Круговая порука. Как в Украине срывают люстрацию

    30 марта, 2016 12:13
    Чиновники выгораживают друг друга, саботируя выполнение закона об очищении власти

    Два года назад в украинский лексикон вошло новое слово – «люстрация», ставшее одним из главных требований Евромайдана.

    После победы революции политики взялись активно разрабатывать нормы люстрации. Тем временем население проводило ее по-своему – выбрасывая чиновников в мусорные баки.

    16 сентября 2014 года Верховная Рада приняла закон об очищении власти, которым был введен запрет на занятие определенных должностей в течение 10 лет лицами, занимавшими высшие государственные должности во время президентства Виктора Януковича.

    Запрет распространяется также на представителей Коммунистической партии СССР или одной из союзных республик, комсомольских организаций и бывших сотрудников КГБ.

    По данным специально созданного при Министерстве юстиции департамента люстрации, за время работы закона об очищении власти были люстрированы более 900 человек. Однако громкие имена в этом списке вы вряд ли найдете – в основном это чиновники среднего звена.

    Высшие украинские госслужащие быстро нашли лазейки в законе и способы его обойти. Одни получали статус участника АТО, другие прятались от люстрации на должностях, не подпадающих под проверку, кого-то от люстрации освобождал лично президент, а остальные надеялись на решения украинских судов.

    Конституционный суд попросили оценить соответствие Основному закону положений о люстрации, после чего очищение власти окончательно зависло.

    Чиновники активно обжалуют свои увольнения в результате люстрации, а пока Конституционный суд размышляет о конституционности закона, суды либо приостанавливают рассмотрение таких дел, либо удовлетворяют иски.

    Безотказный Конституционный суд

    Почти год назад – 16 апреля 2015 года Конституционный суд начал рассмотрение закона о люстрации. Обратились в КС депутаты от партии «Оппозиционный блок». Из 47 человек, подписавшихся под обращением в суд с просьбой проверить конституционность норм закона об очищении власти, 26 голосовали за так называемые «диктаторские законы» 16 января 2014 года.

    Среди подписавших обращение – бывший глава администрации президента Виктора Януковича Сергей Левочкин, экс-вице-премьер-министр Александр Вилкул, братья Добкины и прочие.

    Люди, которые давали диктаторские полномочия Януковичу, не имеют права решать, проводить ли в Украине люстрацию.

    На прошлой неделе КС продолжил рассмотрение закона о люстрации, однако часть нардепов, общественные активисты и Минюст считают действия суда незаконными.

    «В составе Конституционного суда находятся шесть человек, которые имеют конфликт с обозначенным законом. Прямые нормы закона о противодействии коррупции, закона о Конституционном суде Украины, закона о судоустройстве и статусе судей запрещают при наличии конфликта интересов принимать судьям участие в решении вопроса», – поясняет UA1 начальник департамента люстрации Министерства юстиции Татьяна Козаченко.

    Козаченко вместе с депутатами Егором Соболевым и Леонидом Емцем обратились с ходатайством об отводе этих шестерых судей, но КС отклонил его.

    Ходатайство касалось отвода судей Михаила Запорожца, Натальи Шапталы, Юрия Баулина (председатель Конституционного суда), Михаила Гультая, Сергея Вдовиченко и Олега Сергейчука.

    Упомянутые судьи во времена Януковича отменяли конституционную реформу, расширяя полномочия тогдашнего главы государства. Сейчас они проходят в уголовном производстве Генеральной прокуратуры, которое было открыто по факту узурпации власти бывшим президентом.

    Однако, несмотря на наличие таких фактов, КС посчитал, что у судей нет конфликта интересов при рассмотрении закона о люстрации.

    Егор Соболев назвал действия КС «дешевым театром», посетовав на то, что вместе с коллегами целый год «цивилизованно объяснял, что люди, которые давали диктаторские полномочия Януковичу, не имеют права решать, проводить ли в Украине люстрацию».

    Соболев и Козаченко винят в сложившейся ситуации, в том числе, и президента Петра Порошенко, ведь среди упомянутых шести судей КС есть назначенные по его квоте, однако глава государства не спешит их менять.

    Новые предложения о люстрации

    Одновременно через СМИ, подконтрольные бывшим регионалам, подпадающим под люстрацию, была распространена информация о том, что закон о люстрации не соответствует европейским стандартам и принципу верховенства права.

    Тут у каждого своя правда. Противники люстрации говорят, что Венецианская комиссия требует переработки закона и давно ждет правок от Минюста.

    Украинские реалии накладывают отпечаток на рассмотрение судами исков по люстрационным увольнениям.

    Козаченко же вместе с активистами заявляет, что люстрационный закон и правки в него Венецианская комиссия одобрила еще 19 июня 2015 года, после чего изменения в закон были внесены в парламент, но застряли в комитете и до сих пор не рассмотрены нардепами.

    В связи с такой ситуацией правки в закон о люстрации были повторно зарегистрированы в Верховной Раде.

    Доработанным законопроектом №2695 предлагается расширить перечень лиц, которые подпадают под действие закона об очищении власти, и обязать проходить люстрационную проверку кандидатов на пост Президента Украины и кандидатов в народные депутаты.

    Также предлагается создать орган со специальным статусом, который будет «заниматься мероприятиями, направленными на очищение власти».

    Вместе с тем, законопроект не урегулирует вопрос люстрации судей, которая по рекомендациям Венецианской комиссии должна проходить на основе отдельного закона – о восстановлении доверия к юстиции.

    Такого закона в Украине пока нет даже в проекте.

    Сопротивление системы

    Противники закона о люстрации пугают тем, что его применение может массово обжаловаться, как в украинских, так и в европейских судах.

    Татьяна Козаченко не видит в этом проблемы, однако признает, что украинские реалии накладывают отпечаток на рассмотрение судами исков по люстрационным увольнениям.

    «У нас суды отказываются рассматривать такие дела, они приостанавливают рассмотрение дел до решения Конституционного суда. При этом там, где вопрос касается высоких чинов, суды дела рассматривают и предоставляют таким людям индульгенцию, устанавливая, что они не подпадают под действие закона», – констатирует она.

    При этом начальник департамента люстрации удивляется, как чиновники «неимоверно хотят вернуться обратно на свои копеечные зарплаты, и не могут без государственной службы, без доступа к госбюджету».

    Спустя два года после победы революции мы оказались на пороге реванша старой системы.

    Что касается разбирательств в европейских институциях, то тут, считает Козаченко, украинским чиновниками ничего не светит. Представитель Минюста ссылается на решение Европейского суда по правам человека в деле «Найдин против Румынии», в котором румынский чиновник пытался обжаловать решение парламента закрыть доступ к государственной службе всем, кто работал в секретной полиции.

    ЕСПЛ же постановил, что этого человека уволили законно, поскольку государство не обязано гарантировать равный доступ к государственной службе всех людей – оно может устанавливать определенные критерии.

    По мнению Козаченко, такие нормы важны для государств с хрупкой демократией, недавно распрощавшихся с тоталитарным прошлым.

    Но в Украине подобные инициативы государства, как мы видим, саботируются всеми ветвями власти.

    «У нас не страна, а замкнутый круг… Круговая порука очень серьезная остается. Олигархат, который проник во все ветви власти, также между собой распределяет сферы влияния», – подчеркнула Козаченко в комментарии UA1.

    По ее словам, саботаж выполнения закона о люстрации идет в отношении конкретных чиновников, которых пытаются сохранить на должностях. В качестве примера она привела ситуацию в прокуратуре, где из 402 человек, подпадающих под люстрацию, 4 сохранили свои должности благодаря решениям судов. В частности, это главный бухгалтер ГПУ и исполняющий обязанности прокурора Киева.

    «Главный бухгалтер ГПУ, которая была при всех Генпрокурорах, через которую проходили все финансы ГПУ. Нужно ли говорить, почему ее оставили? В таких делах ГПУ даже не ходит в суд, не подает апелляцию, фактически устраняясь от исполнения закона», – отмечает Козаченко.

    То есть через суды просто легализуется обход закона. При этом не одни люди в мантиях помогают чиновникам избегать увольнений.

    «Госфиксальная служба завалила имущественную проверку, прокуратура игнорирует проверку, суды – у нас ни один судья не люстрирован, там тоже система сопротивляется, пытается самосохраниться», – констатирует глава департамента люстрации.

    Таким образом, спустя два года после победы революции мы оказались на пороге реванша старой системы. Судя по событиям в Генеральной прокуратуре с провалом дела «бриллиантовых прокуроров», увольнением Давида Сакварелидзе и арестом квартиры бывшего замгенпрокурора Виталия Касько, реванш этот уже очень близко.

    Теги: Верховная Рада Порошенко люстрация Конституционный суд закон Минюст Янукович Венецианская комиссия Соболев Оппозиционный блок судьи Татьяна Козаченко Европейский суд по правам человека Емец
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив