Квиташвили может паковать чемоданы – Карл Волох

    15 июня, 2015 09:51
    Известный активист и блогер Карл Волох о люстрации, намерении занять пост руководителя Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции и о работе ГПУ
    Фото: UA1

    Общественный активист и блогер Карл Волох претендует на должность руководителя Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции. Это правительственный орган. Пять его членов будут проверять декларации чиновников, мониторить их образ жизни. Недавно Волох получил украинское гражданство. До этого имел паспорт гражданина Израиля. Карл Волох занимается в Украине люстрацией уже длительное время – он член Общественного совета по люстрации при Министерстве юстиции.

    Почему решили подать свою кандидатуру на эту должность?

    Хочу довести до толка дело с люстрационным законом («Об очищении власти» – Ред.). Там две части. Первая касается люстрации по занятию определенных должностей. Вторая – имущественная люстрация. Этим должна бы заниматься Государственная фискальная служба. Однако она делает это крайне неудовлетворительно. Увольняют за какие-то мелочи. Например, за то, что не указали что-то в декларации. Однако людей с необоснованным имущественным состоянием оставляют на должностях. Работа по вычищению коррупционеров на начальном этапе. Должность руководителя агентства по предупреждению коррупции позволяет отстранить от госслужбы людей, чье состояние получено непонятным и непрозрачным путем.

    Нардеп «Блока Петра Порошенко» Сергей Лещенко заявил, что Вы на этом посту будете иметь «конфликт интересов».

    В чем он? Лещенко многие связывают с Сергеем Левочкиным. А бывший руководитель Администрации президента Януковича – это основная фигура, которая воюет против люстрации. Вполне возможно, что Лещенко выполняет его заказ.

    Секретариат Кабмина обвиняют в фабрикации выборов в комиссию Антикоррупционного агентства, которая будет выбирать членов этого органа. Яценюк уже имеет своих претендентов на эти должности?

    Такие дела – не его уровень. Очевидно, заместитель секретариата Кабмина просто халтурно подошел к делу.

    Антикоррупционное агентство будет проверять декларации чиновников. Зачем создавать отдельный орган, если существует Национальное антикоррупционное бюро, возглавляемое Сытником?

    Это совершенно разные организации. Антикоррупционное бюро – правоохранительная структура, которая будет расследовать преступления, привлекать к ответственности. Они не будут заниматься проверкой деклараций. Агентство же наоборот – только выявлением незадекларированного имущества. И лишь после этого предлагать отстранять от службы. Направлять документы в прокуратуру, Антикоррупционное бюро, милицию.

    Но это Антикоррупционное агентство подотчетно Кабмину.

    Везде свои проблемы – а кому оно должно быть подотчетно? Сделать полностью независимую структуру невозможно. Тем более, в украинских условиях, когда есть официальная часть и неофициальная. И не знаешь, кто там давит.

    Третьего июня Верховная Рада лишила неприкосновенности внефракционного нардепа Сергея Клюева. В результате узнаем от генпрокурора Виктора Шокина, что Клюев объявлен в международный розыск. Почему возникла такая позорная ситуация?

    Вылететь Клюеву из Украины после того, как его лишили неприкосновенности, не дал лично председатель Службы безопасности Валентин Наливайченко. Он по телефону договаривался, чтобы его не выпускали, пока следователь прокуратуры не приедет в аэропорт и не вручит ему подписку о невыезде. Дальше – это дело СБУ до определенной степени. Парламент не проголосовал за то, чтобы позволить арестовать Клюева. Поэтому виноватых много. Все ведут какую-то странную игру. Думаю, существует финансовая составляющая. Потому что аргументы прокуратуры слабые, адвокаты разбивают вдребезги все эти доказательства.

    Почему никак не продвигаются дела в отношении лидера Компартии Петра Симоненко и экс-«регионала» Александра Ефремова?

    Симоненко выйдет «сухим». Ему ничего нельзя предъявить. Не найдены доказательства, что он финансируется из Москвы. Многие коммунисты, особенно на Востоке, сотрудничали с сепаратистами, даже с российскими войсками. Но это делали какие-то отдельные люди, поэтому их и надо судить. Что касается Ефремова, то мы не услышали никаких обвинений, кроме экономических. Хотя понятно, что контрабанда в Донбассе всегда была в его ведении. Люди Ефремова делали границу «прозрачной», и именно через них проникали россияне с той стороны. Вряд ли Ефремов будет осужден. Ему инкриминируют довольно простые вещи.

    Будут ли наказаны другие – бывшие министры Елена Лукаш и Дмитрий Табачник?

    Не вижу расследований. Прокуратура не оправдывает надежд. Уже третий генпрокурор нас разводит. Шокин имитировал бурную деятельность несколько недель. Затем все сошло на нет. На уровень, который был при предыдущем генпрокуроре. Говорят, Шокин много времени проводит в больнице. А о его первом заместителе Владимире Гузыре ходят неприятные слухи.

    Какие?

    Передаются дела. Сами не расследуют – другим не дают.

    Грозит ли Шокину судьба его предшественника Виталия Яремы?

    Это было бы логичным. Они не работают, не дают никакого результата. Ни одного дела не могут довести до суда. В обществе назревает недовольство Шокиным, как и Яремой.

    Найдется ли у президента более эффективный генпрокурор, ведь это его квота?

    Да, страна большая. Если бы Порошенко немного больше доверял обществу и парламенту, то думаю, этот вопрос решился бы. Но президент старается работать с людьми, которых знает лично. Считает, что может на них положиться. Все хочет держать под контролем.

    Вы отмечали, что стоит подумать над этой идеей – назначить генпрокурором нардепа «Самопомощи» Егора Соболева. Он согласился бы на такую должность?

    Да, если бы это было предложение, а не фантазии и спекуляции. Однако прекрасно понимаю, что этого не произойдет. У него нет юридического образования. Уверен, Соболев бы справился. «Самопомощь», как одна из партий в коалиции, могла бы сказать: отказываемся от министров, директоров – дайте нам Генпрокуратуру. Возможно, им бы пошли навстречу.

    Почему мы не слышим реальных результатов расследований касательно расстрелов на Майдане?

    Не могу не учитывать сложности этого расследования. Возможно, действительно не прошло достаточно времени. Еще у меня есть своя версия. Если она верна, то это дело никогда не расследуют.

    Что это за версия?

    Она не коррупционная. Дело не в том, что разбрасываются деньгами, чтобы кого-то прикрыть. Могли существовать договоренности с правоохранителями, чтобы те отвели своих людей. Такие договоренности, возможно, возникли после постановления Верховной Рады о прекращении насилия (депутаты голосовали в прошлом году 20-го февраля – Ред.). Выполняли бы правоохранители это постановление на свой страх и риск, если бы им не пообещали, что преследований не будет? Для чего бы иначе они отводили свои войска? Но это моя версия, не имеющая ни одного подтверждения. Даже люди, которые меня хорошо знают, не рассказывают этого. Правда известна небольшой группе людей. Думаю, они поклялись еще много лет не рассказывать. Хотя и намекают: когда придет время рассказать все о Майдане, люди очень удивятся. Слышал эту фразу от одного из руководителей Майдана. Кого именно – не скажу.

    Между кем могла существовать такая договоренность?

    Между милицейскими генералами и руководителями тогдашней оппозиции.

    Общество все равно будет спрашивать у власти, где результаты расследования убийств на Майдане.

    Поэтому ему ничего и не говорят. Обществу невозможно это объяснить. Оно не воспримет. Скажут: они за нашей спиной, сволочи, договаривались. Поэтому все делают вид, что расследуют.

    Вы писали, что первым серьезным испытанием новоизбранного губернатора Одесской области Михаила Саакашвили станет арест Кивалова. Поскольку он может столкнуться с саботажем чиновников и киваловских судей. Возьмется ли Саакашвили за это – «продавливать» расследования в суд?

    Не знаю, не виделся с ним. Слышал, что он соглашается с существованием такой проблемы, но не считает, что она является первоочередной. Что это значит – не понимаю. Кивалов – очень проблемная фигура. Если Саакашвили действительно понимает, с какого разряда трудностями ему придется бороться, то должен позаботиться о Кивалове.

    От грузинского реформатора Саакашвили ожидают борьбы с коррупцией в регионе. За сколько времени ждать от него результатов?

    Не делал бы прогнозов. Мы не знаем, какие реальные полномочия он будет иметь. С каким уровнем саботажа столкнется. Считается, что за полгода должен бы показать какие-то результаты. Осенью 2016-го парламентские выборы в Грузии. Здесь дело не в дедлайне, а в том, сможет ли Саакашвили решить этот вопрос. Учитывая, что здесь он губернатор, а не президент в президентской республике, как в Грузии. Много центров влияния.

    Почему тогда он согласился на такую должность, зная, что не будет реальных полномочий?

    Уверен, что до того, как согласиться, он получил все возможные заверения в получении карт-бланш. Он подтягивает туда серьезные кадры. Хочет еще раз доказать, что способен и в таких условиях добиться успеха.

    Одному из приглашенных в украинскую власть грузин грозит отставка – министру здравоохранения Александру Квиташвили.

    Он не продемонстрировал никаких результатов. Реформ нет. Квиташвили уже может паковать чемоданы. Он всем нравится, но это не делает его хорошим министром.

    Когда ожидать его отставки?

    Через два с половиной месяца или раньше. Ему дали три месяца на реформы. Возможно, за это время он что-то покажет чрезвычайное.

    Как сейчас проходит процесс люстрации? Почему не слышно о массовых увольнениях чиновников режима Януковича?

    Ничего массового уже быть не может. Идут люстрационные проверки. Не в таком темпе, как надо. Не удовлетворен ими, но должен был бы быть к этому готов. Это очень сложная процедура. Необходимо получить справку от СБУ, Государственной фискальной службы. Не всегда это возможно. Тем более что объем этих проверок огромен. Никто не формировал ту же Фискальную службу из расчета, что им когда-то придется заниматься люстрацией. Там нет специальных штатов. Все упало на плечи отдельных людей, которые не могут поднять головы.

    Вы советник мэра Киева Виталия Кличко. Что советуете ему?

    Мы почти не видимся. Немного тренировались вместе в спортзале. Иногда он спрашивает мое мнение относительно определенных политических вопросов. Не более того. Взять на себя ответственность за формирование его антипиарной политики – это для меня не подходит. Здесь точно конфликт интересов, поскольку я занимаюсь люстрацией.

    На местных выборах Кличко пойдет в связке с «Блоком Петра Порошенко»?

    Такая попытка может привести к тому, что Блок Порошенко выдвинет своего кандидата. Если речь идет о том, что соперником Кличко может быть Гройсман, то это серьезная угроза. Это не ультиматум, но понимание такого подхода подталкивает его к тому, чтобы объединиться с президентской партией. Политсила Кличко не сможет набрать много голосов, даже если Кличко выиграет выборы. УДАР сегодня не популярен, хотя Кличко – да. После того, как он ушел в мэры, его политсила начала потихоньку исчезать. В конце концов, Кличко может оказаться мэром без полномочий, если у него не будет такой серьезной коалиции, как сейчас. Мое мнение – ему следует идти вместе с БПП.

    Вы писали, что отказываетесь ходить на эфиры на 112 канал. После чего было принято такое решение?

    Там чернуха. Ни одного вопроса, где бы я не ругал руководство государства, мне не ставили. Все усилия направляются против правительства и президента. Однажды сказал что-то положительное – был поражен выражением разочарования на лице ведущей. «Наезды», которые там устраивает господин Захарченко (Виталий Захарченко – бывший министр внутренних дел – Ред.), не являются для меня приемлемой формой выражать свои претензии. Я предпочитаю делать это более цивилизованным способом.

    Теги: ГПУ шокин Саакашвили квиташвили Виталий Кличко Петр Порошенко Национальное антикоррупционное бюро егор соболев Антикоррупционное агентство
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив