Кому выгодна буферизация Украины?

    2 октября, 2015 18:46
    Украине все настойчивее навязывают роль государства-буфера между НАТО и Россией. В этом геополитическом пасьянсе четверо игроков: ЕС, США, Россия, Украина. Кто из них наиболее заинтересован в таком сценарии, выяснял UA1

    В своем июльском обращении к Верховной Раде Президент Петр Порошенко призвал руководствоваться азами «тэтчеризма» и «рейганомики» в развитии экономики государства. Очень важно, что такие ориентиры даны именно в отношении экономической сферы. Ведь в области внешней политики играться в «тетчеризм» для Украины было бы небезопасно.

    Хочется верить, что спичрайтеры Президента, коль уж ссылаются на книгу Маргарет Тетчер «Искусство управления государством. Стратегии для меняющегося мира», прочитали ее полностью. И особенно ту часть, где речь идет об Украине. В противном случае может неудобно получиться. Дело в том, что геополитический «тетчеризм» местами противоречит заявленному бесповоротному курсу Украины на евроинтеграцию и вступление в НАТО.

    Железная Леди, которая, к слову, вообще была против создания Евросоюза, в своей книге, написанной в 2002 году, отводила Украине роль буфера. Тетчер считала, что Украина достаточно велика и потенциально богата ресурсами для того, чтобы претендовать на центральную роль в Восточной Европе, но о положении равного речь не шла.

    «Это имеет очень большое значение для западных стран, – писала Тетчер. – На Украину нельзя смотреть как на страну, находящуюся в российской «сфере влияния». Для сильной Украины больше подходит роль буфера между Россией и НАТО. Такой подход, пожалуй, был бы полезен для обеих сторон». Политик также считала, что более медленное, по сравнению с Россией, продвижение Украины по пути экономической реформы в первые годы независимости ставило под вопрос выживаемость нашей страны.

    По словам Тетчер, буферизация Украины была бы полезна как для НАТО, так и для России. Такая позиция вполне отвечает духу европейского прагматизма. Но для Украины, которая все-таки не просто пытается выжить, но и сохранить суверенитет, подобное положение означает полную потерю субъектности.

    Европейский прагматизм на грани цинизма вряд ли будет приемлем и для рядовых украинцев. Мало найдется тех, кто мечтает жить в буфере.

    Сергей Солодкий, эксперт по внешней политике Института мировой политики, считает, что Тетчер могла и ошибаться. По его мнению, для Украины буферизация является негативным сценарием. В своем комментарии UA1 эксперт отметил: «Это не может быть в интересах Украины. Такой вариант грозит Украине потерей суверенитета».

    Европейский прагматизм на грани цинизма вряд ли будет приемлем и для рядовых украинцев. Мало найдется тех, кто мечтает жить в буфере. Однако среди экспертов есть разные мнения. Например, политолог Вадим Карасев в своем комментарии UA1 заметил, что можно называть государство «буфером», а можно и «коммуникатором» или «мостом», «интерфейсной территорией» или важным звеном глобального европейского пространства.

    Михаил Пашков, содиректор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова убежден, что на мосту жить нельзя, по нему можно только ходить. Он особо подчеркивает, что сам вопрос буферизации некорректен по отношению к Украине, поскольку ее курс на евроинтеграцию четко определен и неизменен. По мнению эксперта, активация в европейских кругах темы буфера может идти с подачи России.

    Сергей Солодкий также считает, что подобный сценарий могут навязывать внешние игроки. «России нужен не столько буфер, сколько подконтрольная ей Украина. Буферизация может стать не защитой от агрессии России, а поощрением ее», – отметил эксперт.

    За последний год эта тема чаще обычного поднималась западными политиками и военными экспертами. При более внимательном рассмотрении некоторые заявления этих политиков больше походят на информационные вбросы Кремля, чем на собственное мнение. А, как известно, друзей у Кремля в Европе хватает, и их круг растет пропорционально их банковским счетам.

    К таким информационным интервенциям можно смело отнести заявления немецкого социал-демократа Эгона Бара, ушедшего из жизни в августе этого года. Он утверждал, что НАТО и ЕС должны создать нейтральную буферную зону, чтобы Путину больше не казалось, что его берут в кольцо.

    Россия не хотела бы открытой войны, но она к ней готова. Европа боится войны, и ее готовность сомнительна.

    Политик много раз призывал Запад прекратить подступать к границам России. Также Бар призывал уважать право России на аннексию Крыма аналогично тому, как когда-то ФРГ уважила право ГДР на существование. Многолетнего соратника канцлера Вилли Брандта считают одним из основоположников новой восточной политики сближения с СССР, которая в свое время якобы помогла растопить лед в отношениях между Западом и Союзом.

    Очевидно, что с тех времен Эгон Бар не просто остался другом России, но и стал союзником нынешнего руководства Кремля. В последний год жизни он активно продвигал идею реанимации совета Россия-НАТО и путинскую концепцию совместного евразийского пространства от Лиссабона до Владивостока. Часто посещал Москву и даже получал почетные звания от российских властей. Для Кремля потеря такого союзника в сердце Европы стала существенной. И все же, хоть Бар и ушел, но сторонники его идей в Германии остались и продолжают их продвигать.

    Однако не только агенты влияния Кремля в Европе имеют своеобразное видение будущего Украины. Сдержанность и осторожность, связанные с опасной военной ситуацией, становятся главной внешнеполитической линией руководства ЕС.

    И речь идет даже не о вступлении в НАТО или Евросоюз, а об оказании военной помощи. Экс-президент Польши Лех Валенса неоднократно заявлял об угрозе атомной войны в случае оказания такой помощи. Если в результате вступления Украины в НАТО его границы вплотную приблизятся к России, то вероятность прямого конфликта многие военные эксперты оценивают, как очень высокую.

    Россия попытается не допустить такой угрозы любыми способами. Тем не менее, гонка военных учений между НАТО и Россией уже началась. Это масштабнейшие учения со времен холодной войны, где отрабатываются новейшие сценарии и тактики ведения военных действий. Что говорит о предельной обостренности отношений. Россия не хотела бы открытой войны, но она к ней готова.

    Европа боится войны, и ее готовность сомнительна. К членству Украины в НАТО она относится очень осторожно. Германия и Франция, в частности, вообще против. Ведь членство в НАТО – не просто символ. Оно предполагает, в случае необходимости, применение силы для сохранения территориальной целостности любой страны, входящей в блок.

    Модель буфера или «моста» не исключает членства в НАТО или ЕС. Но пока эта перспектива еще не превратилась из потенциальной в реальную.

    Для Украины с ее слабой обороноспособностью это было бы гарантией безопасности. Потому как, несмотря на все страхи европейцев, нападать на членов Альянса Россия вряд ли решится. Но со стороны Кремля прилагаются все усилия для того, чтобы больше напугать Европу войной и тем самым заставить пойти на геополитические компромиссы.

    Можно вспомнить прошлогодний скандал в Польше, связанный с рассказом маршала Сейма Радослава Сикорского о том, как Путин предлагал премьеру Дональду Туску разделить территорию Украины. Последовало множество опровержений, и дипломатии удалось замять скандал. Но многие политологи-международники все-таки уверены, что такой разговор об Украине между Путиным и Туском действительно был.

    Просто в дипломатии не предусматривается разглашение главной части своей работы. Вот и сейчас международная дипломатия профессионально помалкивает на эту тему. В Представительстве ЕС в Украине на вопрос UA1 о том, заинтересован ли Евросоюз в сохранении буфера между НАТО и Россией, прямого ответа не дали. Однако назвали эту тему спекулятивной и подчеркнули, что мнения отдельных европейских политиков и экспертов – это их личная позиция, не имеющая отношения к позиции ЕС.

    Неприятное для Украины с недавних пор слово «буфер» прозвучало и на форуме Ялтинской Европейской Стратегии YES-2015 из уст почетного президента Гарвардского университета Лоуренса Саммерса. Когда речь зашла о финансовой помощи Запада, Саммерс упрекнул европейские правительства в том, что, несмотря на свою заинтересованность в Украине, как в буфере в плане вопроса безопасности, они не предоставили ей даже половины тех денег, которые год назад обещали. Он призвал инвестировать в безопасность, выделив Украине дополнительно 5-10 млрд долларов в год. Похоже, Саммерс проговорился: в его упреке в сторону ЕС мы слышим, что Европа таки заинтересована в «буфере».

    Для Украины наиболее реальными остаются два варианта: либо это прифронтовое государство, либо оффшор в мирной Европе.

    Вместе с тем, похоже, что США понимают целесообразность инвестирования в безопасность всего европейского пространства лучше, чем само евросообщество. Но для Украины складывается очень двоякая ситуация: с одной стороны – действительная потребность в финансовой помощи извне, с другой – такая помощь очень похожа на куплю-продажу «нейтральной территории».

    А цифры таковы, что даже среди «своих» могут найтись латентные сторонники буферизации. Уж очень велик соблазн «освоить» хотя бы часть финансовой помощи. Опыт и прецеденты есть. В таком случае евроинтеграция и курс в НАТО могут остаться лишь декларациями.

    Однако, по мнению некоторых экспертов, не все так мрачно. Вадим Карасев считает, что модель буфера или «моста» не исключает членства в НАТО или ЕС. Но пока эта перспектива еще не превратилась из потенциальной в реальную. Сергей Солодкий уверен, что  даже если в ближайшее время членство Украины в ЕС и НАТО не может рассматриваться, то все равно интеграция в европространство – единственный для нас путь. «На уровне ценностей Запад понимает, что Украина должна быть в Евроатлантике», – добавил эксперт.

    Несмотря на необратимость курса Украины на евроинтеграцию и членство в НАТО, следует признать, что одного стремления Украины мало. Любая интеграция – процесс двусторонний. И для его реализации необходимо стремление и желание другой стороны. Есть ли таковое – покажет время.

    В НАТО же часто повторяют, что Украина не должна становиться буферной зоной. Да, Альянс заинтересован в расширении своих границ. И не только сухопутных, но и в Черном море, в частности. Сближение происходит довольно активно, о чем свидетельствуют и визит генсека НАТО Столтенберга, и непосредственно результаты этого визита. Но, тем не менее, о принятии в свои ряды нового члена Альянс пока не говорит. Значит, есть сдерживающие факторы.

    На данном этапе необходимо действовать по трем формулам: укреплять национальную оборону, проводить реальные реформы, эффективно использовать помощь и политическую солидарность Запада

    Если называть вещи своими именами, то, по сути, Украина уже находится в положении буфера – между «мягкой силой» Запада и «жестким напором» России. Замалчивать такое положение вещей было бы неправильным. И прямо сейчас, пока еще не очень поздно, Украине нужно твердо решить: то ли это временное положение, обусловленное военным конфликтом и экономическим кризисом, то ли это – географическая обреченность. Если положение временно, то нужно действовать быстро. На изменения мало времени. Замороженный на десятилетие конфликт на Донбассе может стать катастрофой для страны.

    Карасев предполагает, что для Украины наиболее реальными остаются два варианта: либо это прифронтовое государство, либо оффшор в мирной Европе. «И пока не решен вопрос на Донбассе, страна вынуждена балансировать между двумя этими моделями», – добавил политолог.

    Очевидно, что больше всех в том, чтобы этот вопрос не решался как можно дольше, заинтересована Россия. Поэтому наивно было бы ожидать от подконтрольных ей боевиков прекращения огня и выполнения очередных договоренностей. Не исключено, что в случае совсем критической ситуации, когда захваченная территория станет для тела страны своего рода гнойным аппендицитом, придется применять хирургию, чтобы сохранить жизнь и здоровье всего организма.

    Михаил Пашков напомнил, что неподконтрольные Украине территории Донбасса, где ведутся боевые действия, – это троянский проект России, инструмент дезинтеграции нашего государства. По его мнению, очень важно сейчас формирование новых отношений по оси ЕС-Украина – Россия. «Украине на данном этапе необходимо действовать по трем формулам: укреплять национальную оборону, проводить реальные реформы, эффективно использовать помощь и политическую солидарность Запада», – убежден Пашков.

    Москва может при помощи военного конфликта блокировать интеграцию Украины в западные структуры, но что касается внутренних процессов преобразования и реформ, собственных усилий по прекращению войны  – это уже целиком наша ответственность. И списывать все промахи, коррупцию и внутриполитические разборки на Путина было бы глупо. Для Украины настает важный момент: найти свое место и определиться с собственной ролью в мировой геополитике. 

    Теги: Путин Россия Порошенко Донбасс Евросоюз минские соглашения НАТО Дональд Туск лоуренс саммерс буферная зона
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив