Головная боль Порошенко: прокуратура, которую нужно мирить

    24 июля, 2015 12:07
    Последние несколько недель прокуратура остается одним из главных источников новостей и скандалов в украинском информационном пространстве. После Революции Достоинства в стране сменилось уже три Генеральных прокурора, но прогресса в реформировании ведомства пока нет
    Пресс-служба Президента Украины

    Ситуация дошла до противостояния внутри самой структуры, которое стало достоянием общественности и вынудило вмешаться в ситуацию лично президента Петра Порошенко. Прокурорские войны развернулись на фоне старта конкурса на вакансии руководителей местных прокуратур – первого мероприятия долгожданной реформы ведомства, которую постоянно откладывали.

    UA1 выяснял, есть ли шансы на реальные изменения в прокуратуре при нынешнем руководстве, или старая система сможет успешно противостоять всем попыткам внедрения новаций.

    Проблемная прокуратура

    Из всех органов государственной власти, подконтрольных президенту, прокуратура становится главной “головной болью” Петра Порошенко. За полтора года ГПУ не особо продвинулась в вопросе расследования расстрела Майдана, преступлений команды бывшего президента Виктора Януковича, конфискации их имущества, борьбе с коррупцией.

    Генпрокурор Шокин ярко начинал – с дела против одного из лидеров Партии регионов Александра Ефремова, но реальных результатов страна так и не дождалась. Из одиозных личностей никто в тюрьму так посажен и не был, Клюев сбежал, судьи Печерского суда продолжают судить – и вот уже за отставку Шокина собирают подписи в Верховной Раде.

    Развернув внутреннюю борьбу в самом ведомстве, ГПУ сумело испортить даже свое главное достижение за все время новой власти – поимку с поличным высоких чинов прокуратуры.

    Внутренние разборки

    Под руководством “новой команды” в Генеральной прокуратуре – заместителей Генпрокурора Давида Сакварелидзе и Виталия Касько – было проведено расследование и спецоперация по задержанию заместителя председателя главного следственного управления ГПУ Владимира Шапакина и заместителя прокурора Киевской области Александра Корнийца.

    Вдоволь насладиться первым триумфом в борьбе с коррупцией страна не успела. Старая система воспротивилась атаке на своих людей.

    Прокуроров задержали по подозрению в получении взятки в размере 150 тысяч долларов. В результате обысков у них были выявлены наличные средства на сумму около 500 тысяч долларов и драгоценности.

    Столь громкого задержания в Украине еще не было, но вдоволь насладиться первым триумфом в борьбе с коррупцией страна не успела. Старая система воспротивилась атаке на своих людей.

    Задержание прокуроров проходило в то время, когда Генеральный прокурор Виктор Шокин находился в отпуске, а его обязанности выполнял первый заместитель Владимир Гузырь.

    Гузырь о готовящейся операции ничего не знал, что привело к конфликту внутри ведомства. Арестованных Шапакина и Корнийца связывают с Гузырем давние хорошие отношения, их называют “людьми Шокина и Гузыря”. Шапакин получил свою должность с приходом Гузыря в ГПУ, а Корниец – еще при Генпрокуроре Виталие Яреме.

    “Старая команда” пыталась получить разрешение на обыск у следователей и прокуроров, расследовавших дело Шапакина и Корнийца. На что “молодые” ответили установкой веб-камеры напротив комнаты в Генпрокуратуре, где содержались вещественные доказательства по данному делу.

    По данным разных источников Гузырь даже возбудил уголовное дело против Сакварелидзе за нарушения при задержании прокуроров, но в ситуацию впервые вмешался президент. Для прекращения набиравшего популярность в прессе и обществе скандала Петр Порошенко провел встречу с Гузырем и Сакварелидзе, на которой похвалил ГПУ за задержание прокуроров-взяточников и заявил, что берет это дело под личный контроль.

    После встречи у президента Гузырь заявил, что у него нет конфликта с Сакварелидзе, против которого никогда не было никаких уголовных дел, а служебная проверка не выявила нарушений при задержании прокуроров.

    Однако спустя неделю “старая команда” ГПУ вновь озаботилась спасением своих товарищей. Уголовное дело было возбуждено в отношении следователей, которые инициировали обыски у Шапакина и Корнийца.

    Заместитель генпрокурора Виталий Касько публично заявил о давлении на следователей и процессуальных прокуроров, которые участвовали в громкой операции, со стороны заместителей генпрокурора Гузыря и Юрия Столярчука. 

    Касько возмутился, что Шапакина и Корнийца до сих пор не уволили из органов прокуратуры, – вместо этого Гузырь лишь временно отстранил их за “позорный поступок”. Замгенпрокурора был уверен, что дело против так называемых “бриллиантовых прокуроров” хотят развалить. “Старая команда” даже пыталась получить разрешение на обыск у следователей и прокуроров, расследовавших дело Шапакина и Корнийца. На что “молодые” ответили установкой веб-камеры напротив комнаты в Генпрокуратуре, где содержались вещественные доказательства по данному делу.

    Позор ГПУ вновь пришлось останавливать Порошенко. На этот раз он провел встречу с Шокиным и Сакварелидзе, которая закончилась публичным подписанием изменений в закон “О прокуратуре”, принятых Верховной Радой. Глава государства вновь прибегнул к личному вмешательству для “сохранения собственного лица” (все-таки ГПУ – его зона ответственности) и примирения сторон. Но вот только надолго ли?

    Ожидаемый конфликт

    После встречи у Порошенко Сакварелидзе заявил, что Шокин личным указом закрыл все производства в отношении следователей и прокуроров, которые участвовали в спецоперации против Шапакина и Корнийца.

    Одним из направлений реформы было создание в ГПУ управления по расследованию преступлений, совершенных прокурорами, – так называемой Генеральной инспекции.

    По словам замгенпрокурора, на данный момент у него с Шокиным нет конфликта, который бы сделал невозможной их дальнейшую совместную работу. В тоже время Касько подтвердил, что с Шокиным у него конфликта нет, а с Гузырем и Столярчуком есть.

    В принципе, столкновение двух подходов внутри прокуратуры было неизбежным. В какой-то степени – это столкновение эпох. Шокин, Гузырь, Столярчук начали работать в органах прокуратуры еще в 80-х годах прошлого века. По сути, они и формировали систему украинской прокуратуры, просуществовавшей в стране 24 года, они – ее неотъемлемая часть.

    Касько и Сакварелидзе – люди в прокуратуре совсем новые, пришедшие со стороны. Естественно, что старая система начала противостоять и огрызаться при первых наступлениях на нее.

    Задержание Шапакина и Корнийца – первые результаты реформы прокуратуры, разрабатываемой Сакварелидзе. Одним из ее направлений было создание в ГПУ управления по расследованию преступлений, совершенных прокурорами, – так называемой Генеральной инспекции. Следствием в данном управлении руководит Сакварелидзе, а процессуальным руководством – Касько. Расследованием против “бриллиантовых прокуроров” занималось именно это новое управление.

    После последней встречи с Порошенко Сакварелидзе заявил, что президент заверил его в полной поддержке работы Генеральной инспекции. Замгенпрокурора утверждает, что ожидал внутреннего сопротивления со стороны системы, но и первые успехи новой структуры, по его мнению, нельзя не заметить.

    Противостояние не закончено

    Юрист, эксперт Реанимационного пакета реформ Александр Банчук уверен, что скандалы между “старой” и “новой” командой в ГПУ будут постоянно возникать и в будущем.

    “Нужно просто решить один вопрос – куда мы движемся: консервируем ситуацию, как она есть сейчас, или очищаемся. При задержании каждого следующего высокопоставленного чиновника будет такой ступор. Нормальная система так функционировать не может”, – отметил он в разговоре с UA1. 

    Эффект от вмешательства президента Банчук назвал временным: “Ситуация такая, что просто дали таблетку от головной боли, но причину не устранили”.

    Депутат Верховной Рады от фракции “Самопомощь”, юрист Елена Сотник считает, что Порошенко не сможет постоянно выступать примирителем между людьми, которые работают в одной системе.

    “Мне кажется, что наступит критический момент, когда президенту придется выбирать. Либо убирать старую верхушку (в прокуратуре), признавая, что мы идем путем, когда независимо от должностей и приближенности к руководству, в случае совершения преступления человек будет наказан. Либо выбирать метод точечных, выборочных решений, которые кардинальных изменений не принесут”, – отметила депутат в комментарии UA1.

    По мнению Сотник, старые кадры уже никогда не смогут принять новых подходов, в связи с чем конфликты внутри Генпрокуратуры неизбежны.

    “У людей совершенно разные видения и цели, ужиться вместе невозможно. Для достижения результатов нужно давать ребятам (“молодой команде”) мандат на радикальные решения”, – резюмировала Сотник.

    Будущее Шокина

    О приближении отставки нынешнего Генпрокурора сейчас не говорит только ленивый. Слухи приписывают Шокину тяжелую болезнь, хотя сам Виктор Николаевич недавно заявил, что ничем не болеет, а только опасается покушения на свою жизнь “из-за активной антикоррупционной деятельности”.

    В последние дни Шокин особо активен – заявляет о представлении на снятие неприкосновенности и привлечении к уголовной ответственности очередного народного депутата, борется с коррупцией в Центре оценивания качества образования, предлагает создать молодежную прокуратуру.

    У Шокина есть шанс выступить своеобразным буфером, громоотводом для всего негатива, который собирает на себе ГПУ, пока Сакварелидзе и его команда будут проводить реформы ведомства.

    Депутаты тем временем собирают подписи за отставку Генпрокурора, хотя пока их не хватает даже для внесения вопроса на рассмотрение в зал, не то, что для проведения результативного голосования.

    Сотник констатирует, что без решения президента провести отставку Шокина будет проблематично, плюс необходимо понимать, кто его заменит.

    Александр Банчук, в свою очередь, полагает, что увольнение Шокина сейчас не выгодно Порошенко, ведь фактически это будет признанием ошибки главы государства.

    “Любое решение вопроса c Генпрокурором будет рассматриваться, как минус президенту. Получится, что он ошибся с Яремой, теперь ошибся с Шокиным. Еще раз признавать, что кадровое решение не отвечает вызовам общества, никто не хочет”, – считает эксперт.

    Тем временем у Шокина есть шанс выступить своеобразным буфером, громоотводом для всего негатива, который собирает на себе ГПУ, пока Сакварелидзе и его команда будут проводить реформы ведомства, получив таким образом возможность полностью сконцентрироваться на этом.

    Сакварелидзе называют и главным претендентом на должность нового Генерального прокурора, но сам экспат от такой перспективы всячески открещивается, подчеркивая, что не собирается возглавлять ГПУ, во главе которой должен находиться только украинец.

    Впрочем Банчук уверен, что Шокин никак не сможет изменить действующую систему в прокуратуре, или позитивно повлиять на нее – “как дети не могут пойти против своих родителей, так и он не может пойти против системы, которая его воспитала, в которой он работал всю жизнь”.

    При этом Елена Сотник напоминает, что конфликтная ситуация в прокуратуре была развязана не столько Шокиным, сколько его замами – Гузырем и Слипенчуком.

    “Если Шокин хочет показать, что он готов к изменениям, он должен этих людей уволить. Тогда можно будет говорить о том, что есть какая-то воля у Генпрокуратуры к изменениям. Но пока мы видим, что он сохраняет старые кадры и опирается на них”, – почеркнула депутат.

    На данный момент процесс реформы прокуратуры только запущен и находится на начальном этапе. Законодательные изменения разработаны и приняты, но в реализации большинства положений реформы действует переходный период, за время которого предполагается обновить личный состав и очистить систему от нежелательных элементов.

    Открытый конкурс на вакансии руководителей местных прокуратур стартовал 20 июля, о задержании новых прокуроров-взяточников ГПУ сообщает чуть ли не каждый день, своей очереди ждет система самоуправления прокуроров, совет прокуроров, конференция прокуроров.

    Конечно, темпы реформы пока не впечатляют, и, естественно, что при замене людей на почти 2,5 тысячи должностей будет противодействие и сопротивление системы. В такой ситуации власти важно наконец-то продемонстрировать наличие реальной воли к проведению реформ и готовность жестко пресекать саботаж изменений. Ведь переходные периоды не могут длиться вечно.

    Теги: реформы ГПУ шокин Порошенко владимир гузырь сакврелидзе Владимир Шапакин Александр Корниец Виталий Касько Юрий Столярчук
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив