Вспышка справа. Референдум от Яроша

    22 июля, 2015 17:19
    Почему Правый сектор готовит референдум по недоверию к действующей власти

    Ответом на события в Мукачево, в окрестностях которого армия и СБУ до сих пор охотятся за шестью бойцами Правого сектора (ПС), замешанными в бандитских разборках контрабандистов, стало вече на Майдане.

    Организаторами выступили ПС и представители добровольческого движения, в частности батальонов Организации украинских националистов (ОУН). А события в Мукачево стали лишь очередным звеном в цепи противостояния добровольцев и государства.

    Никому не хочется иметь под боком хорошо организованную и вооруженную армию с опытом ведения боевых действий, которая подчиняется исключительно своему командованию.

    «Власть видит не только в Правом секторе, а вообще в добровольческом движении определенную угрозу, поэтому пытается дискредитировать его в глазах украинцев и уничтожить, – рассказал UA1 командир ДУК ПС Андрей Стемпицкий. – Это началось с Минских договоренностей, когда прозвучало, что мы являемся незаконным вооруженным формированием, и теперь власть пытается уничтожить добровольческий корпус, как того требуют враги».



    С точки зрения государства, угроза вполне очевидна: никому не хочется иметь под боком хорошо организованную и вооруженную армию с опытом ведения боевых действий, которая подчиняется исключительно своему командованию, а не указам из Администрации президента или Минобороны.

    А взгляды командования добровольцев не всегда совпадают с видением ситуации первыми лицами государства. И по большому счету, началось это противостояние задолго до Минских договоренностей и уж тем более до событий в Мукачево.

    Сезонное обострение

    Впервые вопрос о том, что с уличными провокаторами, футбольными ультрас, патриотами, националистами и всеми, кто формировал ПС и воевал на Грушевского и Институтской за победу Майдана, нужно что-то делать, возник еще в марте 2014 года.

    Тогда, после перестрелки между членом этого движения и представителем самообороны Майдана, штаб ПС в гостинице «Днепр» окружили силовики. Это стало поводом выдворить ПС из гостиницы, разоружить и сопроводить на одну из баз под Киевом.

    Именно тогда остро встал вопрос интеграции этой силы в общественные структуры и адаптации к мирной, нереволюционной жизни. Никто во власти не знал, как это сделать, но помогла война: большинство воинственно настроенных радикалов сформировали Добровольческий украинский корпус (ДУК) и отправились на фронт в составе различных добровольческих батальонов.

    Позиция ПС и ОУН была принципиальной – входить в состав ВСУ только как отдельные подразделения с подчинением своему командованию.

    Казалось бы, проблема решена. Но не тут-то было – добровольцы и на фронте оставались независимым вооруженным формированием, которое подчинялось исключительно своему непосредственному командованию и зачастую игнорировало ставленников Минобороны и их распоряжения.



    Понимая, какая «бомба» находится прямо под носом у министерства, военное командование в первые дни января 2015 года предложило добровольцам войти в состав Вооруженных Сил Украины (ВСУ) или находящейся в подчинении МВД Нацгвардии.

    Часть добровольцев пошла на эти условия, но позиция ПС и ОУН была принципиальной – входить в состав ВСУ только как отдельные подразделения с подчинением своему командованию.

    «Мы неоднократно говорили, что не против легализации, но хотим легализовать всю структуру добровольческого корпуса, а не отдельные структуры, – объясняет командир Стемпицкий. – Но при этом никто не запрещает нашим парням идти в ВСУ или Нацгвардию, если они этого хотят. Мы относимся к этому совершенно нормально».

    Предложение формальной и ничего не значащей должности в Минобороны Дмитрию Ярошу также не помогло – глава ПС отказался от нее, что впоследствии привело к ряду конфликтов добровольцев с ВСУ.

    Ярош подчеркнул, что добровольцы не намерены бороться с властью при помощи оружия.

    28 апреля базу ПС в Новомихайловке Днепропетровской области взяли в кольцо силы регулярной армии. И только после телефонных переговоров тогдашнего министра обороны Виктора Муженко с Дмитрием Ярошем удалось предотвратить вооруженное противостояние сторон и начать диалог о возможности вхождения добровольцев в ВСУ.

    А уже 9 мая встал вопрос о разгоне силами Минобороны учебной базы ПС в военном центре «Десна». И вновь конфликт удалось уладить буквально в последний момент посредством телефонных переговоров между командованием армейцев и добровольцев.



    Последней каплей в обострении конфликта стали события в Мукачево и стягивание невиданных на Закарпатье военных сил для поимки ушедших после перестрелки в горы бойцов ПС.

    Тут уж властям припомнили все: и постоянные нападки на батальон «Айдар», и прессинг по поводу вхождения добровольцев в состав ВСУ, и расформирование «Торнадо». Логическое завершение конфликта вылилось в вече на киевском Майдане с инициативой проведения референдума о недоверии действующей власти.

    При этом Ярош подчеркнул, что добровольцы не намерены бороться с властью при помощи оружия – не тот сейчас момент. А добиваться выполнения своих требований будут исключительно в правовом поле и при поддержке украинцев.

    С 14 мая в парламентских комитетах пылится законопроект Яроша о легализации добровольцев.

    Скептики сразу же заговорили о предвыборном пиаре, хотя глава ПС заявил, что его партия не будет участвовать в местных выборах. А что касается реальных шагов по урегулированию ситуации, то оказалось, что они уже давно сделаны, но по обыкновению дело застопорилось в парламенте.

    Все по закону

    С 14 мая в парламентских комитетах пылится законопроект Яроша о легализации добровольцев. За все это время к нему даже не было сделано экспертное заключение парламентских юристов, которое обычно появляется через пару недель после внесения проекта в парламент.



    В законопроекте расписаны все возможные сценарии взаимодействия государства с добровольческими батальонами. В частности, модель копирует эстонский опыт создания добровольческого движения Кайтселийт, но с учетом украинских реалий.

    По словам самого Яроша, этот закон решит ряд проблем: ДУК сможет беспрепятственно получать вооружение от Минобороны, с чем есть большие проблемы, а также отгородиться от тех, кто использует добровольцев в качестве прикрытия для противоправных действий на фронте и в тылу.

    Ярош: «Мы можем не иметь большинства в парламенте, но можем иметь большинство под парламентом».

    Единственный «сучок» для власти – это условие, что все приказы добровольцам отдает Минобороны, но только по согласованию с командованием ДУК.

    «У меня есть большие сомнения, что депутаты проголосуют за легализацию ДУК, – говорит Стемпицкий. – Но, как сказал Дмитрий Ярош, мы можем не иметь большинства в парламенте, но можем иметь большинство под парламентом. Таким образом, попытаемся все же заставить депутатов проголосовать за это».



    Тем временем ПС, утративший в своем названии «политический» и ставший Национально-освободительным движением «Правый сектор», во всех регионах Украины в срочном порядке создает оперативные штабы, которые займутся подготовкой к всенародному референдуму.

    Главные вопросы, которые предлагается решить украинцам: недоверие правительству, признание войны с Россией, полная блокада оккупированных территорий и легализация добровольческого движения.

    А наберет ли ПС три миллиона голосов за это мероприятие, как того требует закон, покажет время.

    Теги: Дмитрий Ярош Минобороны Правый сектор ДУК Скипальский вече
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив