Игорь Эйдман: Убийством Немцова Путин хотел показать, что начинается новая «холодная война»

    5 мая, 2015 11:08
    Российский социолог Игорь Эйдман, двоюродный брат убитого российского оппозиционера Бориса Немцова, известен тем, что, как и последний, не боится жестко критиковать режим Путина

    Эйдман, несмотря на то, что уже длительное время проживает в Германии, старается быть в курсе всех политических событий, происходящих в России, и всегда успевает давать им оценку в своих острых материалах и комментариях. В эксклюзивном интервью для UA1 он вспомнил последнюю переписку с погибшим двоюродным братом, поделился подозрениями о том, кому было выгодно убивать Немцова и за что, а также рассказал свою версию того, почему Путин решил затеять войну.

    – Игорь, как известно, Борис Немцов был Вашим двоюродным братом, расскажите, пожалуйста, какие у Вас с ним были отношения?

    – В основном, мы с ним близко общались в молодости, когда он еще только начинал заниматься политикой. Несмотря на то, что я был на 9 лет моложе, я был очень политически ангажирован. Помню, когда мне было лет 19, а ему где-то под 30, он уже был кандидатом наук, я пытался все время его привлечь к политике. Это были как раз времена «перестройки». А уже потом, позже, он стал баллотироваться на выборах.

    – Когда вы последний раз что-то о нем слышали лично, держали с ним контакт?

    – Последний раз я, кстати, общался с ним в Фейсбуке, как раз незадолго до его смерти... Мы с ним вспоминали антиолигархическую кампанию, это было в России в 97-98 годах, он тогда ею занимался с моей подачи, когда был первым вице-премьером. В России все то же, что и в Украине, даже еще хуже тогда было, да и сейчас все так и осталось, только персоналии олигархов поменялись, да и то не все. Тогда Борис Березовский очень мешал, потому что он вел такую политику, которая не давала Немцову выполнять свою работу вице-премьера. Эту всю антиолигархическую кампанию Ельцин обещал поддержать, а потом с ним провела «воспитательную работу» его дочь Татьяна, с подачи того же Березовского, и в результате он от этого всего отказался. То есть разные у нас были эпизоды в жизни, где мы пересекались.

    – Немцов всегда без страха критиковал Путина, и даже за два часа до смерти назвал его в эфире радиостанции «Эхо Москвы» «патологическим лжецом». Как вы думаете, именно за эту способность видеть Путина «насквозь» Немцова и убили?

    – Я считаю, что причиной его смерти, безусловно, стало то, что Борис очень доставал Путина, в первую очередь вербально. Немцов настолько сильно не любил Путина и его систему, просто не мог молчать. А Путину, конечно же, было очень неприятно и стыдно перед другими политиками, он, Путин, позволяет такому человеку, как Немцов, существовать в российской политике. Проблемой было еще и то, что Немцов не хотел иммигрировать, хотя ему неоднократно и намекали на это. Поэтому Путин, не один, конечно, а скорее с помощью того же Кадырова, решил его убрать. Я никогда не поверю, что Кадыров сам додумался бы это сделать – зачем ему вообще Немцов? У Кадырова совершенно другие проблемы, он всегда расправлялся только со своими личными врагами. Достаточно вспомнить, с кем он сводил счеты, к примеру, та же Анна Политковская, которая в свое время очень активно занималась Чечней... А Немцов был ему совершенно не нужен. Конечно же, еще одним аргументом стало то, что Немцов в последнее время собирал информацию о присутствии российских войск в Украине. Он готовил серьезный доклад по этой теме и, безусловно, Путину не хотелось, чтобы такая информация была обнародована.

    – А что сейчас с материалами этого доклада?

    – Насколько мне известно, оппозиционер Илья Яшин пообещал в ближайшее время обнародовать эти наработки Немцова, дополнив их. Однако я уверен, что у того же Яшина будет меньше возможностей получить нужную информацию, потому что у Немцова было очень много связей среди элиты. Он знал всех во времена правления Ельцина лично: с кем-то работал в думе, с кем-то общался, когда был губернатором, поэтому, конечно, информации у него было гораздо больше.

    – Но Путин не мог не понимать, какой резонанс вызовет это убийство, прежде всего, в российском обществе, для чего ему было это нужно?

    – Безусловно, этим шагом Путин хотел также показать, что начинается новая «холодная война» и страна превращается в военный лагерь, где никто не имеет права выступать против приказов командования, поэтому необходимо было такое показательное «выступление» сделать, убрав Немцова.

    – Как Вы отнеслись к тому факту, что после убийства Немцова, его мать получила соболезнования от Путина, где на открытке была указана ее девичья фамилия Эйдман. Вы считаете, это была случайность или Путин хотел этим что-то подчеркнуть?

    – Я думаю, что это было не случайностью. Такие лицемерные соболезнования со стороны власти делаются для того, чтобы разрушить репутацию Немцова перед населением. В российском обществе проявления антисемитизма достаточно сильны, поэтому – я по себе знаю – одна лишь фамилия Эйдман в России уже является компроматом. Я много раз встречал в сети комментарии под моими материалами, в которых говорилось о чем-то вроде: «да, все в принципе правильно написано, но автор Эйдман ...». Поэтому и Путин здесь, безусловно, захотел «сыграть» на настроениях этой антисемитской аудитории. Я придерживаюсь такого мнения, потому что мать Бориса по паспорту Немцева, даже не Немцова, поэтому, я уверен, что это не он себе сам решил: «А давай, я Эйдман напишу», он, думаю, даже фамилии такой не знал, ему кто-то должен был об этом сказать. Кто-то из его помощников, предварительно навел справки и сообщил ему эту информацию, мол: "Вот Владимир Владимирович, посмотрите, она Немцева, но ее девичья фамилия Эйдман, как напишем?» – «Давайте, Эйдман напишем», – сказал Путин, подумав, что вот еще одна возможность появилась, чтобы испортить репутацию Бориса и дискредитировать его.

    – Соответствует ли действительности тот факт, что в России Путина поддерживает большинство?

    – Я, как социолог, считаю, что нет. Все эти опросы, как и в целом социология в России, – во многом профанация. Для того чтобы социологи могли адекватно исследовать общественное мнение, необходимо, чтобы люди не боялись его выражать, а в авторитарном обществе, каким является российское, это невозможно. Население России в основном очень аполитично, и по большому счету, людям абсолютно безразлично, там Путин у власти, или Распутин (смеется). Они заняты своими будничными делами и думают только о том, как выжить в условиях экономического кризиса, или как дать образование детям, а глобальные политические вопросы их не интересуют вообще. Поэтому, когда к ним приходит интервьюер, они начинают отвечать так, чтобы их мнение было схожим с мнением мифического «подавляющего большинства».

    – Чем, по Вашему мнению, спровоцировано такое абсолютно своевольное и антидемократическое поведение Путина? Как угроза войны вообще могла возникнуть в географическом центре Европы в XXI веке?

    – У меня есть одно предположение на эту тему, и оно мне кажется наиболее правдоподобным. Путин и его поколение руководителей – это первое послевоенное поколение у власти. Если говорить о бывших руководителях, то, например, Ельцин и Горбачев еще застали войну детьми, Горбачев даже в оккупацию попал, поэтому для них война, как таковая, была действительно личной, семейной драмой, а для Путина, и его поколения руководителей, война – это только фанфары победы. День победы – это безумное «победобесие» 9 мая, я так его называю. Даже академик Георгий Арбатов писал, что Брежнев «сам понюхал порох», потому и войны он не хотел и боялся, поскольку его отношение к ней было личным, а эти «современные правители», они лично «не пуганы», поэтому для них война – это веселье и парады. Вот почему они еще более опасны – от них можно ожидать чего угодно.

    – Какие такие рычаги «нажал» Путин, что ему удалось настолько активизировать значительную часть этого аполитичного, как Вы говорите, русского народа?

    – Путин здесь воспользовался любимым методом диктаторов, чтобы укрепить свой рейтинг. Для этого ему нужна была так называемая «маленькая война с территориальным захватом» – и он устроил захват Крыма, сыграв на многолетних стереотипах общественного сознания, это я как социолог уже могу сказать. Эти имперские и «ура-патриотические» моменты никогда не были чужды россиянам, но, например, при Ельцине они никак не воплощались в политике власти, а здесь Путин как раз на этом «сыграл» и резко поднял свой рейтинг. Теперь остается только ждать того момента, когда негативные последствия от этого будут все больше и больше сказываться на повседневной жизни людей, когда люди поймут, что им придется очень дорого расплачиваться за всю эту «псевдо-патриотическую вакханалию».

    – Но что случилось с теми людьми, которые ранее выражали свое несогласие с властью, а сейчас поддерживают путинскую политику, хотя бы в части присоединения того же Крыма?

    – В России есть определенная политизированная аудитория, которая сейчас, к сожалению, частично отошла от оппозиции и погрузилась в этот «патриотический дурман», который развеется, как только начнутся реальные проблемы: внешнеполитические, экономические, и они их почувствуют еще в большей степени, чем сейчас. Это будет так же, как, например, советские люди почувствовали проблемы в середине 80-х, причиной которых было вторжение в Афганистан.

    – По Вашему мнению, украинская «революция достоинства» удалась?

    – В Украине, я считаю, эта революция не была завершена в полной мере именно из-за российской агрессии, ибо революция имеет целью не только массовые акции и свержение правящего режима, но и создание новых более демократических институтов. Этого в Украине пока не произошло, потому что очень сложно демократизировать страну, которая фактически находится в состоянии войны. Война, конечно же, развивает всегда любое государство не в демократическую сторону, а в авторитарную. Я думаю, что «второе дыхание» украинской революции откроется, когда война будет закончена и украинцы смогут вернуться к мирной жизни.

    Теги: Путин Россия российская оппозиция Борис Немцов интервью
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив