утонет», – предостерегает Горбатюк. По его мнению, нужно было предусмотреть хотя бы создание секретариата, как в случае с рассмотрением дисциплинарных нарушений в системе судейской власти. Но этого так и не сделали.

    В результате отставка очередного не оправдавшего доверие генпрокурора в ближайшей перспективе не сдвинет ситуацию с мертвой точки. Пока нет ни единой предпосылки, что прокуратура действительно будет реформирована.

    Посторонним вход запрещен

    Сегодня есть несколько вариантов выхода из тупика, но они имеют свои слабые стороны и противоречат один другому.

    С наиболее радикальной инициативой выступили представители «Самопомощи», предложив на переходной период в три года набрать в Дисциплинарную комиссию прокуроров-иностранцев из США, Канады и Евросоюза. Ранее с подобным предложением выступал Давид Сакварелидзе.

    «Украинцам сейчас меньше доверяют, чем иностранцам. Политики, работники исполнительной власти сами в этом виноваты, но это реалии, нужно исходить из них и просить парламент дать возможность не завалиться реформе прокуратуры», – предлагает Елена Сотник, выступившая инициатором законопроекта о принятии в комиссию иностранцев.

    Но самое слабое место этой инициативы в том, что сами иностранцы пока не готовы дать положительный ответ.

    «Консультации с нами по этому поводу были, но окончательного решения пока нет, – говорит сотрудник представительства ЕС в Украине Мария Стогова. – Нанять иностранцев на три года – дорогостоящее удовольствие. Нужно учесть, что в ЕС есть своя бюрократия. Также необходимо найти гарантии финансирования участников комиссии».

    Кроме того, есть все предпосылки считать, что парламент эту инициативу не поддержит. Формальной причиной станут обвинения в том, что иностранцы ни за что не несут ответственности, и что это очередное признание своей несостоятельности – снова украинцы не смогли разобраться в своих внутренних делах.

    В реальности парламентарии сами планируют отхватить контроль над прокуратурой, из чего следует второй вариант решения проблемы – отдать все на откуп нардепам. Именно такую инициативу озвучил член профильного парламентского комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Антон Геращенко.

    «Считаю, что нужно сделать так, чтобы больше прокуроров в эту комиссию назначались именно Верховной Радой, – считает он. – Она является единым представительским органом народа, и мы, неся свою долю ответственности, выбрали бы членов такой комиссии».

    В комиссию по отбору кандидатов в Госбюро расследований парламент выбрал коллег-политиков, заангажированных конкретными политическими силами.

    В пользу такого варианта Геращенко приводит пример того, что с подачи парламента выбирали представителей комиссии по Агентству управления активами и Госбюро расследований: «Мы выбрали достойных личностей, которые будут выбирать членов руководящего состава».

    Но и здесь неувязка – комиссию, выбиравшую самых достойных, которые, в свою очередь, рекомендовали на должности «новых» старых прокуроров, также сформировали нардепы. Чем все это закончилось, мы сейчас наблюдаем.

    Да и с другими парламентскими комиссиями не все безупречно. «Парламент в комиссию по отбору кандидатов в Госбюро расследований выбрал коллег-политиков, заангажированных конкретными политическими силами, – констатирует Сотник. – Они раньше работали в системе МВД, а это означает, что связи остались. И с таким составом комиссии Госбюро расследований вряд ли получит человека не из системы, который мог бы возбуждать уголовные дела против правоохранителей».

    Таким образом, кого бы ни предложил парламент, это, вероятнее всего, будут компромиссные и зависимые личности, выдвинутые в ходе ожесточенных политических торгов.

    И пока у реформаторов и депутатов нет единой точки зрения на решение этой проблемы, ситуация будет неизменной: новый генпрокурор, выдвинутый на должность президентом, хоть и утратит часть полномочий, но эту потерю компенсируют новые нормы закона. Которые (снова-таки – с большой долей вероятности) никак не повлияют на процесс реформирования прокуратуры.

    Очевидным результатом такого действа станет своеобразная прокурорская карусель – новая кандидатура очередного генпрокурора через каждые год-два и списание всех неудач на предыдущих глав ведомства.

    Теги: реформы коррупция ГПУ тестирование Государственное бюро расследований прокуроры Виктор Шокин сергей горбатюк
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив