Государственное финансирование партий. Попытка борьбы с коррупцией в политике

    15 октября, 2015 16:47
    Верховная Рада ввела государственное финансирование партий и ужесточила их отчетность. Принятие закона было встречено позитивно, но как он будет работать и заработает ли вообще, не берется сказать никто

    «Исторический закон», «конец эпохи олигархических партий», «как введение технологии 3G или изобретение электромобилей», «скальпель для вырезания сердцевины политической коррупции» – это далеко не полный перечень эпитетов и метафор, которыми политики и эксперты характеризовали принятый Верховной Радой закон №2123-а. Называется он достаточно абстрактно – «О предотвращении и противодействии политической коррупции», а фактически касается финансирования политических партий.

    В том или ином виде подобный закон существует практически во всех странах Европы. Его принятие было одним из требований ГРЕКО – международной организации по борьбе с коррупцией. Настаивал на принятии закона и Европейский союз в рамках либерализации визового режима.

    За годы независимости в Украине сформировалась политическая система с полной партийной вакханалией. В стране официально зарегистрировано 290 политических партий, абсолютное большинство которых существуют только в реестре Минюста. Партии продаются и покупаются, переименовываются по несколько раз, полностью меняют программы и лозунги. Низкая политическая культура населения, его бедность и политическая неразборчивость приводят к тому, что за счет серьезных финансовых вливаний перед выборами можно с нуля «раскрутить» любой политический проект. На практике это доказано партиями «Народный фронт», «Украина – вперед!», свежим примером «Руха за реформы» и прочих новых проектов. Из пяти партий, которые прошли в нынешний созыв Верховной Рады только одна – «Батьківщина» имеет продолжительную стабильную историю и полноценную организационную структуру на местах.

    В такой ситуации никакого контроля за финансированием партий быть не могло. В спонсоры партии могли вписывать кого-угодно, с любыми суммами пожертвований.

    Новый закон полностью регулирует данную сферу. Сторонники его принятия пафосно заявляют, что он позволит избавить партии от олигархов, жонглирующих политпроектами в своих интересах. Что заставит политиков перестать брать деньги у людей, которые содержали их годами, представить сложно. Один из авторов закона, нардеп Сергей Лещенко признает, что в украинских реалиях он пока звучит наивно, но через несколько лет вместе с «ментальным переломом в обществе» заработает на полную.

    Тюрьма за махинации с финансами

    Обсуждая закон №2123-а, все концентрируются на государственном финансировании партий. Однако в первую очередь следует обратить внимание на условия предоставления этого финансирования.

    Верхний предел взноса от гражданина не должен превышать в год 400 минимальных зарплат (551,2 тысячи гривен), а от юридического лица – 800 минимальных зарплат (1,1 миллион гривен в год).

    Законом вводится жесткая система финансовой отчетности партий. За нарушение порядка или сроков подачи финансовой отчетности, нарушение порядка предоставления или получения партийного взноса вводится административная ответственность. За представление заведомо недостоверных сведений в финотчете партии, умышленное осуществление взноса в поддержку партии лицом, не имеющим на то права, – уголовная ответственность. Причем касается она, как физических, так и юридических лиц.

    Алла Волошина, старший аналитик Transparency International Украина, один из авторов закона, пояснила UA1, что в законе о противодействии политической коррупции вводится квазиуголовная ответственность юридических лиц.

    «Это означает, что при условии несоблюдения партией финансовой дисциплины будет применяться конфискация всего имущества партии, привлечение к уголовной ответственности представителей партии, которые осуществляли коррупционные действия в ее пользу, как юридического лица. Там очень серьезные санкции, вплоть до закрытия юридического лица, в данном случае партии», – отметила она.


    Для получения государственного финансирования партии придется ежеквартально представлять финансовые отчеты. Причем законом вводится полное раскрытие информации об имуществе, доходах, расходах и обязательствах партий. Теперь публиковать придется не только имена доноров, но адреса их регистрации и идентификационные коды.

    Кроме того, партии обязаны будут проводить ежегодный внутренний и внешний аудит. Отдельно регламентируется финансовая отчетность во время предвыборной кампании. В этот период партия сдает отчет дважды: в середине кампании и в конце, а следит за ним, кроме Национального агентства по борьбе с коррупцией, еще и ЦИК.

    На Нацагентство вообще возложены основные функции по контролю за финансовой деятельностью политических партий. По словам Волошиной, требования к финансовым отчетам, их форме и содержанию тоже будет формировать Нацагентство. Оно же будет принимать решение об отказе партии в государственном финансировании и обращаться в суд в случае выявления нарушений в финдеятельности партий.

    Проблема в том, что Нацагентство еще не начало свою работу, но Волошина ожидает, что в конце октября – начале ноября этого года оно все-таки заработает.

    Кому и сколько заплатят?

    Государственное финансирование партий будет осуществляться по двум направлениям – возмещение расходов на предвыборную кампанию и обеспечение статутной деятельности.

    На первую категорию средств смогут претендовать только те партии, которые пройдут в парламент уже на следующих выборах. Причем растраты на кампанию им возместят, не превышая рамок, установленных бюджетом.

    Значительная часть депутатов до новых выборов от государства вообще денег не получит. Так почему бы им тогда не обратиться к старым, проверенным спонсорам?

    Ежегодные средства для обеспечения деятельности партий начнут выплачивать с июля 2016 года. Причем по условиям закона до новых выборов их получат только партии, которые сейчас находятся в парламенте, а уже после новых выборов деньги будут получать все партии, преодолевшие 2%-й барьер. 

    Размер финансирования всех партий из бюджета ежегодно будет определяться по формуле: 0,02% минимальной зарплаты, умноженной на количество лиц, принявших участие в последних выборах. В нашем случае, учитывая явку 2014 года, это 442 миллиона гривен, которые распределят пропорционально результатам выборов-2014 между партиями, набравшими 5%. По подсчетам эта сумма составляет примерно 80 копеек в месяц с каждого гражданина Украины, то есть 12 гривен в год. Вот такая плата за якобы независимость партий.

    Но не будем забывать, что получат эти деньги партии только в случае полного выполнения условий финансовой отчетности.

    Также законом установлено, что верхний предел взноса в пользу партии от гражданина не должен превышать в год 400 минимальных зарплат – 551,2 тысячи гривен, а от юридического лица – 800 минимальных зарплат, что соответствует 1,1 миллиону гривен в год. В случае превышения допустимых норм финансирования на партию накладывается штраф в двукратном размере от перечисленной суммы.

    Запрещаются взносы партиям от государственных и коммунальных предприятий, иностранцев, иностранных юрлиц и государств.

    Анна Волошина отмечает, что согласно закону, партия может и добровольно отказаться от получения государственных денег, после того, как она прошла все процедуры финансовой отчетности.

    «Но это будет серьезным маркером, сигналом для избирателей – не голосовать за такую партию. После раскрытия финансовой информации избиратель будет понимать, кому принадлежит эта партия, кто ее купил», – считает эксперт.

    Проблемы закона

    Критики закона утверждают, что он может способствовать консервации политической системы и противодействию оппозиции, которую можно будет умышленно лишить финансирования, используя админресурс и придравшись к отчетности.

    Волошина полагает, что финансовая поддержка партий, которые наберут 2% голосов избирателей на следующих выборах, но не попадут в парламент, создает хорошие условия для политической ротации и смены политсил в стенах парламента.

    С другой стороны, Ольга Айвазовская, координатор избирательных и политических программ гражданской сети "Опора", в комментарии UA1 отметила, что консервация, в хорошем понимании этого слова, наоборот была бы полезна украинской политической системе, в которой политпроекты сменяются с калейдоскопической скоростью.

    Закон о госфинансировании партий был принят еще во времена Леонида Кучмы, но так и не заработал, потому что в годовом бюджете не находилось на него денег.

    Вместе с тем, схема финансирования партий, сформированная новым законом, действует только в рамках пропорциональной избирательной системы, которой в Украине пока нет. И непонятно, как деньги будут распределяться в нынешней Раде, которая наполовину состоит из мажоритарщиков. Получается, что значительная часть депутатов до новых выборов от государства вообще денег не получит. И почему им тогда не обратиться к старым, проверенным спонсорам?

    А те партии, которые наберут 2% рейтинг, – не будут ли они уже профинансированы олигархами для получения такого рейтинга?

    И вообще, хотят ли сами нынешние политические силы стать самостоятельными? Те, которые уже прошли в Раду, – сомневаюсь.

    Будет ли это работать?

    Анна Волошина признает, что по своей доброй воле и инициативе партии не захотят в одночасье следовать финансовой дисциплине, которой от них требует закон.

    «Вместе с тем, есть общественные организации и журналисты, которые будут очень тщательно следить за тем, чтобы закон выполнялся. В Украине всегда есть проблемы с имплементацией законодательства, особенно антикоррупционного. Но только повышенное внимание со стороны общества поможет выйти на желаемый результат», – отмечает она.

    Ольга Айвазовская согласна, что введение государственного финансирования – это, в целом, позитивная практика, и только при его наличии можно обеспечить прозрачность работы самих партий.

    При этом эксперт напомнила, что практика введения госфинансирования партий на уровне законодательства в Украине уже имела место. Соответствующий закон был принят во времена Леонида Кучмы, но так и не заработал, потому что в годовом бюджете не находилось на него денег.

    Сейчас ситуация с бюджетом еще более сложная, и лишних 442 миллионов гривен в нем явно нет.

    «Вопрос в том, как именно в Украине это будет реализовываться, насколько эффективно институция, которая должна обеспечивать контроль, в том числе и за отчетностью, будет анализировать эти материалы. И насколько сами партии заинтересованы в том, чтобы получать бюджетные средства, которые, конечно, будут в разы меньше, чем финансирование, которое они могут получать сегодня без каких-либо отчетов», – констатирует Айвазовская.

    Идея закона правильна, и с чего-то реформирование данной сферы начинать нужно. Но все нововведения смогут работать только при условии, что заработает вся антикоррупционная система в государстве. А если пока коррупцию не победили ни на одном уровне, ни в одной сфере жизни украинцев, то, естественно, не исчезнет она и в политике с принятием одного закона.

    Теги: коррупция Верховная Рада Леонид Кучма выборы Национальное антикоррупционное бюро антикоррупционная стратегия Transparency International цик финансирование партий закон №2123-а
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив