Для Порошенко нет ограничений, сегодня он царь – нардеп Деревянко

    16 ноября, 2017 10:36
    Кто финансирует лагерь протестующих под парламентом, как Порошенко собирается выиграть выборы и будет ли среди его конкурентов Вакарчук – в интервью для UA1

    Единственного представителя «Руха новых сил» в парламенте Юрия Деревянко часто можно встретить в лагере протестующих под парламентом и на сцене на площади Конституции. Вместе с тем, он один из самых дисциплинированных нардепов, пропустивший всего 8% заседаний.

    Он называет смешным тезис о нерушимости президента, считая это вопросом, который рано или поздно перед Порошенко поставит народ. И уверен, что нельзя сидеть, сложа руки и ожидая, пока «заклятые друзья» из БПП и «Народного фронта», поделившие страну на двоих, сами нейтрализуют друг друга. Нужно действовать прямо сейчас, и чем больше людей это поймут и захотят, тем скорее произойдут изменения – быстро, бескровно и без больших потрясений.

    В интервью UA1 нардеп рассказал, кто может стать единым кандидатом от оппозиции на выборах президента, каким образом окружение Порошенко в ближайшее время намерено нейтрализовать НАБУ, и чем чревата регистрация неприятных президенту законопроектов. А также о том, какие гражданские акции в будущем планирует «Рух новых сил».

    12 ноября состоялся первый Марш возмущенных. Довольны ли Вы его проведением и поддержкой людей? Ведь Ваши оппоненты говорят, что людей было мало, как для такой акции, и широкой поддержки у нее нет.

    Никто людей не свозил. Была ужасная погода – дождь, снег, ветер, было очень холодно. Но в результате пришло огромное количество киевлян. Все относительно – много или мало.

    Я не считаю, что людей было мало, с учетом того, что власть всячески пытается информационно блокировать наш протест и максимально его дискредитировать. Но мы понимаем, что уже хватит.

    Хватит сидеть в стороне. Хватит смотреть, как во время войны коррупция в высших эшелонах власти не только вредит, а еще и убивает наших солдат. Бронетехника, купленная на предприятии Порошенко втрое дороже, и нужно еще выяснить ее качество. Катера, которые также продаются по завышенным ценам. Рации, которые покупаются не у лучшего производителя, но где можно получить откат.

    На Марше было озвучено, что власти дают срок до 3 декабря, чтобы выполнить требования протестующих. Почему именно эта дата, и что будет дальше?

    3 декабря мы будем проводить большое вече. Кстати, вече будет и в это воскресенье. Наши требования остаются неизменными – это закон об Антикоррупционном суде, закон об импичменте президента, закон о выборах.

    И что будет, если власть вас не услышит?

    Власть может не услышать меня, нас с вами вдвоем, впятером. Может даже не услышать десятки и сотни людей. Но власть не может не слышать сотни тысяч или миллионы украинцев.

    Поэтому наше задание донести до людей, что те, кто остался в лагере под Верховной Радой для мирного протеста, жертвуют своим здоровьем, временем, силами ради всех украинцев – и тех, кому эта власть нравится, и тех, кому не нравится.

    Прошло четыре года, и сегодня у нас нет ни справедливых судов, ни реальных изменений правил формирования власти – я говорю о законе о выборах. Через год снова будут выборы, и мы снова по коррупционным правилам будем выбирать новый парламент, который будет еще хуже, чем этот.

    Мы боремся за то, чтобы нас с вами не грабили. Потому что когда олигархи протягивают в парламент своих представителей, то потом нас с вами грабят при помощи тарифов, лишения льгот. И в то же самое время они выбивают для себя какие-то преференции. Создают для бизнеса такие условия, что лучше отсюда вообще уехать, и мы сейчас видим, как люди массово уезжают за границу.

    Вы вспомнили людей в лагере под парламентом. Ходит много слухов о том, кто финансирует лагерь. Ведь топливо для генераторов, дрова, еда стоят денег. Говорили о деньгах ФСБ, деньгах беглых регионалов, Коломойского. Кто материально поддерживает протест?

    Нам помогают обычные люди – там есть ящик для пожертвований, есть официальный счет. Помочь может любой, например, привезти дрова или оказать любую другую помощь. Это просьба ко всем. Помощь нужна, потому что люди истощаются, наши активисты, которые приезжают помогать на два-три дня из регионов, тоже быстро устают.

    Но мы не хотим сложить руки и сказать, что нужно разойтись, потому что ничего не вышло. На самом деле есть небольшие продвижения – первое чтение Закона о выборах, проголосовали за снятие неприкосновенности. Но этого недостаточно.

    Мы хотим иметь нормальную порядочную власть и не хотим президента, у которого нет ни единого ограничения. Сейчас это реальный царь. Нет ни единого органа, который сегодня может его привлечь к ответственности.

    То есть нужен Закон об импичменте. Но оппоненты этой идеи утверждают, что достаточно 111 статьи Конституции, которая предусматривает устранение президента от его должности. Так нужен ли дополнительный закон?

    Те, кто рассказывает о 111 статье Конституции, не хотят реализовать процедуру импичмента. Сколько эта статья действует, а мы даже Януковичу не могли объявить импичмент. Она не работает.

    Например, она предусматривает наличие специальных временных следственных комиссий, формирование которых не прописано. Она предусматривает наличие специального прокурора и специальных следователей – кто это такие, и из круга каких специалистов они выбираются? Кем, в каком количестве? Этих всех процедурных моментов не существует.

    Но представители БПП говорят, что ничего не нужно, есть 111 статья. Им такие темники на Банковой подготовили, они ходят и распространяют эту ложь.

    Мой закон об импичменте базируется на всех нормах 111 статьи. Он четко указывает, как эта процедура может быть осуществлена. В том числе предусматривает отстранение президента от должности на время расследования, чтобы он не давил на прокуроров, не задействовал те рычаги, которые может задействовать человек, возможно, совершивший преступление. На этот период его функции выполняет глава Верховной Рады.

    У нас был период, когда Турчинов выполнял президентские функции, и не было никаких проблем, хотя мы были в состоянии войны, ничего со страной не случилось.

    Такой закон есть во всех цивилизованных странах. Мало того, есть случаи, когда он применялся. Два года назад президенту Южной Кореи объявили импичмент. Импичмент объявляли президенту Бразилии. В 2004 году в ходе импичмента отправили в отставку президента Литвы. В отношении Никсона начинали процедуру импичмента, и он досрочно ушел с должности. Это работает.

    А что у нас происходило? Был Кучма – произошла Оранжевая революция. Был Янукович – начались расстрелы, не говоря уже о грабеже страны. Сейчас та же самая история: есть панамские документы, есть «райские оффшоры», есть окружение Порошенко с топливом, которое продают армии, есть нефтепровод, который крышует президент и бизнес Медведчука.

    Мы по этому поводу обращаемся ко всем, и все нам пишут – и СБУ, и генпрокурор: мы не можем расследовать. Этим должна заниматься специальная временная следственная комиссия.

    Уже сейчас понятно, что Порошенко любой ценой пытается обеспечить себе и своей партии победу на предстоящих выборах. Как Вы считаете, какой сценарий может использовать Банковая, чтобы Порошенко остался президентом?

    Закон о госслужбе – это откат, шаг назад, потому что он вывел глав областных и райгосадминистраций из категории госслужащих и сделает их партийными функционерами, которые теперь будут агитаторами с рычагами влияния на местах. Так было у Януковича – один к одному. Он всех загонял в «Партию регионов».

    И мы знаем, как сейчас проходили выборы в объединенные территориальные громады. К кандидату, который мог реально выиграть, приходили и объясняли, что если он будет в БПП, то у него есть шансы. Если нет, то он получит порцию грязи, кучу неприятностей, и шансов выиграть у него будет очень мало. Вот так результаты и достигаются.

    Это делал Янукович и очень грустно, что сегодня мы имеем Януковича-2. Но мы также видим, что Янукович-1 ничего не получил, в конце концов.

    А чем Вы объясните тот факт, что расшатать Порошенко пытаются и оппозиция, и заклятые друзья по коалиции, но никому это не удается. В чем секрет, что именно удерживает его в кресле президента?

    Я не считаю, что кто-то его так уж расшатывает. Я думаю, что он сам себя расшатывает, и это вопрос времени. И если его нерушимость заключается в том, что у него уровень поддержки 5%, ну хорошо, значит, это его стабильность. Не считайте 52% рейтинга президента, который упал до уровня менее 5%, нерушимостью.

    Кстати, способностью крепко держаться за должность Порошенко напоминает своего фактического оппонента во власти – Арсена Авакова. Еще один «непорушний».

    Знаете, это ваше «непорушний» напоминает мне времена Януковича, когда Захарченко был министром внутренних дел, Якименко был главой СБУ, и в зале у них было своих 180 человек да еще разных приспособленцев под 250. И тоже рассказывали, что Янукович такой «непорушний».

    Это вопрос времени и вопрос отношения украинцев к тому, что происходит. Поэтому я не вижу в них никакой нерушимости – я вижу, что они просто обманывают людей. И люди рано или поздно скажут: «Хватит!».

    Независимо от того, когда состоятся президентские выборы, оппозиция будет выдвигать своих кандидатов. Обсуждается ли сейчас возможный единый кандидат от оппозиции, и кто им может стать?

    Точка зрения «Руха новых сил» заключается в том, что от оппозиции должен быть праймериз. Все кандидаты должны подписать критерии, по которым этот праймериз пройдет, определить три-пять международных агентств, которые замерят рейтинги. И потом получившего наибольшую поддержку должны все поддержать, чтобы от оппозиции была одна кандидатура, которая сможет победить.

    А как Вы относитесь к слухам, что одним из конкурентов Порошенко на президентских выборах может стать Святослав Вакарчук?

    Я не знаю, кто кому может составить конкуренцию. Я считаю, что важно определить принцип, по которому оппозиции хорошо было бы продвигать одного согласованного кандидата. Но этот кандидат должен четко сказать, какой план действий у него есть, что он будет делать, и что мы все вместе готовы делать.

    Вы являетесь членом парламентского антикоррупционного комитета. Примерно с марта, когда в комитет ввели трех депутатов из БПП, его работа разваливается, а председатель комитета Егор Соболев фактически теряет над ним контроль. Сейчас говорят, что коалиционные нардепы собирают подписи о его отстранении от должности председателя комитета. Так ли это, и что Вы об этом думаете?

    У нас комитет, в котором представлены все политические силы, и у нас не было никаких политических доминирований. Мы профессионально рассматривали вопросы, касающиеся борьбы и предотвращения коррупции.

    Когда в наш комитет в начале года десантировали трех представителей БПП, это было сделано с одной целью – увеличить часть влияния партии Порошенко с тем, чтобы комитет начал принимать решения, которые хочет президент.

    Основная задача – укротить НАБУ. Его директор по закону может быть отстранен только в случае, если независимый аудит сделает негативный вывод.

    Аудит проводят три аудитора – один от Гройсмана, один от Порошенко и один от Верховной Рады. От Гройсмана и Порошенко – это одно и то же, а в Верховной Раде за аудитора идет борьба.

    Наш комитет является профильным, поэтому мы проводим конкурсный отбор кандидатов. Те, кого мы предлагаем, реально независимы. Это экс-прокурор США Марта Борщ, испанский прокурор Кастресана. В Украине никто не может на них влиять, и это специалисты с колоссальным опытом.

    Но Порошенко их не хочет. И клептократическое большинство из БПП и НФ также этого не хотят. Поэтому выбор простой: или через комитет протянуть того, кто им нужен, или, если комитет будет несговорчивым, снять главу комитета. Потом поставить своего, формально протянуть аудитора, забросить его кандидатуру в зал Верховной Рады и проголосовать.

    Нынешние их шаги – это срыв заседаний, потому что два заседания уже были сорваны. Планируется атака на Егора Соболева, чтобы снять его с должности. Но конечной целью всего этого действа является НАБУ. Потому что оно сегодня расследует дела против Мартыненко, против Насирова, против компаний ближайшего окружения президента.

    Касательно расследований. Сейчас Вами очень заинтересовалась Генпрокуратура. Что ищут и пытаются доказать?

    10 сентября мы перешли границу в Шегинях, а 12 сентября Генпрокуратура возбудила уголовное дело о якобы неуплаченных налогах. И очень активизировала его после того, как я зарегистрировал законопроект об импичменте президента.

    Дело возбудили по представлению нардепа от БПП Ивана Винника, он написал, что в 2015 году я не заплатил какие-то налоги. И для того, чтобы проверить 2015 год, они решили проверить 18 лет моей жизни – с 1999 года.

    Вчера был на допросе, мне дали акт, в котором налоговая написала, что в 2015 году я спрятал 289 млн гривен дохода и не заплатил 62 млн гривен налогов. Это притом, что у меня и моей жены официально задекларированы доходы – не более 500 тыс. гривен за год. Мне так и не смогли объяснить, откуда они взяли эти цифры. Такой вот подход.

    И как с учетом таких подходов сделать так, чтобы изменить ситуацию – поменять не только фамилии первых лиц государства, а всю систему?

    Нам нужно найти 300 человек, которые придут в парламент на одну каденцию и четко скажут – мы идем, чтобы сделать, например, не 450 депутатов, а 300, чтобы снять неприкосновенность, чтобы был закон об импичменте. То есть несколько понятных вещей, которые меняют страну системно, о которых все говорят, но ничего не происходит уже 25 лет.

    Эти люди должны сбалансировать любого следующего президента. Если президент плохой, они могут принять закон, преодолев его вето. Могут объявить импичмент, если он будет плох. Этих людей нам нужно быстро найти, и мы начинаем этот процесс.

    Естественно, нужно поменять Закон о выборах, потому что мы не можем идти на выборы, которые стоят 50 или 100 млн долларов для каждой политической партии. Нужно убрать подкуп из этого процесса.

    Они есть, эти 300 украинцев, это примерно по 10-12 людей из каждой области. Не обязательно известные политики – просто обычные люди с хорошим образованием. Это реальный шанс, иначе будем плыть долго, нудно и болезненно.

    У нас кризис доверия после Революции Достоинства, отчаяние, если хотите. Думали, что все, кто сел в кресла, будут делать реальные реформы, а они обогащаются. Они пришли для обогащения.

    Президент пришел для того, чтобы стать еще большим олигархом. Его «Рошены» везде. Ему что, денег мало? Миллиарда недостаточно, нужно три? Больше?

    Когда люди приходят, чтобы реализовать свои амбиции и войти в историю, это одно. А когда приходят, чтобы получить полтора миллиарда или миллиард, а нам рассказывать о рыночных механизмах и рыночных тарифах, то имеем то, что есть сейчас.

    Теги : США генпрокуратура СБУ Порошенко Саакашвили Арсен Аваков протест Янукович БПП выборы Народный Фронт Святослав Вакарчук НАБУ егор соболев Иван Винник импичмент юрий деревянко Рух Новых Сил аудитор НАБУ
    ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ
    Комментарии
    1000 символов осталось
    ТОП МАТЕРИАЛОВ


      Архив