Игорь Бойко: Житомирскую кондитерскую фабрику не запустит никто, кроме команды, которая работала 6 последних лет

    18 января, 2016 11:51
    Председатель наблюдательного совета ОДО «ЖЛ» Игорь Бойко во время брифинга, который состоялся 16 января, ответил на вопросы журналистов относительно ситуации с Житомирской кондитерской фабрикой
    Игорь Бойко, председатель наблюдательного совета ОДО «ЖЛ»
    Фото: Житомир.info
    Игорь Бойко, председатель наблюдательного совета ОДО «ЖЛ»

    16 января председатель наблюдательного совета ОДО «ЖЛ» Игорь Бойко провел в Житомире брифинг, во время которого ответил на вопросы журналистов. Он рассказал, что сейчас происходит на Житомирской кондитерской фабрике, есть ли эволюция в отношении власти к конфликту на предприятии и когда может заработать фабрика, а также призвал коллектив предприятия не поддаваться на провокации и не становиться соучастниками криминала.

    Публикуем ответы Бойко на вопросы журналистов издания Житомир.info.

    Известно, что стороны подписали меморандум с целью как минимум до 12 января приостановить конфликт на Житомирской кондитерской фабрике. Что будет дальше?

    До 12 января мы действительно подписали меморандум, чтобы снять социальное напряжение, потому что был большой риск кровопролития. Считаю, что меморандум был сомнительным – как с бандитами можно подписывать что-то? С первого дня они начали его нарушать, есть доказательства, мы собираем материал. Мы действуем согласно закону и ждем официальных заседаний судей, которые будут рассматривать все эти дела. Со стороны наших оппонентов – бандитской группировки Пашинского и Авакова – идет активное давление на нас, чтобы заставить нас сесть за стол переговоров. С бандитами за стол переговоров никто садиться не будет.

    Предприятие физически уничтожают. Если в таком состоянии оно побудет несколько месяцев, предприятия не будет.

    Проблема в том, что объективность судей под большим вопросом. Пример: на вчерашний день (15 января – ред.) нашими оппонентами был подан иск в хозяйственный суд Житомирской области, который был назначен на 18 января. Когда наши юристы пришли подать какие-то дополнения, решение было вынесено и изменено основание. Судья Тимошенко будет отвечать перед законом, мы уже подготовили жалобы в Высший Совет Юстиции и Высшую квалификационную комиссию судей, пусть разбираются. Идея фикс этой бандитской группы – меня задержать, арестовать за какое-то нарушение закона. Открыта масса уголовных дел, но оснований для моего задержания нет. Я плачу большие налоги, у меня в год бывает доход около 10 миллионов гривен, мне сегодня кондитерская фабрика должна 1,5 млн долларов и 28 миллионов гривен. А эти люди ищут, как я украл деньги. Я их не крал. Они не могут понять, как человек находится у денег и не ворует их...

    Что сейчас происходит на предприятии?

    Сегодня бандиты шантажом и запугиванием требуют, чтобы люди писали заявления на работу на это их странное, с потолка взятое предприятие. Это мне напоминает такую ситуацию, когда воры пришли грабить дом и зовут соседей: идите сюда, будем грабить! Чтобы разделить ответственность. Они же потом скажут: это не мы, то люди хотели. Вот рабочие хотели работать и пришли. Люди не понимают, что за все поступки, которые они сегодня делают, придется рано или поздно отвечать, и эта ответственность уголовная. У меня достаточно терпения и достаточная материальная база, чтобы подождать и удержать тех людей, которые действительно хотят честно работать и восстановить предприятие таким, каким оно было в Житомире и процветало... Сегодня вскрыли 5-й цех, включили линию, которая может сгореть, потому что они (оппоненты) такое оборудование видели разве что в кино. Сырье, все вспомогательные материалы и продукция не принадлежат ни «ЖЛ», ни ЗАО «ЖЛ». «ЖЛ» сдало полностью в аренду свои производственные площади, и полностью все, что находится на предприятии из сырья и продукции, принадлежит киевской компании «Ренессанс Траст».

    Что это за компания и почему вся продукция принадлежит ей?

    Когда нас 27 ноября 2015 года сняли с реестра, мы должны были работать и обеспечивать людей работой. Мы подписали аренду производственных мощностей и начали завозить сырье, начала работать эта компания. У нас 30% импортного сырья: какао, жиры, ароматизаторы и так далее. И после исключения из реестра мы не могли растаможить сырье. Поэтому нам пришлось срочно менять европейские контракты, чтобы начать получать сырье на это предприятие. Это была производственная необходимость, чтобы удерживать хотя бы декабрь месяц в рабочем состоянии. Поэтому в отношении тех, кто работает с этим сырьем, будут поданы иски, и они будут привлечены за хищение чужого имущества.

    Какими будут ваши дальнейшие действия?

    Предприятие физически уничтожают. Если в таком состоянии оно побудет несколько месяцев, предприятия не будет. Никто без нас, без коллектива и той команды, которая работала 6 последних лет, его не запустит. Для того чтобы предприятие было рентабельным, нужно выпускать минимум 3,5-4 тысячи тонн продукции. Когда предприятие «ляжет» – в Житомире как нет хлебозавода, так и не будет кондитерской фабрики. Производство не работает, продукцию не позволяют вывозить, хотя, как я уже говорил, она чужая и не принадлежит «ЖЛ».

    В 2006 году это была артель «Напрасный труд», где было 90% ручной работы, где люди старыми ведрами таскали начинки и лепили все вручную. Сейчас фабрика полностью автоматизирована и компьютеризирована.

    Наши дальнейшие действия очень простые. На те преступные решения, которые выносят тернопольский и житомирский судьи, мы подаем апелляции и ждем назначения апелляций, выигрываем апелляции. Подчеркиваю: мы будем действовать только по закону. Никакого нарушения закона у нас как не было, так и не будет. Полиция рассказывает о нарушениях, которые были зафиксированы в админкорпусе, однако за время, когда нас начали атаковать, начиная с 30 декабря по 5 января, в админкорпусе не было никаких нарушений, не было найдено никакого оружия, не было искалеченных людей и не было уничтожено имущество. Там, где охраняла полиция, были избиты и ранены люди, разбиты лаборатория и гараж, склады с готовой продукцией. Были гранаты, оружие, выстрелы. Это все спровоцировала милиция. Это была спецоперация, подобная Майдану.

    Если господин Лищинский приедет в Украину, готовы ли вы будете с ним встретиться и провести, скажем, совместную пресс-конференцию?

    Господин Лищинский в 2010 году получил от меня 20 миллионов долларов, есть подтверждающие документы. Плюс господин Лищинский с 2006 по 2010 год, поставляя сырье на предприятие, завышал на отдельные его виды цену в два-три раза, таким образом получая сверхприбыли и скрывая это от меня и предприятия. Таким образом, господин Лищинский каждый год зарабатывал еще до 10 миллионов долларов, или 40 миллионов за 4 года. Стол переговоров может быть только один: Лищинский пишет явку с повинной в полицию и идет сдаваться как преступник. Но он – разменная монета в этой борьбе за лакомый кусок. Кто такой господин Лищинский? Американский электрик, который одолжил у моего знакомого 100 тысяч долларов и купил половину кондитерской фабрики. И стал господином Лищинским. Те двое американцев, которые были Лищинского компаньоны, никогда не планировали в Житомире жить, они выкачивали из Житомирской кондитерской фабрики максимально все для того, чтобы создать хорошие условия себе и своим семьям в Америке. Если бы не пришел на фабрику я в 2006 году, у вас бы той фабрики тоже не было. В 2006 году это была артель «Напрасный труд», где было 90% ручной работы, где люди старыми ведрами таскали начинки и лепили все вручную. Сейчас фабрика полностью автоматизирована, компьютеризирована, все новые линии – итальянские, голландские.

    Власти нужно получить в бюджет деньги. А денег не будет, если не будет моей команды на предприятии. Можно поставить на нем крест, потому что его никто не «вытянет».

    Были ли вы готовы к такому развитию событий на фабрике?

    Конечно, нет. Мы спокойно работали. В этом году потратили более 500 тысяч евро на разработку полного ребрендинга житомирской продукции, который заказали одной из лучших французских компаний. Это новая торговая марка «Zhytomir Sweets», она практически готова, мы намеревались с нового года полностью ее запускать. И это самая большая реклама для Житомира, поднятия престижа региона. Пришли люди и одним решением суда... Где господин Лищинский? Пять с половиной лет он не появлялся в Украине – это легко проверить – и вдруг приезжает и говорит: отдайте мое. Причем в процессе его вообще нет. Иск подала некая Нина Грущак – пенсионерка, которая работала на фабрике до 2003 года и в которой было акций на 2 тысячи рублей, которые она не обменяла. Мы проводили реформирование, поскольку, согласно закону Украины, ЗАО были ликвидированы как юридическая форма. Поэтому суд не мог восстановить ЗАО, потому что такое предприятие не предусмотрено законодательством – Закон 2010 года оставил публичные акционерные общества. Через 5,5 лет после ликвидации предприятия эта женщина едет в Тернополь (ей 65 лет), идет в суд, который сначала принимает заявление, а через 3 дня пенсионерка прописывается в Тернополе, потому что подсудность дела определяется по прописке. То же заявление госпожа Грущак занесла судье Тимошенко в Житомирский суд, и он решил, чтобы женщина дважды не ходила, начать рассмотрение дела на 3 дня раньше...

    Есть ли эволюция в отношении власти к конфликту и вашему предприятию, начиная с 27 ноября и до сих пор?

    Есть. Я думаю, что сделал для Житомира гораздо больше, чем некоторые из житомирян, хотя я львовянин, родился на Волыни. Но я производственник. И столько всего, сколько мы вложили в Житомир, в том числе для рекламы и популяризации Житомира, я думаю, что мало людей сделало. Я никогда не лезу во власть, у меня принцип «Я ничего ни у кого не прошу, только не мешайте». Когда ситуация вышла за пределы правового поля, и предприятие прекратило работать, мы начали ощущать поддержку. В первую очередь, власти нужно получить в бюджет деньги. А денег не будет, если не будет моей команды на предприятии. Можно поставить на нем крест, потому что его никто не «вытянет». Потому что только наименований сырья более 300. Мы поставляемся в 37 стран, этикетки в каждую страну разные, их надо заказывать. Мы это делали годами. Поэтому власть, наверное, где-то начинает видеть, что фасовка сахара и выпечка рогаликов не даст городу тех средств, которые могли быть. Оборот фабрики в 2015 году должен был быть миллиард с половиной, но в связи с тем, что мы плохо отработали декабрь, оборот фабрики миллиард 250 миллионов (гривен) без НДС. Не могут там работать дилетанты. Знаете, что они сделали? Они собирают начальников цехов, которых я 6-7 лет назад отправлял на пенсию, которые знали, как в ведрах мешать какую колотушку, потому что сейчас все автоматически. Привели тех, кого я уволил за кражи, тунеядство, ложь, некомпетентность. Разве можно добиться прогресса регрессом?

    В заключение я хотел бы обратиться к работникам предприятия.

    Уважаемые работники! Вас вводят в заблуждение и вам врут. Вас стараются сделать соучастниками этих противоправных событий, которые происходят на фабрике. Не ведитесь ни на какие предложения и запугивания. Сотрудничая с преступниками, вы становитесь такими же преступниками и будете так же отвечать за все уголовные преступления в случае своего соучастия. Обещаю, что в течение одного-двух месяцев фабрика заработает, если будет поддержка государственной власти. Если будет политическая воля, фабрика может заработать уже в понедельник, чтобы люди пришли и сказали: мы будем работать до решения в судах. Это то, что мы всем предлагали и предлагаем.

    Житомир.info

    Теги: Арсен Аваков сергей пашинский рейдерский захват «ЖЛ» игорь бойко Юрий Лещинский
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив