Константин Ликарчук: нереформированная ГФС наносит ущерб государству

    9 сентября, 2015 15:15
    Константин Ликарчук, бывший заместитель председателя ГФС Украины, о проблемах таможни, реформирования ГФС и своем конфликте с Романом Насировым и его окружением

    В течение нескольких месяцев нарастал конфликт между председателем Государственной фискальной службы Украины Романом Насировым и его заместителем, руководителем таможни Константином Ликарчуком.

    Через СМИ начальник и подчиненный обменивались взаимными обвинениями. 7 сентября на брифинге министр финансов Наталья Яресько сообщила о том, что правительство удовлетворило ходатайство об увольнении заместителя председателя ГФС.

    UA1 разговаривает с экс-заместителем председателя ГФС Константином Ликарчуком о проблемах на таможне, о том, как делается незаконный бизнес на растаможке товаров, и о людях режима Януковича в ГФС.

    Не надо прикрываться нестабильностью – надо делать реформы, которые в перспективе дадут положительный результат. Если говорить, что для реформ неудобное время, то оно всегда будет неудобным.

    Ваше увольнение вызвало значительный резонанс. В течение месяца Вы озвучивали факты о коррупции, но реакция властей отсутствует. Как это объяснить?

    Я так не считаю. В понедельник премьер-министр заявил, что правительство планирует внести существенные изменения в процесс растаможивания товаров, что позволит изменить ситуацию. Растаможку можно будет осуществлять с разными подходами на разных таможнях. Если моя деятельность привела к тому, что премьер-министр понял эту проблематику и готов исправлять ситуацию, то это уже достаточный результат. Это позволит сохранить огромные средства для государственного бюджета, сохранить товаропоток в Одессе, что очень важно, и будет определенным прогрессивным шагом.

    В чем заключается проблема растаможивания?

    На самом деле, одни и те же товары можно растамаживать по разным ценам, и это некорректно. Впервые публично я об этом заявил на совещании с президентом 8 июля в Одессе. У меня возник конфликт с господином Иванюком, главой департамента администрирования таможенных платежей и таможенно-тарифного регулирования, который, по моему мнению, способствовал такой ситуации, поэтому я пытался его уволить. Роман Насиров вместо увольнения отправил Иванюка в отпуск, и сегодня этот человек снова вышел на работу. Теперь интересно посмотреть, как Иванюк, Насиров и Романенко будут менять ситуацию.

    Назовите реформы в Государственной фискальной службе, которые Вы планировали, но не завершили по тем или иным причинам?

    Я хотел реализовать глобальную институциональную реформу таможенной службы, а также таможенного и налогового законодательства в части налогообложения импорта. Необходимо выделить таможню в отдельную структуру, наделить ее полномочиями, которых у нее сейчас нет.

    В частности, построить нормальную систему постаудитконтроля, которая позволяла бы проверять субъекты уже после того, как товары прошли растаможку, и очень выборочно. Такая система действует в Европе. На самом деле мы должны запускать максимальное количество товара по первому методу растаможки – это метод контрактной стоимости; разработать и внедрить серьезные профили риска.

    То есть когда есть растаможка, и стоимость очень низкая, возникает риск. Субъект может доказать, что эта стоимость действительно имеет место. Однако таможенный орган не должен заставлять корректировать таможенную стоимость. Затем товар запускается, а дальше, если у таможенного органа есть какие-то причины считать, что что-то было сделано неправильно, он может прийти к предпринимателю, проверить его и доначислить платежи, если для этого есть основания и в ходе документальной проверки будет установлено, что действительно таможенная стоимость занижалась. Такая система должна функционировать.

    Насколько актуально подобное решение в современных экономических условиях?

    Не надо прикрываться нестабильностью – надо делать реформы, которые в перспективе дадут положительный результат. Если говорить, что для реформ неудобное время, то оно всегда будет неудобным. Постоянно будут находиться какие-то основания для того, чтобы не внедрять изменения.

    ГФС является нежизнеспособной структурой – с таможней или без нее – и абсолютно бесполезна для государства.

    Что Вам удалось реализовать в течение периода на занимаемой должности?

    Нам с командой удалось предотвратить тотальное хищение бюджета на таможне. За 4 месяца мы максимально все сделали для того, чтобы этого не происходило. Было мобилизовано около 2,5 млрд гривен дополнительно в бюджет. Это стало возможным благодаря тому, что мы дали четкие инструкции на местах о недопустимости коррупционных действий, об отсутствии вертикали взыскания средств, о персональной ответственности за подобные действия. С помощью аналитической работы отслеживали подозрительные оформления, указывали на них и заставляли таможни работать с этими оформлениями, исправлять ситуацию и не допускать в дальнейшем. В рамках центрального аппарата мы создали мобильные группы, которые выезжали на места, открывали контейнеры, смотрели все товары. Они были незаангажированы и эффективны в своей деятельности, а мы пытались делать все, чтобы этому способствовать.

    Если убрать таможенную составляющую от ГФС или выделить таможню, насколько ГФС является жизнеспособной и полезной для государства структурой?

    ГФС является нежизнеспособной структурой – с таможней или без нее – и абсолютно бесполезна для государства. ГФС представляет собой переименованное Министерство доходов и сборов, абсолютно нереформированное. Это фискальная структура с исключительно фискальной функцией, которая больше свойственна налоговой.

    Для чего Роман Насиров предлагает ликвидировать таможню и превратить ее в департамент ГФС?

    Все это делается для того, чтобы те финансовые потоки, которые сейчас есть на таможне, полностью смешать с налоговыми финансовыми потоками. Тогда вообще никто не будет понимать, что происходит.

    Есть ли у ГФС реальные фискальные результаты без поступлений таможни?

    Насколько мне известно, налоговая в июле точно не выполнила элементарного плана поступлений Министерства финансов, в августе тоже не выполнила. Возможно, они в последний день что-то с кого-то взяли, но такая информация была по состоянию на 31 августа. С точки зрения эффективности, таможня намного эффективнее в плане налоговых поступлений, чем налоговая.

    Многих удивило заявление Романа Насирова о том, что Геннадий Романенко, который работал при Януковиче и подпадает под действие Закона об очищении власти, руководил в ГФС вопросом люстрации. Прокомментируйте это, как юрист.

    Меня тоже удивило такое заявление. Первое документальное подтверждение – это само заявление председателя ГФС, который вчера признал, что человек, который подпадает под люстрацию, не имеет формальных полномочий, был внештатным советником и не состоял на государственной службе, руководил вопросом люстрации и другими вопросами на таможне. Это уже основание для того, чтобы составлять протокол о коррупционном правонарушении в отношении Насирова. Он совершенно четко признался, поэтому теперь этим должно заниматься СБУ.

    Ежемесячно в результате нелегального импорта бюджет на таможне теряет от 20 до 50 процентов от общей суммы таможенных платежей. Это может быть сумма от 3 до 9 млрд гривен.

    Я приводил достаточно много фактов о деятельности Романенко. Готов дать показания касательно того, какую роль он сыграл в принятии решений, о которых я знаю. Поэтому я уверен, что вчера Насиров сделал первый шаг для самоочищения. Насколько мне известно, у Романенко есть отдельный собственный кабинет, который находится на 2-м этаже в ГФС.

    Означает ли это фактическое признание главой ГФС допущения к процессам работы ведомства людей прошлой власти? Вернутся ли таким образом в госструктуры другие лица, связанные с режимом Януковича?

    Из того, что я услышал, думаю, так и есть. Думаю, что они бы очень хотели, но верю, что общество не даст этому произойти. Та публичная реакция, которая сейчас имеет место с ситуацией по Романенко, продемонстрировала: общество не воспринимает чиновников даже такого ранга. Все зависит от общества, как оно реагирует на подобные ситуации.

    Насколько развита теневая экономика, в частности импорт, по Вашей оценке? Какие регионы наиболее уязвимые в этом вопросе?

    Ежемесячно в результате нелегального импорта бюджет на таможне теряет от 20 до 50 процентов от общей суммы таможенных платежей. Это может быть сумма от 3 до 9 млрд гривен. Все регионы очень уязвимы. Больше всего – таможня Киевской области и Херсон. Это связано с тем, что, видимо, кому-то удобнее растамаживать товары и работать на этих таможнях. Там руководство лояльно к Романенко. Играет роль человеческий фактор.

    Общественность неоднократно критиковала политику ГФС относительно назначений начальников таможен и местных управлений ГФС. Охарактеризуйте кадровую политику назначений.

    Это объясняется тем, что господин Романенко пытается расставлять лояльных к нему людей, которые будут выполнять его распоряжения. Вот и все. Например, Волынская таможня – это отдельная история, там почти 8 месяцев не назначают руководство, видимо, не могут найти достойного кандидата. Это выгодно Роману Насирову, который, собственно, и не назначает. На многих таможнях тоже не назначены руководители: Львов, Волынь, Закарпатье, Одесса, Николаев, Херсон и другие.

    Насиров создает внутри ГФС определенный карательный орган для собственной безопасности.

    В реформе ГФС предусмотрено сокращение. Как это повлияет на ведомство и налогоплательщиков?

    Сокращение на таможне совершенно не обосновано. Некому будет работать с бизнесом. ГФС просит таможни провести сокращение на 20%, а таможни этого сделать не могут. Им нужен дополнительный ресурс – некоторые таможни уже не могут справляться с существующими товаропотоками. Сокращать надо налоговую, поскольку 11 тысяч таможенников в структуре 55-тысячной ГФС обеспечивают свыше 50% поступлений в государственный бюджет. На первой линии стоят люди, которые оформляют товары, их около 7 тысяч. Это почти такая же цифра, как и количество административно-технического персонала в налоговой, откуда надо начинать сокращение. Политика, которая реализуется сейчас, приведет к реальным проблемам растаможивания товаров и поступлений в государственный бюджет.

    Реформа предусматривает ликвидацию налоговой милиции и подразделений собственной безопасности. В чем состоит целесообразность их работы?

    Сейчас количество людей в этом департаменте увеличивается. Это связано с тем, что Насиров создает внутри ГФС определенный карательный орган для собственной безопасности.

    Как Вы думаете, согласятся ли Насиров и Романенко пройти детектор лжи относительно коррупции, как это сделали Вы?

    Я не верю в это. Думаю, не согласятся. Публично у себя на странице в Фейсбуке я им предложил пройти детектор лжи, но пока реакции нет. Было бы интересно услышать факты о растаможивании, чартерных перелетах и других вопросах.

    Будете ли подавать иск из-за увольнения?

    Думаю, что да. Потому что есть два вопроса, которые должны быть освещены и проанализированы в ходе досудебного разбирательства:

    Первый. Вопрос процедур, ведь позавчера не было заседания Кабинета Министров Украины. Если они такие формалисты, смотрят и придерживаются процедур, предъявляют претензии государственным служащим по каким формалистическим процедурам, то думаю, они, прежде всего, такие же требования должны предъявлять к себе. Тогда давайте посмотрим, кто созвал это заседание, если оно было, какой был порядок дня, как голосовали министры, кто присутствовал на заседании? То есть, пусть Кабмин предоставит все документы по формальным процедурам. Мне будет интересно посмотреть эти документы, и я их обязательно опубликую. Деятельность органов государственной власти должна быть максимально публичной.

    И второй. Я считаю полным абсурдом то, что меня уволили за нарушение присяги, а потому намерен обжаловать эту формулировку. Требовать восстановления в должности не буду. Иск хочу подавать с одной целью – рассказать общественности, как у нас принимаются соответствующие решения на уровне Кабинета Министров.

    Какие у Вас планы на будущее? Планируете начать политическую карьеру?

    Просто хочу быть эффективным в той работе, которую делаю. Сейчас собираюсь вернуться к юридической практике. У меня не было никакого желания держаться за должность, я совершенно свободно себя вел. Не планирую начинать политическую карьеру, ведь мне это не интересно. В политике не вижу, в чем будет моя эффективность.

    Теги: контрабанда теневая экономика таможня ГФС сторонники Януковича насиров
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив