Ловкость рук: обратная сторона закона о спецконфискации

    22 марта, 2016 08:12
    Закон о конфискации активов Януковича легализует уже украденные и растраченные сотни миллионов гривен, ранее припрятанных беглыми чиновниками

    «Такой явной истерики вокруг законопроекта я не вспомню за всю историю Украины», – так описал нардеп Виктор Чумак агитацию представителей «Народного фронта» за принятие законопроекта о конфискации активов Виктора Януковича и людей из его окружения.

    Все замечания по поводу того, что проект следует принимать только после доработки, убрав из него тщательно выписанные и довольно ощутимые коррупционные риски, сводят дискуссию со сторонниками этого документа в плоскость «кто не голосует, тот агент влияния Януковича».

    Дополнительным аргументом является царапанье неприкосновенных депутатских лиц в исполнении Татьяны Черновол, одного из соавторов этого документа.

    Выступая с парламентской трибуны и периодически срываясь на визг, другой соавтор проекта и одна из ключевых фигур «Народного фронта» Сергей Пашинский грозил коллегам: «Мы примем этот закон даже в том случае, если нам придется завести в этот зал настоящих активистов!».

    Нервозность главных лоббистов законопроекта о спецконфискации вполне понятна: если он не пройдет, из-под личного контроля Пашинского ускользнет сумма в 7 млрд гривен. Именно столько в госбюджете-2016 предусмотрено выделить на оборонный комплекс за счет конфискованных средств.

    А оборонный комплекс – это как раз сфера влияния Пашинского. Он глава парламентского Комитета по вопросам нацбезопасности и обороны, экс-член наблюдательного совета «Укроборонпрома», а его сын Антон работает топ-менеджером в одном из подразделений этого госконцерна.

    В первоначальном виде закон о спецконфискации практически невозможно состыковать с Конституцией.

    Неуступчивостью нардепов в этом вопросе серьезно обеспокоился и глава «Народного фронта» Арсений Яценюк. В ситуации, когда ему угрожает отставка, а в стране назревают досрочные парламентские выборы, из-под его контроля уходит еще и баснословная сумма конфиската, который предварительно оценивают в 50 млрд гривен.

    Ценой невероятных усилий, долгих консультаций и неясных договоренностей в кабинете спикера парламента Владимира Гройсмана депутатов убедили принять скандальный проект №4057 за основу будущего закона.

    При этом спикер пообещал, что проект детально доработают при участии зарубежных экспертов: «Несколько миллиардов долларов должны быть возвращены в пользу государства и украинского народа. Но так возвращены, чтобы ни один непорядочный человек не мог этим воспользоваться».

    А с этим возникают серьезные проблемы, и заложены они в положениях самого закона, которые как раз и дают широкие возможности «непорядочному человеку».

    По накатанной схеме

    Летом 2014 года представители Службы финансового мониторинга заявили, что нашли четыре десятка фирм, связанных с Виктором Януковичем и его окружением. На счетах, которые удалось заблокировать, хранится в общей сложности 1,5 млрд долларов, значительная часть – в гособлигациях внутреннего займа.

    Примерно через год, 3 сентября 2015 года, группа депутатов во главе с заместителем главы фракции «Народного фронта» Сергеем Пашинским и его близкой подругой Татьяной Черновол зарегистрировали в парламенте законопроект о конфискации этих средств. С тех самых пор не утихают дискуссии о том, кому этот закон нужен больше – государству или узкой группе его инициаторов.

    Уже первые экспертные оценки показали, что законопроект противоречит как внутреннему законодательству, так и международным нормам права. Документ сразу же был забракован юристами из Главного научно-экспертного управления парламента, а также в профильном комитете.

    И не столько потому, что в первоначальном виде его практически невозможно состыковать с Конституцией. А из-за того, что принятые на основании этого закона решения легко оспорит первокурсник юрфака, не говоря уже об адвокатах из ЕС, защищающих интересы подследственных украинских чиновников.

    Все законодательные инициативы Сергея Пашинского пестрят грамотно вписанными в них коррупционными рисками.

    Кроме того, довольно быстро стало ясно, что конфисковать заблокированные активы, под которые и был прописан законопроект, можно прямо сейчас, используя уже имеющиеся законодательные нормы.

    «У правоохранительных органов есть все оружие и все механизмы для того, чтобы обеспечить возврат активов, но они этим не занимались», – констатировал глава Комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Андрей Кожемякин.

    С ним полностью согласна вице-спикер парламента Оксана Сыроид: «Парламент принял уже достаточно решений для возвращения активов всей предыдущей преступной власти: не только о спецконфискации, но и о заочном производстве, и об управлении конфискованным имуществом».

    Именно поэтому как минимум половина депутатов парламента не сомневаются, что законопроект не имеет ничего общего с конфискацией активов Януковича. На эту мысль многих наталкивают два факта.

    Во-первых, правоохранители так и не смогли определиться, что же мешает им конфисковать активы прямо сейчас, и нужен ли им для этого новый закон.

    Во-вторых, в парламенте уже привыкли, что все законодательные инициативы Сергея Пашинского пестрят грамотно вписанными в них коррупционными рисками.

    «Нам, похоже, надо уже подготовить методичку законопроектов, поданных Пашинским, чтобы разбирать коррупционные схемы», – предложил на одном из заседаний Комитета по борьбе с коррупцией его член Олег Осуховский.

    Несколько коррупционных схем без труда нашли и в законопроекте о спецконфискации. Среди прочих – легализация украденных денег от конфискованного и проданного топлива беглого олигарха Сергея Курченко. По предварительным данным правоохранителей, речь идет о воровстве как минимум 250 млн гривен.

    В законопроекте не прописано кто, как и на каких условиях будет проводить спецконфискацию.

    Дело в том, что в 2015 году госпредприятие «Укртранснефтепродукт» обязалось продать арестованные нефтепродукты скрывающегося от следствия Курченко, а выручку перечислить в госбюджет на нужды армии.

    Вместо этого топливо перепродали по заниженной стоимости коммерческим структурам бизнесмена Сергея Тищенко – близкого друга Сергея Пашинского, который так активно продвигает закон о спецконфискации. Деньги же от этой сделки исчезли.

    По данному факту сейчас ведется два уголовных производства, в офисах и по домашним адресам руководителей «Укртранснефтепродукт» недавно прошли обыски.

    Следователям удалось обнаружить более 100 млн гривен, вырученных от продажи топлива Курченко. И в ближайшее время они из банка, входящего в сферу влияния Тищенко, должны быть переведены на счета Управления внутренних дел Одесской области.

    Но если начнет действовать закон о спецконфискации, эта сумма может остаться у нынешнего владельца, а для уголовного преследования не будет оснований. Ведь в законопроекте не прописано кто, как и на каких условиях эту спецконфискацию проводит.

    «По полученной мной информации, на счетах банка «Фортуна», в котором почти 95% принадлежит М.И. Тищенко (фамилия никого не напоминает?) якобы лежит 100 млн грн от реализации топлива Курченко, – написал в своем Фейсбук Виктор Чумак. – Которые тоже ждут принятия этого закона. Согласно решению суда они сегодня должны быть перечислены на счета Одесского УВД, как вещественные доказательства. Боюсь, что этого может не произойти».

    К слову, в стенах парламента закон о спецконфискации депутаты уже негласно окрестили проектом «топливо Курченко-2».

    Конфискация с компенсацией

    Еще один заложенный в законопроекте коррупционный риск состоит в продаже конфискованных ценных бумаг по демпинговым ценам «своим» людям, после чего владелец сможет обжаловать конфискацию и получить обратно свои деньги да еще и с немалой компенсацией.

    Вот как эту схему описывает Сыроид: «Реализовывать средства и ценные бумаги, которые «спецконфискуют», будет неизвестно кто и неизвестно как. Неизвестные получают 2 миллиарда долларов, которые растворятся в неизвестности. Янукович обратится в Европейский Суд по правам человека, где со 100% гарантией выиграет дело. Как следствие – вернет себе утраченные доходы из бюджета Украины, плюс компенсация, которую определит суд».

    Инициаторы законопроекта утверждают, что этого не может быть в принципе. Но практика работы украинской правоохранительной системы говорит об обратном. 

    К примеру, экс-министр здравоохранения Раиса Богатырева, с которой сняли санкции в ЕС. В Украине ее обвиняли в краже 6,5 млн гривен в 2012 году. Однако во время следствия по этому поводу в 2014-м коммерческие предприятия, на счета которых были выведены украденные деньги, перечислили все до копейки обратно Минздраву.

    Европейский суд постановил: раз нет материального ущерба – нет и санкций. В результате Богатырева прокрутила гениальную схему. По курсу 2012 года 6,5 млн гривен – это 812 тыс. долларов. В 2014 году, когда эти миллионы вернули, это уже было 500 тыс. долларов. То есть экс-министр осталась с прибылью в 312 тыс. долларов и сняла с себя санкции ЕС.

    Если бы к этому времени в Украине успели конфисковать и продать ее арестованное имущество, все пришлось бы возмещать из госбюджета и, естественно, с компенсацией.

    Все исключительно по закону, который так активно продвигают борцы за справедливость Татьяна Черновол и Сергей Пашинский. И кто не с ними – тот играет на руку Януковичу и его соратникам. Поэтому голосуем, и срочно.

    Впрочем, у этой бурной активности нашлось и еще одно объяснение. «Знающие люди подсказали, что такое упорство в продвижении проекта может быть из-за того, что эти миллиарды, которые находятся в украинских банках, давно украдены. А закон это только легализует», – утверждает Чумак.

    Теги: закон Янукович Арсений Яценюк Татьяна Чорновол Оксана Сыроид сергей пашинский Курченко сергей тищенко раиса богатырева Укртранснафтопродукт Виктор Чумак спецконфискация
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив