Кому мать родна. Как зарабатывают на закупках для армии

    10 мая, 2016 12:27
    Госзакупки в сфере обороны продолжают оставаться сверхприбыльным занятием для коррумпированных чиновников всех силовых ведомств

    «Исходя из полученной информации, я могу смело утверждать, что денег было украдено много», – так охарактеризовала итоги прошлогодних госзакупок для силовых ведомств Анна Тымчук, глава правления «Центра военно-политических исследований» (ЦВПИ).

    Эта организация провела собственное исследование потенциальных коррупционных рисков при госзакупках для силовиков, прежде всего для Минобороны, СБУ, Погранслужбы, МВД и Нацполиции.

    Эксперты проанализировали процедуру закупок в 2015 году и сопоставили цену, по которой разные ведомства покупали один и тот же товар в одно и то же время. Результаты были ошеломляющими: на открытых торгах, предусматривающих конкуренцию среди поставщиков, потратили менее 10% всех выделенных денег.

    Остальные 90%, а это 14 млрд 177 млн гривен, разошлись по так называемой переговорной процедуре, когда ведомство-заказчик договаривается с одним конкретным поставщиком, которого определяет самостоятельно. Это непрозрачная процедура, несущая множество коррупционных рисков.

    Лидером по применению этой методики стало Минобороны – 95,5% выделенных средств потрачено по указанной схеме. Далее идет Нацгвардия с показателем почти в 89% и МВД, потратившее по переговорной процедуре 87% выделенных средств.

    Кроме того, в стране нет единого подхода и структуры, которая бы закупала необходимые товары для силовиков. Сегодня этим занимаются в общей сложности 217 организаций, и у каждой из них разные подходы и ценовые ориентиры.

    Переговорная процедура закупок предоставила военному начальству возможность манипуляций с ценами. Коррупционные риски были легализованы на законодательном уровне.

    Все эти факторы дают стимул и реальную возможность зарабатывать на госзакупках для силовиков даже не миллионы, а миллиарды гривен в год. Также, по оценкам экспертов, этому способствуют пробелы в законодательстве и увеличивающееся финансирование этой сферы.

    В результате, исходя из стандартного процента «откатов», на переговорной процедуре при госзакупках для силовиков государство в 2015 году потеряло по приблизительным подсчетам более 4 млрд гривен.

    Повод заработать

    Изначально покупка необходимых армии товаров в ходе переговоров с единственным продавцом была оправдана сложившейся в 2014 году ситуацией. В условиях начавшихся широкомасштабных военных действий солдаты были раздеты, разуты и лишены элементарной техники.

    Силовые ведомства не могли позволить себе покупку всего необходимого на тендерах, которые должны проводиться в течение двух месяцев. Все необходимое нужно было здесь и сейчас.

    Поэтому и было принято решение, что в такой экстренной ситуации можно покупать у одного поставщика – главное, чтобы быстро. Эту норму в виде исключения и только для силовиков закрепили в Законе «Об осуществлении государственных закупок».

    Военные эксперты соглашаются, что такие действия сыграли свою позитивную роль в самый разгар военного противостояния на востоке, обеспечив оперативность поставок необходимого снаряжения, вооружения и техники.

    Но в то же время переговорная процедура закупок предоставила военному начальству возможность манипуляций с ценами. По сути, существенные коррупционные риски были легализованы на законодательном уровне.

    Сегодня ситуация с обеспечением военных изменилась, и основные потребности армии в целом закрыты. К примеру, нет необходимости в срочном порядке закупать сотни тысяч комплектов нижнего белья. Тем не менее закупки продолжаются по той же схеме переговорной процедуры.

    При этом заказчик может по своему усмотрению устанавливать технические параметры товара, например, такие, которые может обеспечить лишь один конкретный производитель. Другими словами, прописывать техдокументацию под конкретного поставщика.

    В пользу нечистых на руку чиновников играет также отсутствие контроля над процедурой определения такого показателя как «предельная ожидаемая стоимость предмета закупки». То есть максимальной цены, по которой ведомство может закупить товар. Это дает возможность искусственно завышать стоимость товара.

    Хотя ситуация с госзакупками для силовиков сдвинулась с мертвой точки, ожидаемого антикоррупционного прорыва в этой сфере так и не вышло.

    На практике это выглядит так: представители ведомства определяют среднерыночную цену необходимой продукции, и прибавляют к ней коэффициент инфляции, коэффициент отсрочки платежа, расход на транспортные услуги и т.д.

    Общая доля таких коэффициентов в структуре предельного размера ожидаемой стоимости одного предмета закупки может составлять до 30% – это показатель того, насколько цена завышена изначально.

    И если исходить из того, что по переговорной процедуре в прошлом году потрачено свыше 14 млрд гривен, то завышение стоимости составило более 4 млрд гривен – треть от запланированной в этом году суммы на улучшение вооружения.

    Как «подняться» на трусах

    О том, насколько велики потери всего на одной закупке самых элементарных товаров, можно судить по данным, озвученным Анной Тымчук.

    «Самый показательный случай – трусы трикотажные, – приводит она пример. – При объеме поставки в 51 тысячу единиц Нацгвардия купила их за 39,05 гривен. А Минобороны при заказе на 264,5 тысяч единиц заплатило за тот же товар 45,25 гривен за штуку».

    При этом Тымчук обращает внимание на законы рынка – чем больше партия, тем меньше закупочная цена. Однако при госзакупках этот рыночный механизм почему-то не действует. Берем калькулятор и выясняем, что Минобороны переплатило только за трусы 1 млн 639 тыс. 900 гривен.

    В свою очередь Нацгвардия свое не упустила при закупке зимнего нижнего белья. «Фуфайка с длинным рукавом и кальсоны» для нацгвардейцев обошлись в 195 грн 69 коп. за комплект при заказе на 65 тысяч единиц. Тот же комплект Минобороны купило за 149 грн 41 коп. за 10 тысяч штук. Итог переплаты Нацгвардии – чуть более 3 млн гривен.

    Таких сделок сотни. При этом большинство из них заключены с физическими лицами-предпринимателями. С ними подписывали контракты, сопоставимые с теми, за которые брались крупные предприятия.

    Эксперты отмечают, что у частника вряд ли есть в распоряжении такие производственные мощности, чтобы в кратчайшие сроки произвести 500 тысяч единиц белья. Соответственно, в большинстве своем это посреднические структуры.

    Развеять сомнения могла бы опубликованная информация о результатах торгов, которую выкладывают на сайте госзакупок Минторговли. Но по данным аналитиков из ВЦПИ, более 75% таких публикаций содержат неполную или противоречивую информацию.

    Чаще всего невозможно найти сведения о продавце, поставившем товар по переговорной процедуре, или о чиновнике со стороны ведомства-заказчика, ответственном за эту закупку. Также в отчетах фигурирует лишь общая сумма заключенного контракта без расшифровки стоимости единицы товара.

    «Например, горюче-смазочные материалы. Есть общая сумма, но непонятно, сколько бензина и каких марок было куплено, – говорит Тымчук. – Соответственно, невозможно проверить, во сколько обошелся литр топлива, и не было ли перерасхода денег».

    Неидеальный вариант

    В идеале все потенциальные риски при госзакупках должна была снять процедура покупки в системе электронных торгов Prozorro. По этому поводу в прошлом году Кабмин даже распорядился провести эксперимент и обязал Минобороны все необходимое покупать только так. На другие силовые ведомства эксперимент не распространялся.

    По результатам тестового периода в Минобороны отчитались об экономии средств от 10 до 30%, увеличении конкуренции среди продавцов и сокращении сроков закупок.

    Если принцип 30%-ного отката будет действовать и дальше, в этом году по карманам чиновников разойдется 34 млрд гривен.

    Тем не менее электронные онлайн-торги не сняли один из основных рисков – прописывание техдокументации на тендер под конкретного производителя.

    Также одним из главных недостатков стал сам принцип закупки на электронных торгах: кто выставил самую низкую цену, тот и выиграл. При этом не берутся во внимание такие показатели, как качество товара и способность продавца поставить его вовремя и в полном объеме. Если что-то пойдет не так, никто за это не отвечает.

    И хотя ситуация с госзакупками для силовиков сдвинулась с мертвой точки, ожидаемого антикоррупционного прорыва в этой сфере так и не вышло. Огромные суммы продолжают уходить в карманы причастных к тендерам чиновников.

    «В ходе нашего расследования всплыли известные фамилии, но я пока не могу их называть. Сейчас собираем доказательную базу, когда она будет, тогда мы расскажем, как в действительности закупается вещевое довольствие, и покажем реальные проблемы», – пообещала UA1 Тымчук.

    А пока эксперты сошлись на том, что нужно немедленно собирать заседание СНБО, анализировать госзакупки силовиков и попытаться свести все к единой системе и принципам.

    Поспособствовать улучшению ситуации должен принятый пока только в первом чтении законопроект №4288 о специфике госзакупок в сфере обороны. В частности, он предусматривает ответственность за сомнительные контракты для продавца, сокращение сроков процедуры закупки до 14 дней и прозрачный отбор поставщиков.

    Но когда за этот закон проголосуют окончательно – неизвестно. Пока же ситуация не меняется. На сайте Минобороны в разделе годовых планов закупок в большинстве документов значится: «без проведения процедур закупки», т.е. без открытых торгов.

    В этом году на оборону и госбезопасность в госбюджете предусмотрено 113,6 млрд гривен. И если принцип 30%-ного отката будет действовать и дальше, по карманам чиновников разойдется 34 млрд гривен – столько же, сколько предусмотрено на субсидии на весь 2016 год.

    Теги: Минобороны СБУ Нацгвардия тендер законопроект поставки госзакупки коррупционная схема prozorro
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив