Кризис веры. Почему украинцы теряют доверие к полиции

    18 августа, 2016 13:03
    Уровень доверия украинцев к правоохранителям стремительно падает. Свою роль в падении рейтинга играют скандалы с полицией и неудачи переаттестации

    В октябре 2015 года, через несколько месяцев после старта проекта «Моя новая полиция» министр МВД Арсен Аваков дал оценку своему ведомству: «Мы смотрели уровень доверия милиции, в Киеве это было 5%. После этого мы начали работать с патрульной полицией и через два месяца замерили – уровень доверия киевлян к патрульной полиции – 85%. Как вы думаете, справились? Справились!».

    Спустя восемь месяцев после этого выступления, в июне 2016-го глава Национальной полиции Украины Хатия Деканоидзе отчиталась: «Последние социологические опросы показали, что доверие к полиции растет. Если раньше уровень доверия был 3–4%, то теперь это 46%».

    Обратите внимание на эту цифру. Госпожа Деканоидзе не лукавила: действительно, уровень доверия милиции до реформы был в пределах 2%, сейчас этот показатель составляет 44-46%. Это безусловный рост, но только если сравнивать с дореформенными временами, как сейчас поступают в МВД, говоря об успехах правоохранителей.

    Но при этом стыдливо стараются не вспоминать о 85%-ном уровне доверия к полиции на старте реформы, потому что сегодняшние цифры показывают – никакого роста доверия нет, есть его стремительное падение практически вдвое от первоначальных показателей.

    В мае 2016 года в ходе проведенного Центром Разумкова исследования оказалось, что полностью доверяют полиции 39,7% граждан.

    Об этом свидетельствуют данные сразу нескольких авторитетных компаний, которые независимо друг от друга уже год мониторят отношение украинцев к полиции.

    К примеру, в октябре прошлого года опрос Международного фонда избирательных систем (IFES) при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID) показал, что полиции доверяли 52% украинцев.

    В мае нынешнего года в ходе проведенного Центром Разумкова исследования оказалось, что полностью доверяют полиции 39,7% граждан. А за динамикой этого падения можно проследить по данным Центра исследований и коммуникаций «ActiveGroup».

    В Киеве, с которого началась реформа полиции, средняя оценка работы правоохранителей по состоянию на июль равна 2,5 балла – рекордно низкий результат за последний год. «Двойку» по пятибалльной шкале киевские правоохранители получили от 14% респондентов, а «единицу» – от 17,1%. При этом еще в апреле средняя оценка их работы составляла 3,2 балла.

    Похожая ситуация и в других регионах. В июле львовской полиции единицу поставили 16,6% горожан, хотя в феврале этот показатель едва превышал 10%.

    Та же ситуация и в Харькове: в феврале 13,5% харьковчан оценивали работу местной полиции на единицу, а в июле таких было уже 19%.

    Все эти данные показывают, насколько быстро правоохранители растеряли высокий кредит доверия – для этого понадобилось чуть более полугода с момента запуска реформы правоохранительной системы.

    Словно сглазили

    Во многом обвал рейтингов полиции объясняется многочисленными скандалами, связанными с работой полицейских, фактическим провалом процесса переаттестации, а также повышением уровня преступности и как следствие – снижением ощущения безопасности и защищенности.

    Особенности работы внутри якобы обновленной системы – бюрократизм и открытое противостояние новых и старых кадров.

    Неприятности сопровождали новых полицейских едва ли не с первых дней реформы. Так, в конце октября 2015-го пятеро нетрезвых патрульных затеяли драку в одном из львовских ночных клубов.

    Впоследствии региональное начальство оправдывалось тем, что сотрудники были не на службе, и все это происходило в их выходной день. Хотя драчунов все же уволили.

    В этом же месяце в Одессе на взятке задержали представителя новой полиции – через месяц после старта реформы.

    Далее начали всплывать скандалы в сети: появилась информация о новых полицейских, отличившихся антиукраинскими постами в соцсетях в период Революции Достоинства. Также начали просачиваться данные об особенностях работы внутри якобы обновленной системы – бюрократизме и открытом противостоянии новых и старых кадров.

    Все это окончилось тем, что в ноябре 2015-го пресс-секретарь МВД Артем Шевченко открыто признал: полицейским запретили обсуждать в своих профилях в соцсетях связанную со служебной деятельностью информацию.

    Полицейские, с самого начала охотно рассказывавшие журналистам о своей службе,резко замолчали, наотрез отказываясь от любых комментариев, общаясь лишь неофициально, да и то неохотно. А посты о личных впечатлениях от работы и дежурств и вовсе исчезли из соцсетей.

    Но по-настоящему пиковым моментом, кардинально разделившим общество в вопросе отношения к полиции, стал февраль 2016-го, а именно прогремевшая на всю страну погоня полицейских за компанией нарушителей на BMW, в ходе которой одного из беглецов застрелили.

    В общей сложности полицейские выпустили 70 пуль, 20 из которых попали в машину. И несмотря на заверения правоохранителей о том, что стреляли исключительно по колесам, несколько пулевых отверстий оказались в лобовом стекле как раз на уровне груди застреленного.

    Слишком противоречивая информация, исходившая из МВД в ходе расследования этого дела, дала повод говорить о возрождении старых методов работы, когда милиция часто скрывала данные о деятельности своих сотрудников и только под давлением фактов начинала раскрывать реальное положение дел.

    За первое полугодие 2016 года рост тяжких преступлений и преступлений средней тяжести составил до 26% по сравнению с прошлым годом.

    Так было, например, в апреле нынешнего года, когда в Киеве возле станции метро «Дорогожичи» автомобиль  патрульной полиции сбил женщину на пешеходном переходе.

    Официальная информация МВД – пострадавшая переходила дорогу в неположенном месте. И только после того, как СМИ опубликовали видео с камер наружного наблюдения, в Нацполиции признали, что женщину сбили действительно на пешеходном переходе.

    В этот же период в сеть попала переписка начальства патрульной полиции Киева с подчиненными, из которой стало понятно, что от полицейских в ультимативной и не совсем цензурной форме требуют увеличения количества штрафов. Примерно так же, как это было в ликвидированной Госавтоинспекции.

    Наряду с этим в стране фиксируют резкий рост преступности: за первое полугодие 2016 года рост тяжких преступлений и преступлений средней тяжести составил до 26% по сравнению с прошлым годом. Вдобавок Украину накрыл настоящий вал грабежей и угонов автотранспорта.

    Все эти ошибки, недоработки и даже ущерб в виде 150 разбитых в Киеве менее чем за год служебных Toyota Prius можно было бы списать на человеческий фактор, новизну процесса обновления полиции и еще массу побочных эффектов реформы.

    Но тут грянул очередной скандал: представители сразу нескольких авторитетных общественных организаций, принимавших участие в процессе переаттестации старых милицейских кадров, заявили о своем выходе из этого процесса.

    Причиной стало полное игнорирование их позиции по отношению к скомпрометировавшим себя правоохранителям, желающим продолжить службу в Нацполиции. А также закулисные игры и скрытые договоренности по спасению заведомо непроходных кадров со стороны высшего руководства МВД.

    «У нас нет влияния на результаты. Представители общественности в таких комиссиях являются статистами. Они могут только наблюдать. Тогда стоит вопрос – зачем тратить на это время?», – признавался представитель волонтерской организации «Комбат.юа» Павел Кащук.

    Единственный выход в сложившейся ситуации – проведение повторной аттестации уже с учетом и исправлением всех недостатков.

    Апогеем фиктивности процесса переаттестации стала обнародованная активистами информация о том, что в состав одной из аттестационных комиссий Житомирской области входил Игорь Фадеев, известный криминальной полиции и уголовным кругам как криминальный авторитет «Москва».

    Вместе с ним старые кадры переаттестовывал Михаил Апостол, он же близкий друг и официальный советник Авакова, а также фигурант «черной бухгалтерии» Партии регионов с суммой «кредита» в 1,4 млн долларов.

    Все это не лучшим образом сказалось на рейтинге доверия полиции, который продолжает неуклонно падать.

    Игра в переодевание

    Запуск новой патрульной полиции по всей стране, которым при любом возможном случае хвастают в МВД – с новыми авто, красивой формой и новыми кадрами – в восприятии многих украинцев остается пока лишь качественно сделанной витриной. В министерстве признают, что патрульная полиция – это всего 10% всех полицейских страны.

    И если даже на этой витрине появляются многочисленные пятна, можно только догадываться, что скрывается за ней. По сути, заявленная реформа милиции стала переодеванием старых кадров в новую полицейскую форму.

    И дело вовсе не в том, что старая милиция якобы была хорошая, а новые полицейские плохие. Суть проблемы в том, что старые скомпрометировавшие себя милиционеры без труда стали новыми полицейскими. Доверия к правоохранителям такая кадровая политика не добавляет.

    «Единственный выход, который мы видим в сложившейся ситуации – это проведение повторной аттестации уже с учетом и исправлением всех недостатков, которые были с самого начала, – считает Екатерина Бутко из «Автомайдана». – И при условии недопущения представителей старой системы, а также Арсена Авакова прямо или опосредствованно».

    А ее коллега Олег Пушак считает, что процесс переаттестации должен проходить ежегодно. Иначе ситуация и дальше будет только ухудшаться.

    «Пока мы можем констатировать только то, что самый верхний эшелон полицейских собеседуют все те же советники Авакова. Та же ситуация была в прокуратуре, и мы помним, чем все это закончилась. Точно такой же результат мы ожидаем и в полиции».

    Теги: МВД Арсен Аваков реформа переаттестация Автомайдан Артем Шевченко скандал национальная полиция хатия деканоидзе Игорь Фадеев
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив