Кровавый год войны за Украину

    21 апреля, 2015 10:37
    14 апреля 2014 года началась Антитеррористическая Операция (АТО). В течение 12 месяцев она превратилась в большую войну
    Фото: Министерство обороны Украины

    Трудно не поверить в магию дат и чисел украинской истории. 14 апреля 1768 года на левобережной Украине началась Колиивщина, одна из последних вспышек украинской пассионарности перед долгой летаргией, которая закончится лишь с началом первой мировой войны. Первая мировая война, начавшаяся в 1914 году, разбудила Украину, и с тех пор Украина не спит, напоминая о себе революциями, контрреволюциями, партизанскими войнами и голодоморами. Год назад Украина еще раз напомнила о себе всему миру. Напомнила кроваво и страшно. 

    Было бы совершенно неправильным считать именно 14 апреля 2014 года началом большой войны. Кровь в Киеве пролилась еще в январе, а донецкие мостовые кровь украинских патриотов обагрила 13 марта 2014 года. Холодная гражданская война не утихала в нашей стране, начиная с 24 августа 1991 года. 

    Можно вспомнить, как праздновались в украинской столице и День УПА, и годовщина октябрьского переворота, и первое мая. Тогда закрывались центральные станции метро, спецназ перекрывал улицы, а очередной начальник столичного ГУВД тщетно взывал к участникам манифестаций не брать с собой холодное оружие и не нарушать общественный порядок. 

    То, что в стране нет единства, и что значительная часть наших сограждан не идентифицировала себя с Украиной, а Украину – со своим отечеством, было секретом Полишинеля. Такой же тайной, известной всем, было и то, что многие украинцы с разной степенью открытости говорили о том, что нынешнее украинское государство не имеет ничего украинского, кроме названия. 

    Сейчас во многом забыты откровенно хамские выпады в бульварных газетах против Тараса Шевченко и Леси Украинки, убийство композитора Игоря Билозира в конце 90-х, откровенно циничное высмеивание жертв Голодомора. Равно как забыты и угрозы сжечь дом-музей Михаила Булгакова в Киеве. Все это долгие годы свидетельствовало о том, что национальное согласие в современной Украине так и не достигнуто. 

    До 2004 года, до первого Майдана, мудрый и искушенный имперский бюрократ Кучма поддерживал силой спецслужб если не имитацию национального согласия, то уж точно разумное равновесие внутри страны. Даже акция «Украина без Кучмы» не смогла нарушить это равновесие. Первый майдан был на удивление милым и почти что пушистым – те, кто убивает друг друга на Донбассе ныне, тогда поили друг друга чаем и угощали сигаретами в промерзшем до самых корней Мариинском парке. 

    Правда, первый Майдан сделал достоянием общественности тот факт, что украинская политико-экономическая элита расколота на две группы – на прозападную и на пророссийскую. Граница между этими группами в годы правления Виктора Ющенко была более чем условной. Киевские офисы USAID и Россотрудничества не жалели денег, причем в офисе Россотрудничества были уверены в том, что у них денег больше. 

    2005-2010 годы стали периодом брожения. В 2006 Янукович, против которого собирался первый Майдан, стал премьером и с изяществом слона в посудной лавке начал подминать страну. Демократические силы попытались выйти на улицы, но делали они это как-то вяло. Когда же в 2007 году Ющенко разогнал Верховную Раду, в которой большинство принадлежало пророссийским регионалам и коммунистам, раскол в стране стал более очевидным. Дошло до кровавых драк и стрельбы из травматического оружия, на Киев шли танки, но все закончилось миром. Янукович покинул пост премьера, чтобы в 2010-м стать президентом и отомстить по-взрослому и за 2004-й, и за 2007-й годы. 

    Он пробыл на президентском посту около трех лет, и этого хватило для того, чтобы брожение закончилось. Нужен был только повод, чтобы сдетонировать эту взрывоопасную смесь из взаимных обид разных регионов. 

    АТО началось уже после того, как Украина потеряла Крым и удержала Харьков и Днепропетровск. Для мало-мальски искушенного человека в геополитике и конспирологии налицо были элементы странной шахматной игры. Захваченное здание СБУ в Луганске, захваченная донецкая ОДА упрямо не штурмовались и не зачищались, нарыв набухал, в кровь государственного организма проникло слишком много яда. АТО де-факто началось после расстрела офицеров СБУ под Славянском. 

    О негативных последствиях войны написано много. Но этот год войны имел для Украины и ряд позитивных результатов. 

    Во-первых, в стране возникла политическая нация, то есть то сообщество, которое тщетно пытался вырастить Леонид Кучма. 

    Во-вторых, заработал почти умерший военно-промышленный комплекс, а украинская армия из потешного войска превратилась (хоть и страшной ценой) в полноценную боеспособную армию. 

    В-третьих, для некоторых граждан Украины война стала открытием Украины. Ленточки цветов национального флага на сумках, автомобилях и одежде, вышиванки и впервые выученный наизусть текст государственного гимна стали правилом хорошего тона. 

    В-четвертых, уже сейчас можно говорить о своеобразном оздоровлении общественной парадигмы. Архетип Воина взял верх над архетипом Лавочника. Достаточно много людей поменяло уютные офисы на кабины вертолетов и танков. Украинцы стали воинами, способными с оружием в руках защитить свою страну.

    В-пятых, Украина перестала быть для иностранцев просто страной на географических картах. Украина постепенно становиться трендом, хорошо узнаваемым в мире. 

    Впрочем, для тех, кто потерял своих близких на этой войне, упомянутые позитивные стороны будут крайне слабым утешением.

    Теги: АТО Евромайдан нация
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив