Не по форме: на военных складах пылится снаряжение, которого не хватает на передовой

    13 августа, 2015 12:19
    UA1 выяснил, почему Минобороны рапортует о стопроцентном обеспечении солдат на фронте, а сотни бойцов продолжают ходить в обносках, нуждаясь в самых элементарных вещах

    «Сегодня есть данные, что в зоне АТО обеспеченность необходимым снаряжением, по информации тыла ВСУ, – 100%». Это сообщение замминистра обороны Юрия Гусева крайне удивило волонтеров, которые продолжают тюками отправлять обмундирование на фронт, а просьбы помочь поступают практически со всей зоны АТО едва ли не ежедневно.

    Тем не менее, информацию о стопроцентном обеспечении солдат
    со ссылкой на доклад одного из полковников Службы тыла ВСУ подтвердил и советник президента Юрий Бирюков: есть все, кроме полевых кепок – их всего 47% от необходимых.

    Иногда мы сталкиваемся с ситуацией, когда Генштаб дает информацию, не соответствующую действительности.

    «У нас сейчас даже избыток формы и берцев. Такой вот когнитивный диссонанс, – отчитался в Фейсбуке Бирюков. – За июль 2015 года военная приемка МО приняла от производителей 80 762 комплекта формы. Это  больше, чем за весь 2014 год! Только за эту неделю на склад было заложено 17 454 комплекта».

    При этом в министерстве понимают, что отчет на бумаге может существенно отличаться от оперативных данных «с полей». «Иногда мы сталкиваемся с ситуацией, когда Генштаб дает информацию, не соответствующую действительности», – признал замминистра.

    О том, что данные штабистов, мягко говоря, неправдивы, говорят и очевидцы. «Часто-густо люди ходят, в прямом смысле, в обносках, – свидетельствует волонтер Роман Доник. – И это не окопы на передовой. Это место, где ребята не сидят сутками в окопах. Там, в окопах, все печальнее».

    При этом деньги на вещевое обеспечение исправно поступают. По данным главы Комитета конкурсных торгов Минобороны Олега Свирко, на потребности армии в этом году выделено 7 млрд 78 млн грн.

    Из этих денег на 5 млрд 651 млн грн министерство уже подписало договора на изготовление и поставку необходимого снаряжения. Десятки миллионов гривен, сэкономленных в ходе электронных торгов, также тратятся на обеспечение армии всем необходимым.

    Дополнительно правительство выделило на эти цели еще 800 млн. Для сравнения, в прошлом году на вещевое обеспечение выделили только 680 млн.

    То есть деньги есть, склады Минобороны забиты, но в это время солдаты на передовой ломают голову над тем, что на себя надеть.

    «Система обеспечения функционирует следующим образом: Минобороны закупает все необходимое, после чего передает закупленное на склады Службы тыла ВСУ, а логистикой занимается уже эта служба, – объясняет замминистра Гусев. – Часто проблема в том, что заместитель по тылу отдельной бригады или батальона не доводит вещевое обеспечение до бойцов. Оно хранится на складах, в то время как ребята ходят в том, в чем ходили последний год».

    Форма есть, но ее нет

    Комплект армейской формы, рассчитанный на 6 месяцев службы, зачастую приходит в негодность намного раньше с учетом повышенного износа во время ведения боевых действий.

    Но в армии пока нет замены формы по первому требованию – только после полугода службы. К примеру, бойцов 4-й волны мобилизации (февраль-март) начали переодевать и переобувать только с 10 августа, несмотря на то, что многие к этой дате пришли практически в обносках.

    Нелегко приходится нуждающимся в снаряжении бойцам 3-й волны, которые уже практически заканчивают служить, – по документам они проходят как получившие 100% обеспечения и в случае необходимости вынуждены выкручиваться, как могут. Чаще всего за счет волонтеров.

    Проблема в том, что на складах все есть, но старшина – просто клинический идиот, который не должен быть на этой должности.

    С проблемами могут столкнуться и служащие 5-й волны мобилизации. По данным Юрия Бирюкова, они получили форму в конце весны. Соответственно, переодеться в новую смогут не раньше поздней осени.

    С другой стороны, есть предусмотренная процедура внеочередного получения формы при ее сгорании или повреждении в ходе боя.

    В этом случае солдату достаточно написать рапорт, на основании которого старшина спишет пришедший в негодность комплект, и получить новую форму. Но все, что хорошо прописано на бумаге, зачастую плохо работает в реальной жизни.

    «Проблема в том, что на складах все есть, но старшина – просто клинический идиот, который не должен быть на этой должности, – рассказал в комментарии UA1 Роман Доник. – Он не понимает и не знает, чего от него хотят. Его нужно либо уволить, и посадить на его место другого человека, либо научить его работать».

    По словам волонтера, многие из старшинского состава находятся не на своих местах и некомпетентны. Поэтому получается, что форма на складах есть, а возможности одеть бойцов на передовой нет.

    Если есть выбор: писать и требовать у Минобороны все необходимое или звонить волонтерам, чаще всего выбирают второе.

    «Если это «затык» на уровне старшины роты, мы не можем его проломить, – признается Доник. – За год войны все привыкли, что проще набрать номер телефона волонтеров, и они все привезут».

    Слова коллеги подтверждает и работающий в Минобороны Юрий Бирюков. «Подавляюще-большая часть проблем находится на уровне лени/безалаберности/глупости старшин и офицеров нижнего звена, – написал он в Фейсбук. – Вот в 93-й (бригаде – ред.) координационный штаб (волонтеров – ред.) отработал двое суток – нет заявок на склады! Понимаете, нет заявок!».

    Офицеры попросту не хотят заниматься бумажной работой, полагаясь на волонтеров. А те, в свою очередь, признают, что безотказной помощью по первому требованию действительно разбаловали и командиров, и бойцов. И если есть выбор: писать и требовать у Минобороны все необходимое или звонить волонтерам, чаще всего выбирают второе.

    Волонтерская помощь нигде не учитывается – это неподотчетное имущество, которое нередко разворовывается прямо в части.

    Характерный пример приводит Ричард Горда, организовавший волонтерскую доску объявлений. «Обратились за помощью касательно снабжения медикаментами, поскольку снабжены аптечками всего на 30%. Я попросил их сделать запрос в МО и в случае письменного отказа или обещаний, предоставить мне эту бумагу. И получил ответ: «А зачем? Нам волонтеры и так помогут», – написал он у себя на  странице в Фейсбук.

    Свою роль играет и то, что волонтерская помощь нигде не учитывается – это неподотчетное имущество, которое нередко разворовывается прямо в части. И его требуют снова и снова, в результате чего складывается впечатление, что все солдаты голые-босые.

    Но как только имущество привозят под роспись, ситуация кардинально меняется – уже ничего никому не нужно, и бойцов чуть ли не заставляют брать то, что по окончании службы они обязаны сдать, начиная от ремней и фляг, заканчивая касками и бронежилетами.

    Адресная доставка

    С учетом сложившейся ситуации силами Волонтерского десанта в Минобороны к проблеме решили подойти комплексно.

    Представители Координационного штаба волонтеров «Сармат» начали брать под контроль доставку снаряжения непосредственно в воинские части и следить за своевременным оформлением заявок на склады Минобороны. Для этого они выдвигаются «в поля», постоянно базируясь в штабе АТО.

    В свою очередь, в министерстве формируют Центр развития сопровождения материального обеспечения ВСУ. Эта структура полностью возьмет на себя логистику обеспечения военных, с которой сейчас плохо справляется Служба тыла ВСУ.

    У каждого бойца будет многофункциональная карточка – это и пропуск, и удостоверение, и карта для получения вещевого довольствия и питания.

    С октября на двух складах запускается пилотный проект обеспечения по-новому. О нем UA1 рассказал руководитель рабочей группы по вопросам совершенствования системы материального обеспечения при МО и Генштабе Константин Лесник.

    «У каждого бойца будет многофункциональная карточка – это и пропуск, и удостоверение, и карта для получения вещевого довольствия и питания, – объясняет эксперт. – Все будет персонализировано, и в базе данных будет видно состояние готовности воинской части, по которому можно оценить боеспособность отделения».

    В базу внесут все данные по личному составу, технике, боеприпасам: «Мы будем видеть, сколько автомобилей работает, когда был последний ремонт, как они заправлены, есть ли боекомплект. К примеру, такая система действует в Израиле», – говорит Лесник.

    В то же время проект сложный и дорогостоящий, и по признанию эксперта, в этом году его не смогут распространить на всю армию.

    «Это нельзя сделать просто за один месяц – необходимо программное обеспечение, сертифицированное НАТО, – объясняет Лесник. – В мире всего несколько систем, которые работают и сертифицированы НАТО по безопасности передачи данных. Поэтому вопрос в крупных инвестициях в программное обеспечение».

    Во время пилотного проекта Лесник планирует проанализировать всю схему и выдать готовое решение – как это сделать и сколько это стоит.

    «Вопрос в финансировании, – говорит он. – В этом году система точно не будет работать. Дай Бог, чтобы закончили локальный «пилот», который начнется в октябре».

    Впервые закладываем зимнюю форму на хранение. Мы должны быть уверены, что в случае обострения ситуации или дополнительной мобилизации, всегда сможем обеспечить наших военных зимней формой.

    Со своей стороны Комитет конкурсных торгов Минобороны продолжает формировать складские запасы. По словам его руководителя Олега Свирко, уже подписаны договора на 72 800 бронежилетов, из них 45 тысяч уже в АТО. Также Минобороны получило новую партию в 75 тысяч касок.

    По поставкам формы – на 145 тысяч комплектов заключены договора. Из этого количества 79 тысяч уже поступили в зону АТО.

    Что касается зимнего обмундирования, до сентября на складах будет 214 тысяч курток и 124 тысячи утепленных штанов. «Мы планируем до середины осени сделать запасы по всем позициям материального обеспечения», – обещает Свирко.

    Информацию подтвердил и замминистра Гусев: «Впервые закладываем зимнюю форму на хранение. Мы должны быть уверены, что в случае обострения ситуации или дополнительной мобилизации, всегда сможем обеспечить наших военных зимней формой. Плюс на складах хранится часть канадской формы, она тоже может быть использована как дополнительное обеспечение».

    Свой проект по контролю над обеспечением бойцов планируют запустить и не объединенные в организации волонтеры. Сейчас разрабатывается база данных по «горящим» и «закрытым» потребностям, чтобы в режиме онлайн можно было посмотреть, кто помощь не получил, а кто просит одно и то же второй или третий раз.

    А замминистра Юрий Гусев, со своей стороны, обещает лично контролировать поставки снаряжения в армию и обращается ко всем: «Все, у кого есть информация, что в зоне АТО кто-то чем-то не обеспечен, обращайтесь в волонтерский десант МО, ко мне в приемную – будем разбираться с каждым отдельным случаем. Те, кто виновен в невыдаче солдатам берцев, камуфляжа или средств защиты, будут наказаны».

    Теги: АТО Минобороны Генштаб волонтеры форма НАТО поставки Юрий Гусев склад Роман Доник
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив