ЕС и Украина: мозаика отношений

    22 апреля, 2015 12:40
    Украина не получит безвизовый режим с ЕС на майском саммите «Восточного партнерства» в Риге. Однако этот досадный факт не означает краха европейской интеграции официального Киева. На очереди – ревизия отношений с нашими партнерами и союзниками и активизация реформ внутри Украины

    В Старом Свете любят фразу «Демократия – это процедура». Ее берут на вооружение в тех случаях, когда хотят объяснить очевидные для европейцев вещи тем, кто их не понимает. В Украине оказались не готовы предметно отвечать за громкие обещания касательно борьбы с коррупцией и изменений общественно-политического климата в стране. Поэтому на саммите в Риге не будет политических решений, разве что ЕС сделает неглубокий дипломатический реверанс, на который украинским руководителям придется отвечать благодарным поклоном. Однако некоторые аспекты евроинтеграции стоит выяснить уже сейчас. 

    Хочу подчеркнуть: для многих стран ЕС Украина выглядит как реформированная, большая, проблемная страна, которая к тому же является жертвой агрессии со стороны России. Сближение с сине-желтыми для звездно-синих не выглядит насущной необходимостью еще и потому, что наше государство очень слабо убеждает европейских партнеров в своей нужности Евросоюзу. Да, в нынешнем конкурентном мире за место под Солнцем нужно бороться реально, а не в процессе сплошной имитации. 

    Фрау М и другие 

    Даже государства, которые являются последовательными союзниками и адвокатами Украины, имеют в этих действиях собственный интерес. Пока не экономический, а больше политический. Например, последовательная защитница украинских интересов в ЕС президент Литвы Даля Грибаускайте недавно начала вторую президентскую каденцию, после которой может претендовать на место в европейских структурах. Борьба за Украину – неплохой трамплин к этому. К тому же Литва и Украина имеют общую историю, но не имеют общей границы, что существенно уменьшает конфликтный потенциал между ними. 

    Тяжелая общая история у польско-украинских отношений, однако формула «Прощаем и просим простить» все же работает. Хотя и не без эксцессов и проблем вроде чествования Верховной Радой борцов за независимость Украины сразу после выступления польского президента с парламентской трибуны. Он, кстати, выглядит одним из элементов предвыборной деятельности Бронислава Коморовского, хотя можно говорить, что любой глава Польши будет заинтересован в развитии добрососедских отношений с Украиной. 

    Существенную трансформацию пережила позиция канцлера Германии Ангелы Меркель. Если раньше она относилась к Украине довольно скептично, то сегодня выступает прорабом ЕС в создании системы санкций против России. «Украинский вопрос» для мощного европейского политика сегодня выглядит одним из ключевых. 

    Политики, полезные Кремлю 

    К громким и скандальным заявлениям чешского президента Милоша Земана в Европе уже привыкли. Похоже, политическое соперничество с Вацлавом Клаусом и личные недостатки сделали чешского президента пророссийским посмешищем даже в глазах собственных сограждан. Однако его активно использует российская пропаганда для личных нужд. 

    Не менее интересными персонажами являются премьеры центральноевропейских стран, граничащих с Украиной – словацкий Роберт Фицо и венгерский Виктор Орбан. Оба пытаются поддерживать экономические и политические отношения с Россией, хотя и не решаются открыто выступать против стратегической линии ЕС. Кстати, именно через территорию Словакии и Венгрии идет львиная доля газового реверса в Украину. Ситуация с этими политиками неоднозначна и требует постоянного внимания со стороны нашего МИД. 

    По-другому складываются отношения между Россией и Грецией. Тамошний премьер Алекс Ципрас не скрывает симпатий к Кремлю, ведь возглавляемая им коалиция «СИРИЗА» пришла к власти на фоне критики мер ЕС, направленных на восстановление финансовой дисциплины на земле Эллады. Греческие политики известны своим пафосным отношением к роли страны в становлении европейской цивилизации, поэтому активно злоупотребляют своим положением. Отношения Афин с Брюсселем напоминают игру картежников, где каждый блефует и пытается надавить на партнера. 

    Старые друзья Путина 

    Стоит заметить, что российских агентов влияния немало и в странах старой Европы. Вполне можно предположить, что Кремль использует наработки еще советских времен, когда спецслужбы СССР активно работали с политической элитой Европы. Не будем сбрасывать со счетов и фактор «газпромовских» денег, которых в течение длительного времени было достаточно для решения проблем европейских политиков. Показательный пример – Герхард Шредер, который после завершения полномочий бундесканцлера почти сразу возглавил компанию «Нордстрем», эксплуатирующей газопровод между Россией и Германией. 

    Французский президент Франсуа Олланд ныне прочно держится в кильватере Ангелы Меркель, однако его популярность не слишком высока. Россия активно и практически не скрывая этого, поддерживает его основных конкурентов – Николя Саркози и Марин Ле Пен. Возможно, слишком радикальная лидер «Национального фронта» так и не сможет стать президентом, но шансы Саркози на возвращение в Елисейский дворец неплохие. 

    Ветераном пророссийской политики в Европе можно назвать Сильвио Берлускони – настоящий итальянский олигарх охотно играл с Россией в бунга-бунга и другие интересные игры. Его нынешний уход от рычагов управления государством никого не должен вводить в заблуждение – влияние Кавалера, как называют Берлускони, достаточное. К тому же Россия поддерживала не только его, но и политического конкурента Берлускони, Романо Проди. Практически все упомянутые выше политики отличились пророссийскими заявлениями после аннексии Крыма и введения санкций против России. 

    Что делать? 

    Против Украины в значительной степени играют даже не российские агенты влияния, а непоследовательность собственной внешней политики. Надеюсь, что на Банковой и на Михайловской площади понимают реальность угрозы потери субъектности и превращения в ресурсный кусок для амбициозных и более успешных соседей. Поэтому Украина должна не только отмерять успехи результатами евроинтеграции (они будут в лучшем случае среднесрочными), а уже сейчас искать основы для центрально-европейской идентичности, развивать отношения в Балтийско-Черноморском регионе, попытаться реанимировать ГУАМ. Иными словами – не превращать евроинтеграционные процессы в фетиш, а наполнять их содержанием реальных дел.

    Теги: Россия Евросоюз евроинтеграция
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ



      Архив