И так сойдет. Почему взрываются "минометы Пашинского"

    3 октября, 2018 10:36
    Следствие по делу о взрывах минометов "Молот" установило ряд опасных недоработок в их конструкции. Пашинский настаивает, что все дело в неумелости солдат

    Тринадцать погибших и тридцать раненных солдат – на сегодняшний день такова цена использования армией минометов «Молот» или, как их еще называют, «минометов Пашинского».

    Именно глава комитета по нацбезопасности и обороне, нардеп от «Народного фронта» Сергей Пашинский стал идейным вдохновителем производства этого оружия, когда совмещал свою должность с должностью главы наблюдательного совета госконцерна «Укроборонпром» в 2014-2016 годах. То есть давал рекомендации по финансированию госзаказа на производство оружия и сам же их утверждал.

    Возможно, с этим и связана путаница со стоимостью «Молотов»: изначально речь шла о сумме порядка полумиллиона гривен, затем фигурировала цифра в один миллион гривен за единицу.

    А в уголовном производстве ГПУ, открытом 21 ноября 2016 года по факту поставки в армию партии минометов, в которых вышли из строя отдельные узлы, что привело к людским потерям, уже фигурирует сумма в 1 млн 750 тыс. гривен за единицу (поставка 80 минометов на общую сумму 140 млн гривен).

    Но сейчас главный вопрос, на который ищут ответ следователи Генпрокуратуры и Военной прокуратуры, даже не в цене, а в том, почему «минометы Пашинского» регулярно взрываются, убивая украинских военных.

    Еще полностью не завершено следствие о гибели солдат на Ровенском полигоне 6 июля 2018 года, как новый взрыв «Молота» в зоне боевых действий Луганской области 25 сентября уложил на больничную койку еще двух бойцов.

    Теперь основная задача следователей – проверить информацию о том, что комплектующие для «минометов Пашинского» изначально были некачественными. Но при этом на производстве «Молотов» кто-то хорошо заработал.

    Сам Пашинский заявил, что как никто другой заинтересован в беспристрастном расследовании, и одним из первых начал бурную активность в этом направлении.

    Но и он, и круг привлеченных им к изучению особенностей производства взрывоопасного «Молота» лиц вряд ли могут обеспечить действительно объективные выводы. Слишком много личных связей и конфликтов интересов в этом деле.

    Знакомые все люди

    Декларируемые попытки Пашинского разобраться в проблемах с «Молотом» по определению не могут быть объективными, поскольку предполагают проверку деятельности их производителя завода «Маяк», входящего в «Укроборонпром».

    Как раз во время разработки и старта производства нового украинского миномета Пашинский курировал оборонный госконцерн и входящие в него предприятия, в том числе и «Маяк». А это уже конфликт интересов.

    Более того, в «Укроборонпроме» до сих пор работает сын Пашинского Антон, что также может влиять на объективность выводов нардепа относительно производства минометов.

    Исследование финансовой стороны производства «Молотов» по странному стечению обстоятельств попало в руки связанного с Пашинским специалиста.

    По заданию Счетной палаты Украины аудит завода «Маяк» проводила Ирина Иванова, она же бывший главный консультант парламентского комитета по нацбезопасности и обороне, главой которого является Пашинский.

    Из собственных источников UA1 достоверно известно, что нардеп лично устроил Иванову на работу в свой комитет, а вся документация по «Укроборонпрому» шла исключительно через нее.

    Перейдя на работу в Счетную палату, Иванова в июле 2018-го начала работать над аудитом завода «Маяк», несмотря на еще один конфликт интересов – в системе «Укроборонпрома» работает ее супруг.

    Существенных нарушений в работе завода Иванова не нашла. А через месяц после этого ей присвоили звание заслуженного экономиста Украины.

    В то же время, по сообщениям в СМИ, Государственная аудиторская служба обнаружила снижение рентабельности активов завода «Маяк», значительный износ и недостаточное обновление производственных средств, существенную финансовую задолженность и экономические потери от партнерства с частными предпринимателями.

    Что касается комплексной экспертизы самих «Молотов», то ее возглавил директор Киевского научно-исследовательского института судебных экспертиз (КНИИСЭ) Александр Рувин.

    В свое время под его контролем проходила экспертиза в уголовном производстве в отношении Пашинского – тот в новогоднюю ночь 2017 года прострелил ногу гражданину Вячеславу Химикусу. Тогда нардепа признали невиновным, а Химикус остался инвалидом.

    Также Рувин пытался отозвать результаты экспертизы, доказывающие виновность экс-главы Фискальной службы Романа Насирова в нанесении убытков государству в размере около двух миллиардов гривен.

    Сразу после этого СМИ опубликовали фото, на которых директор КНИИСЭ запечатлен в ресторане вместе с приближенным к президенту депутатом Александром Грановским, курирующим суды.

    Достучаться до прокуратуры

    Исходя из информации о круге лиц, задействованных Пашинским в исследовании проблем взрывающихся минометов, можно предположить, что ему в общих чертах были известны итоги финансового мониторинга завода-производителя и данные комплексной экспертизы. Но у нардепа не было доступа к материалам уголовного производства ГПУ и Военной прокуратуры.

    Идейный вдохновитель и основной лоббист производства «Молотов» неоднократно пытался выведать, на каком этапе находится расследование и что удалось узнать следователям.

    Но на свои личные обращения каждый раз получал отказ – сначала от главного военного прокурора Анатолия Матиоса, потом от генпрокурора Юрия Луценко. Первый его требования проигнорировал, второй назвал просьбу Пашинского вмешательством в дела прокуратуры.

    Попытка нардепа действовать через директора КНИИСЭ также не принесла результата. На официальное письмо Рувина с требованием предоставить членам комитета по нацбезопасности и обороне результаты экспертиз в уголовном производстве о взрыве «миномета Пашинского», прокуратура ответила отказом.

    Заместитель военного прокурора Ровенского гарнизона Сергей Крипак сослался на то, что комплексная военная, баллистическая, взрыво-техническая и химическая экспертизы еще не окончены. Соответственно, нет оснований для разглашения полученных результатов.

    В конце концов, Пашинскому все же удалось убедить Юрия Луценко, чтобы тот на заседании комитета 27 сентября огласил промежуточные результаты расследования. Доклад генпрокурора показал, что волновался и нервничал Пашинский не зря.

    Установлено следствием

    Комиссия по государственным испытаниям миномета «Молот», созданная в 2016 году, установила несоответствие этого оружия ряду критериев. Таковы озвученные Луценко факты.

    В частности, испытания показали, что чаще всего в миномете отказывают два узла – предохранитель от двойного заряжания и ударно-спусковой механизм.

    Более того, сейчас следствие установило, что вместо постоянно выходящих из строя штатных предохранителей в «Молоте» часто используют похожие – производства 1938 года. Они предназначены для старых минометов советского образца и хранятся на складах Минобороны.

    Используют их по решению Генштаба, поскольку завод «Маяк», поставив на поток производство «минометов Пашинского», не позаботился о том, чтобы производить еще и запасные предохранители от двойного заряжания, которые постоянно выходили из строя.

    «Я не могу понять, почему за три года эксплуатации нельзя было наладить производство предохранителей, предусмотренных конструкторской документацией, – возмущался Луценко. – Возможно, советские точно подходят и работают так же. Но для этого нужно провести испытания, доказать, что они имеют не меньшую категорию безопасности, внести изменения в конструкторскую документацию».

    Чтобы как-то выйти из положения, служба вооружения Минобороны дала добро на использование советских запчастей. По словам Рувина, они аналогичны оригиналу от «Молота», но только из более тонкого металла и с другими конструктивными особенностями.

    Проблемы с предохранителями «Молотов» подтвердил и замначальника центрального артиллерийского управления ВСУ генерал-майор Иван Лисовый. Хотя, по поводу замены на советский аналог он высказался однозначно: «Предохранитель 1938 года, может, даже надежнее, чем тот, который выпущен сейчас. Он используется 50 лет и никогда не отказывал».

    Вместе с тем, он подтвердил еще одну важнейшую недоработку «минометов Пашинского». Из-за использования недостаточно прочного металла ударно-спусковой механизм быстро выходит из строя – буквально выгорает.

    «Вдруг через два года поняли, что нужен более стойкий к выгоранию металл, – констатирует Луценко. – Где это отражено в документации? Я не вижу конструкторских решений».

    К слову, по поводу этой конструкторской недоработки завода-производителя информация генпрокурора и Сергея Пашинского кардинально отличается.

    По данным Луценко, завод «Маяк» отказывался от гарантийного обслуживания минометов, в которых выявили этот дефект, хотя по условиям договора поставки производитель обязался обслуживать оружие в течение пяти лет.

    В то же время, Пашинский утверждает, что завод производил гарантийное обслуживание, хотя и признает, что «Маяк» пришлось буквально заставлять это делать.

    Эту же версию подтверждает и Лисовый: «Были выезды представителей завода, когда начали разлетаться хрупкие предохранители. Было трудно с ними бороться, но все же, они это сделали. Последний раз отремонтировали 45 минометов».

    Чья информация достоверна, сейчас устанавливает следствие. Единственное, в чем пока сходятся следователи прокуратуры и команда Пашинского, это качество стали для производства стволов «Молота».

    По словам обеих сторон, использованная «Маяком» оружейная сталь марки Ст-38 точно такая же, как и в советских минометах, и не вызывает нареканий. В доказательство приводят статистику взрывов «Молотов» и минометов советского образца.

    Согласно ей за три года взорвались девять «минометов Пашинского» и четыре советского производства. С учетом того, что ВСУ использует 70% «Молотов» и 20% минометов советского образца, процентное соотношение разрывов примерно одинаковое и в том, и в другом случае – 3%.

    «Ответ лежит в нескольких плоскостях, – озвучивает предварительные выводы расследования Луценко. – В конструкторской, эксплуатационной и в преступной халатности, которая привела к жертвам».

    В свою очередь, Пашинский делает акцент на неумелости бойцов, которые заряжают в миномет две мины подряд, из-за чего и происходят взрывы.

    Безальтернативное оружие

    Несмотря на то, что следствие по причинам разрывов «Молота» еще не завершено, директор госконцерна «Укроборонпром» Павел Букин заявил, что сейчас в Украине нет альтернативы этому оружию.

    При этом действует приказ о запрете использовать «минометы Пашинского» в учебных стрельбах, из них можно стрелять только в зоне военных действий. Но и там рекомендован особый режим их использования.

    Миномет должен располагаться на глубине около двух метров (окоп 110 см плюс бруствер 80 см), использующие его бойцы обязаны быть в бронежилетах и производить выстрел из укрытия, дергая шнур, чтобы не находиться непосредственно возле миномета – мало ли что.

    Кстати, даже сам Пашинский во время показательных испытаний своего детища в ноябре 2016-го побоялся стоять рядом с «Молотом».

    Сейчас Луценко предлагает Министерству обороны совместно с представителями «Укроборонпрома» провести полную ревизию всех имеющихся на вооружении ВСУ минометов «Молот» – в каком они состоянии, проводится ли их гарантийное обслуживание, есть ли в наличии запчасти.

    «Что, за год не было возможности сделать запас предохранителей, чтобы не использовать старые? Следствие будет проверять причины этого, будем сравнивать предохранители, – пообещал Луценко. – Но сейчас видится, что были использованы менее надежные детали».

    А тем временем Сергей Пашинский продолжает выбивать государственные гарантии под кредиты на финансирование военпрома, который он продолжает курировать – для «повышения обороноспособности и безопасности страны».

    Теги : Минобороны ГПУ военная прокуратура Генштаб Укроборонпром сергей пашинский Юрий Луценко Народный Фронт завод Маяк Комитет по вопросам национальной безопасности и обороны Павел Букин Ирина Иванова миномет "Молот" Сергей Крипак Александр Рувин КНИИСЭ
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ


      Архив