Как рассыпается реформа Национальной полиции

    28 января, 2016 09:01
    Недостатки переаттестации экс-милиционеров приводят к тому, что за красивым фасадом патрульной полиции прячутся старые милицейские кадры

    Через несколько дней в Киеве и области заканчивается переаттестация сотрудников ликвидированной милиции, решивших продолжить службу в Национальной полиции. Процесс этот начался 7 декабря 2015 года и в теории его результатом должна стать обновленная и очищенная от «оборотней в погонах» новая полиция.

    Но на практике все складывается не так гладко, и у полицейской реформы есть все шансы повторить провальное реформирование прокуратур. Старые милиционеры, чувствуя, что в новую полицию им не пройти, используют целый арсенал уловок, чтобы остаться в строю и при должности. В результате новая Нацполиция трансформируется в хорошо забытую старую милицию, адаптированную к нынешним реалиям.

    Нередко одной из лазеек для старых кадров становятся сами аттестационные комиссии, которые снова и снова дают шанс представителям старой системы привнести свой «опыт» в работу новой полиции.

    В итоге всего за полтора месяца переаттестации правоохранители старого формата успели освоить необходимые им для выживания в новых условиях приемы и сообразить, как сменить китель милиционера на форму полицейского, не поменяв подхода к методам работы.

    В ход идет все – от «дыр» в законах и приказах МВД до апелляции на решение комиссий и использования личных связей.

    Лучшие из худших

    Изначально процесс набора кадров в Национальную полицию из рядов бывших милиционеров задумывался как максимально открытый и эффективный. Открытость и эффективность должны были обеспечить Центр рекрутинга в Нацполицию и независимые аттестационные комиссии.

    Рекрутинговый центр – независимая организация, предоставляющая услуги по поиску и отбору персонала в рамках проекта международной технической помощи по проведению реформ в Украине. Сейчас именно его сотрудники обрабатывают данные комиссий.

    По промежуточным итогам переаттестации по Киеву и области к увольнению было рекомендовано чуть более 11% претендентов на службу в полиции.

    Сами же комиссии формируются на принципах открытости: наряду с сотрудниками центрального аппарата МВД, патрульной полиции и нардепов в них могут участвовать представители любых СМИ и общественных организаций на правах полноправных членов.

    По данным представителя Центра рекрутинга Елены Дятловой, на сегодняшний день таких комиссий 17. Поскольку переаттестация в Нацполицию стартовала с Киева и области, все они сосредоточены в этом регионе. Три из них занимаются переаттестацией сотрудников центрального аппарата МВД, восемь комиссий тестируют кандидатов из Киева и шесть – из области.

    Всего через них должны пройти порядка 13,5 тысяч человек. На очереди Хмельницкая область, где необходимо протестировать 2200 сотрудников. Далее переаттестация начнется во всех областях – комиссии для этого сейчас формируются в каждом регионе.

    Милиционерам, пожелавшим продолжить службу в Нацполиции, придется одолеть тест на общие способности и знания, а также профессиональный тест на знание законодательства. Оперативников и следователей дополнительно тестируют на знание Уголовного кодекса и Закона об оперативно-розыскной деятельности.

    После прохождения тестов члены комиссии изучают аттестационный лист кандидата: информацию о прохождении службы с характеристикой руководителя, декларацию о доходах, справки о физической и огневой подготовке, а также – при наличии – материалы о нем из открытых источников.

    По своему усмотрению комиссия вызывает претендентов на собеседование, в ходе которого уточняет полученную информацию и пытается выяснить видение кандидатом реформы Нацполиции, а также своего места в ней.

    Зачастую именно неформальное общение вскрывает несоответствие притязаний кандидата на должность в Нацполиции и его способностей.

    Ответы стремящихся в полицию милиционеров уже перешли в разряд анекдотов. Собранные участниками аттестационных комиссий и выложенные без комментариев на Фейсбуке под хэштегом #атестаційнібудні, они с успехом могут конкурировать с самыми рейтинговыми комедийными сериалами.

    И это было бы действительно смешно, если бы не было так грустно – от того, какие люди хотят служить в полиции и какие туда проходят. Ведь по промежуточным итогам переаттестации по Киеву и области к увольнению было рекомендовано чуть более 11% претендентов на службу в полиции.

    Остальные остаются служить, даже демонстрируя минимально возможные показатели в ходе тестирования. Либо просто уходят от переаттестации по уже проверенным и действующим схемам.

    Грамотно переждать

    О схемах ухода от переаттестации рассказал член одной из комиссий Роман Синицын, опубликовав их на своей странице в Фейсбуке.

    Аттестационные комиссии не тестируют служащих Полиции охраны.

    По его наблюдениям, сейчас действуют два основных метода: перевод в Полицию охраны (бывшая Государственная служба охраны) или в один из киевских полков милиции, сформированный из участников АТО.

    «В областную и городские ГСО за последние несколько месяцев перевелись десятки и сотни разных сотрудников. Преимущественно ГАИ. Преимущественно майоры-полковники. Преимущественно те, которые рулили схемами. Даже бывшие руководители и замы областных ГАИ», – свидетельствует Синицын.

    Объясняется это тем, что аттестационные комиссии не тестируют служащих Полиции охраны.

    «ГСО мы не аттестуем почему-то. Это вроде хозрасчетная организация, и будет аттестовать себя сама. Состав, принципы формирования и принципы функционирования комиссии по их аттестации – неизвестны», – констатирует он.

    Точно такая же ситуация и с переводом в киевские полки милиции «Миротворец» и «Киев», частично сформированные из участников АТО, воевавших в составе батальонов «Киев-1», «Киев-2», «Киевщина», «Золотые Ворота» и ряда других подразделений.

    К тестированию этих полков аттестационные комиссии не имеют отношения. Вместе с тем, Синицын так описал происходящее в этих структурах: «Помимо реальных атошников и добровольцев, воюющих давно, туда тоже попереводились десятки и сотни чертей в последнее время».

    А те милиционеры, которые по каким-то причинам не успели или не смогли воспользоваться этими двумя схемами, пытаются оспорить решение аттестационных комиссий об увольнении, подавая апелляционную жалобу.

    По данным Дятловой, таких жалобщиков только по Киеву и области набралось уже 845 человек. С их заявлениями работают две апелляционные комиссии.

    Промежуточных данных о том, какой процент жалоб удовлетворяют, пока нет. Известно лишь, что часть отсеянных ранее милиционеров все же рекомендовали в Нацполицию.

    Понять и простить

    По словам полковника Владимира Жиденко, который исполняет обязанности начальника правового департамента Нацполиции, повода сомневаться в правильности решений аттестационных комиссий нет.

    «Комиссии полностью сбалансированы. Нет такого, что большинство членов составляет какая-то одна категория, – заявляет он. – Решения полностью незаангажированные».

    «Моя комиссия руководствуется всего 2-мя принципами: «Мы не можем уволить всех» и «Этот хоть что-то знает, давайте его оставим», – член аттестационной комиссии.

    Но оптимизм полковника разделяют не все. Представитель Автомайдана, член 3-й областной аттестационной комиссии Валерий Невструев поделился в Фейсбуке своими впечатлениями от работы.

    «Моя комиссия начала пропускать кандидатов с балами ниже 25, бывших ППСников и ГАИшников, начотделения на BMW X3 и начальников изоляторов временного содержания, которые явно проносили запрещенные предметы задержанным в камеры, а также многих других, кто явно не достоин служить в рядах Новой Полиции Украины», – написал он.

    По мнению Невструева, есть несколько причин происходящего. Первая – это несостоятельность многих членов комиссии и их неспособность качественно проводить переаттестацию.

    Например, по каким-то причинам люди верят рассказам о том, что сотрудники ГАИ никогда не брали взяток, а дорогие авто милиционеров – просто имущество родственников.

    Вторая причина – это принцип голосования за того или иного кандидата. Этот процесс Невструев описывает так: «Моя комиссия руководствуется всего 2-мя принципами: «Мы не можем уволить всех» и «Этот хоть что-то знает, давайте его оставим».

    По мнению автомайдановца, это приведет к тому, что в полиции неминуемо окажутся взяточники и оборотни в погонах, а последствия этого будут плачевны и не заставят долго ждать.

    Не совсем понятные и непубличные решения комиссий уже успели привести к ряду скандалов. Так, настоящим шоком для многих стала переаттестация сотрудников расформированного спецподразделения «Беркут», которые по итогам собеседований получили форму Нацполиции, несмотря на крайне низкие показатели тестирования.

    Сначала об этом факте стало известно активистам Майдана, которые на своем опыте знают о методах работы спецназовцев. Потом информацию подхватила Генпрокуратура, заявив об успешном прохождении переаттестации тех сотрудников «Беркута», которые участвовали в разгоне Майдана.

    Руководству Нацполиции пришлось спешно опровергать эти данные. По словам Дениса Казвана, советника по коммуникации главы Нацполиции, произошла путаница в терминологии.

    «В документах ГПУ речь шла о внутренней переаттестации относительно присвоения званий. Это внутренняя процедура, которая проходит ежегодно в органах МВД. А восприняли это как переаттестацию, которая проходит в рамках программы «100 дней качества Нацполиции», – заявил он.

    У полицейской реформы есть все шансы повторить провальное реформирование прокуратур.

    Правда, позже ему пришлось признать, что шесть беркутовцев все же прошли переаттестацию в Нацполицию. При этом Казван заверил, что они не участвовали в разгонах демонстрантов, не занимали руководящих постов и не принимали ответственных решений.

    «С одной стороны, для общества очень плохой знак, что «Беркут» проходит аттестацию, – соглашается полковник Жиденко. – С другой стороны, нужно смотреть на это с той точки зрения, что «Беркута» уже не существует. Есть полк особого назначения, в который входят люди, которые раньше служили в «Беркуте».

    Он считает, что скомпрометировавшие себя милиционеры не смогут попасть в полицию, потому что решение принимает аттестационная комиссия, куда входят и общественные активисты.

    «Я уверен в том, что ни один одиозный сотрудник не может быть пропущен комиссией и рекомендован на дальнейшее прохождение службы», – заявляет Жиденко.

    В то же время опыт показывает обратное: все недостатки работы комиссий и всего процесса переаттестации уже приводят к непоправимым для имиджа Национальной полиции последствиям.

    Итоги переаттестации

    Всего через два дня после переаттестации сотрудников бывшего ГАИ, которые продолжили службу на КПП в Березани в качестве полицейских, от водителей поступили неопровержимые факты вымогательства взятки со стороны стражей порядка. Такие последствия недостаточно квалифицированной работы аттестационных комиссий приводит Невструев.

    Более того, практика показывает, что и прячущиеся от переаттестации, и непонятно как прошедшие ее, и работающие, но еще не переаттестованные старые кадры системы МВД могут при необходимости действовать сообща и слажено, применяя старые привычные методы.

    Один из самых ярких примеров такого взаимодействия – нашумевший на всю страну захват криминальными структурами кондитерской фабрики «ЖЛ» в Житомире в начале года.

    Полковник полиции приказал своим подчиненным не вмешиваться в бойню, которая происходила прямо на глазах у полицейских.

    Тогда не подлежащий проверке аттестационной комиссией начальник Полиции охраны Житомирской области Игорь Товкач, руководствуясь лишь ему известными мотивами, подписал договор на охрану чужого имущества с фиктивной коммерческой структурой, назвавшейся ЗАО «Житомирські ласощі».

    И когда на житомирской кондитерской фабрике в декабре 2015-январе 2016 начались беспорядки, устроенные мини-армией вооруженного криминалитета, также не подлежащие переаттестации старые кадры Полиции охраны неизвестно по каким мотивам помогали «титушкам» в процессе разграбления предприятия.

    Начальник департамента Полиции охраны Украины Сергей Будник не видит никакой проблемы в том, что его подчиненные фактически участвовали в разбойном нападении на фабрику. На основании каких документов был заключен фиктивный договор, в департаменте так никто и не смог объяснить.

    В это же самое время пока еще не проходивший переаттестацию бывший милицейский чин, а ныне полковник полиции и начальник главка Нацполиции в Житомирской области Валерий Рудык приказал своим подчиненным не вмешиваться в устроенную на фабрике бойню, которая происходила прямо на глазах у полицейских.

    Естественно, что решение своего непосредственного начальника в этом вопросе поддержал и его заместитель Юрий Лебидь, фамилия которого значится в Реестре лиц, подлежащих люстрации, составленном Люстрационным комитетом Украины.

    Да и представитель старой когорты правоохранителей, начальник горуправления МВД Житомира Михаил Сорока был не против такого развития событий. В комментариях журналистам он уточнил, что его задача – только охрана порядка на улицах, а пресекать преступление на территории фабрики полиция не собирается.

    В свою очередь, руководство следственного управления горотдела полиции, также по каким-то только им известным мотивам либо отказывается, либо затягивает регистрацию заявлений законных собственников фабрики «ЖЛ» о противоправных действиях захватчиков. При том, что заявления поступили как в письменной форме, так и по телефону 102.

    Удивляет и помощь, которую оказывает житомирская полиция рейдерам, захватившим фабрику. Так, 4 января начальник следственного отдела Житомирского городского управления полиции Николай Бовсуновский, после звонка руководителя рейдеров Александра Рогаля, моментально отдал приказ арестовать фуру с продукцией, принадлежащей кондитерской фабрике «ЖЛ».

    Или свежий пример с захватом сети магазинов одежды в Киеве, Харькове, Одессе и Днепропетровске 20 января. И снова в сводках фигурируют подразделения Нацполиции, которые в упор не замечают правонарушений, а фактически прикрывают рейдеров.

    Журналисты UA1 почти две недели пытались получить комментарий от главы Национальной Полиции Хатии Деканоидзе. Но так и не смогли с ней встретиться. Деканоидзе почти все это время была в Европе. Складывается впечатление, что в ЕС она бывает гораздо чаще, чем в родном ведомстве.

    Аналогично ни в МВД, ни в Национальной полиции не смогли прокомментировать факты захвата. Пресс-службы ссылались на крайнюю занятость руководителей ведомств. Пресс-секретарь МВД Артем Шевченко сначала обещал организовать встречу, но потом просто перестал отвечать на телефонные звонки.

    Тем временем переаттестация в обновленную Национальную полицию идет своим чередом. Чуткие и отзывчивые представители многих комиссий стараются максимально лояльно относиться к старым милицейским кадрам – ну, а куда ж их еще? Кому-то до пенсии осталось досидеть год-другой, у кого-то семья большая… И каждого нужно понять и простить.

    Уже сейчас становится понятно, что реформирование милиции в новую полицию полностью провалено. И сегодня это лишь одна из многочисленных претензий к министру внутренних дел Арсену Авакову. В последние месяцы в Верховной Раде начали активный сбор подписей за отставку министра. И что характерно – отдать свои голоса готовы даже его однопартийцы из «Народного фронта».

     

    Издание UA1 неоднократно связывалось с пресс-службой Национальной полиции и МВД с просьбой о комментарии. К сожалению, журналисты издания не смогли получить нужной информации. Редакция готова предоставить слово руководителям данных ведомств для пояснения или опровержения фактов, изложенных в данной статье. 

    Теги: ГПУ МВД генпрокуратура Арсен Аваков реформа переаттестация беркут житомир Артем Шевченко национальная полиция рейдерский захват «ЖЛ» хатия деканоидзе Александр Рогаль Сергей Будник
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив